В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

Топонимы Мурмана, А. А. Минкин


Что где промышляли?

Однако немало названий и саамских. Левый приток Поноя, текущий с Кейв, — Кульйок, или Кулийок, — в переводе на русский язык означает Рыбная река. В бассейне реки Восточная Лица есть озеро Кульявр, что по-русски будет звучать как Рыбное озеро.

Широко известен, не только в нашей стране, но и за ее пределами, полуостров Рыбачий, популярность которого особенно возросла после Великой Отечественной войны. Здесь, на скалистых берегах Баренцева моря, на дальних подступах к Мурманску, всю войну стояли наши мужественные воины.

С давних пор близ берегов Рыбачьего поморы ловили рыбу. Привлекали их сюда удобные бухты, климат, смягченный теплым течением, и хорошие промыслы трески. Уже в XVII веке тут было 16 рыбацких становищ со 109 промысловыми избами.

Долгое время Рыбачий назывался Мотовским наволоком. Составители «Книги Большому чертежу» сообщают, что «от морских пролив к речке Ситовке (Титовке. — А. М.) волок Мотка 15 верст. А промеж того волоку у моря Мотовской наволок». По-саамски муотьк, моатьк — тайбола, волок, перешеек. По этому перешейку поморы и саамы перетаскивали суда, что значительно сокращало путь. Впоследствии залив, расположенный между Рыбачьим полуостровом и материком, получил название Мотовский, а близлежащие губы — Большая и Малая Волоковая.

С XVI века уже встречается название Рыбачий полуостров. Так, Гюйен ван Линсхотен, один из участников голландской экспедиции 1594 года, видел «землю Кегот, называемую Рыбачьим полуостровом». Существование полуострова подтверждает и С. Бэрроу, который на допросе 23 июня 1576 года после путешествия к северным берегам России сообщает, что был в селении Кигор, а в своих дневниках за 1555 год упоминает Кегорский мыс. Известно, что в 1608-1611 годах на северной оконечности полуострова существовало крупное рыбацкое становище из одиннадцати изб и называлось оно Кегоры. Гюйен ван Линсхотен, очевидно, ошибочно называет Кегоры — землей Кегота.

Однако существовало и такое название — мыс Кегот (ныне Кекурский, который расположен на северной оконечности Рыбачьего полуострова). Мыс этот отличается причудливыми островершинными черными утесами. Такие столбообразные скалы поморы называли кекурами.

А кегорами у поморов именовались оленьи пастбища. Вероятно, жители становища Кегоры занимались не только рыбной ловлей, но и держали оленей. А может, вблизи становища были хорошие пастбища, принадлежащие саамам.

И в годы Советской власти продолжают рождаться «рыбные» топонимы, так как рыбная промышленность остается ведущей в экономике Мурманской области. В селе Титовке в 1929 году был организован рыболовецкий колхоз "Рыбацкий труд". Происхождение названия его никаких сомнений не вызывает. С 1931 года в селе Чаваньге (Терского района) существует колхоз "Беломорский рыбак".

"Рыбные» топонимы в отдельных случаях доносят до нас сведения и о том, что промышляли наши предки. Например, саамы, жившие на берегах озера Имандра, ловили преимущественно кумжу, щуку и гольца; на Ловозере — кумжу, окуня и гольца.

До тридцати гидронимов имеет в своей основе название кумжи. Можно встретить и Кумжи-вараки, и Куможьи тундры, и Кумужий остров (на Экостровской Имандре). В бассейне реки Кицы близ озера Кувъявр (Кумжевое озеро) возвышается гора Кувчуайвенч (Кумужья гора). И вараки, и горы получили названия от ручьев, рек и озер.

Многие водоемы названы в честь «царицы рыб» — семги. Это — Семожное озеро в бассейне реки Туломы; Семужье озеро близ озера Имандра; Семужье (Семужное) озеро в бассейне реки Поноя (это озеро имело и саамское название — Нялъявр, что в переводе — Песцовое озеро); Семужья река — приток Выхчйок, впадающий в Иокангу (имеет еще и саамское название — Экскйок, переводится оно как Годовое озеро — по-видимому, озеро, арендованное на год). Два Меженных островка в Порьей губе названия получили, очевидно, от межени — мелкой семги, которую ловили с июня до августа. Река Лузенга, видно, была богата семгой, так как название это переводится как Семужья река (в кильдинском диалекте семга — лусс, множественное число — луз). А суффикс -енга здесь топонимический формант. (Формант — часть слова, служащая для словообразования и словоизменения.)

И хариусу посвящено немало как саамских, так и русских топонимов. Можно встретить и Гарьюсное озеро, и Гарьюсный ручеек, и Хариусову реку наряду с Севельявром, Севельяврйоком (Хариусово озеро и река Хариусового озера). Несколько переделанное русскими Савельяврйок — тоже река Хариусового озера.

А русских Щучьих озер, ручьев и островов гораздо больше, чем саамских: Нуккешсуол (Щучий остров), Нуккешявр (Щучье озеро). Порой существуют одновременно и саамское название, и полностью соответствующее ему русское. Например, Щука-ручей и Нуккешяврвуой. В Собачью губу, которая лежит у северных берегов Монче-губы озера Бабинская Имандра, впадает безымянный ручей. Он вытекает из небольшого озера Голодной Щуки (саамы называют его Нелькнукшияуренч). И таких топонимических калек, как мы не раз убеждались, в топонимах Мурмана немало. (Калька — точный по смыслу перевод названия на другой язык.)

Географические названия, подобно справочнику, сообщают многие подробности о водоемах. Так, в реку Ноту впадает река Кацким, а в 85-ти километрах от бывшего селения Ристикент лежит озеро Кацкимозеро. И топонимы говорят нам, что дно этих водоемов задевистое (кацкес — по-саамски). Озеро Сильявр переводится как Скудное озеро, в данном случае — бедное рыбой.

Присмотревшись внимательно, мы найдем на Мурмане немало топонимов, посвященных и другим рыбам: сайде, сигу, плотве, окуню, пинагору и даже омулю. Но мы не будем останавливаться на них, так как указывают они, в основном, на хозяйственное значение географического объекта.

А вот топонимов, которые в основе своей содержат имя трески, насчитываются единицы. Этой рыбы всюду добывали так много, что у первооткрывателей не возникало мысли присваивать объектам «трещачьи» названия. Обычно названия даются по каким-то отличительным признакам, а треска ловилась вдоль всего побережья Кольского полуострова. Так, Тресковая губа близ Порьей губы упоминается уже в XVI веке; название ее связано с хорошими уловами трески в этой губе по сравнению с уловами в других губах, освоенных новгородцами на Терском берегу.

Примерно в десяти километрах от Мурманска расположен Пинагорий мыс. Но название это не связано с рыбой пинагором. Оно было дано по имени богатого Кольского жильца Пинагорева, промышлявшего здесь в начале XVII века.

Между губами Титовка и Западная Лица лежит небольшая губка Пикшуева, около нее — Пикшуева гора и Пикшуев мыс. Гора и мыс получили названия от губы. Кроме того, мыс имеет и второе название — Тонкий Нос (двойные названия объектов — не редкость в топонимике Кольского полуострова). Губа же, по нашему мнению, названа по фамилии зажиточного помора Пикшуева, который в течение многих лет ловил тут рыбу.

Топоним состоит из саамского названия Лопенярк (Тонной наволок) и русского окончания -ский, придающего слову русский вид. Лопеняркский мыс расположен чуть выше впадения в реку Поной притока Лопенярки: ниже устья реки Лопенярки находится Лопеняркский порог. Иногда объясняют топоним Лопеняркский как Ольховый. В этом случае берут за основу саамское слово лиехпеольха. По нашему мнению, это неверно,

Губка Уппова в губе Канда около Кандалакши славилась хорошими уловами окуней и щук, а осенью — и сигов. Вначале она называлась Вуппова, но в результате фонетической адаптации звук в начале слова был утрачен. Однако старики поморы еще иногда называют ее Вуппова, в русском переводе — Тонная губка. И значит это, что в любом месте на берегах ее можно пригонять невод.

В топонимах Кольского полуострова встречаются и сложные «рыбные» названия. В верхнем течении Лоты находится озеро с длинным названием Шапошвуэскяур. На русский язык оно переводится как Сижковое и Окуневое озерко.

Немало рек, озер, губ и наволоков получили названия от рыболовных принадлежностей и снастей.

Название губы Вирма, лежащей недалеко от Кандалакши, по-русски означает Сеть-губа. В эту губу впадает речка Вирма. В губу Вирма озера Ловозеро впадает река Вирма, что по-русски тоже Сеть-река. А недалеко от нее в озере (Ловозеро) лежит остров Вирмасуол. На водоразделе систем рек Ваенги и Средней одна из гор называется Вирмуайв-Тундр, что по-русски будет Тундра Сеть-река.

А Сеть-наволок, лежащий между Кольским заливом к губой Ура, вероятно, образец переосмысления русскими саамского названия. Он нередко называется Седьнаволок, и это убеждает нас, что рыболовная снасть — сеть — тут ни при чем. И название это произошло от саамского слова сейд — священный камень, а русские превратили его в седь, а потом и в сеть.

Саамское слово нота переводился как невод. Многие гидронимы образованы от этого слова: на берегу Чунозера — возвышенность Сейднотчорр (хребет Сейд-невод), а опускающийся к озеру склон ее — Сейднотлаг (Нишеобразный склон сейд-невода). Это чисто саамские названия. И трудно утверждать, имеет ли невод в этих случаях какое-то культовое значение.

Еще сегодня живут в обиходе названия Вешальи наволоки, хотя давно нет в помине вешалов для просушивания рыболовных снастей. Чтобы сети сохли быстрее, их обычно устанавливали на мысах, продуваемых ветром. Топонимы такого типа называют реликтовыми, они сохранили память о местах былых промыслов. Между селениями Гремиха и Иоканга было расположено даже селеньице Вешала. Возвышенность Олкуайв напротив устья Уймы (система реки Вороньей) донесла до нас, что здесь были когда-то грядки (олк — по-саамски) для сушки сетей.

В озеро Бабинская Имандра вдается Удебный мыс, называемый саамами или Уанкунчнярк (Удебный мыс), или Уонганярккенч (мыс Рыболовного крючка). Удебный наволок есть и в Княжой губе озера Экостровская Имандра. А удами в старину называли рыболовные крючки.

Широко распространен был на Кольском полуострове лов рыбы в специальных заборах, о которых рассказывается в главе о происхождении названия реки Колы. И это нашло отражение в топонимике: Заборный остров в истоке Туломы; Заборный падун на реке Западной Лице; Заборные пороги на реках Умбе, Кице и других; Заборный ручей — приток Чаваньги.

С помощью заборов рыбу промышляли в реках, в морях же треску ловили ярусом. (Ярус — длинная веревка, к которой привязывали тонкими поводками — форшнями до тысячи крючков, а на них наживляли мойву, песчанку или червей.) Для наживы кроме мелкой рыбешки использовали и морских червей. Четыре Червяные губы, Червяное озеро, вероятно, отличались обилием морских червей, их копали специальными вилами при убылой воде.

Берега и дно одного из притоков Иоканги бывали часто усеяны рыбьей чешуей, и, возможно, поэтому саамы назвали его Чимскйок (река Рыбьей Чешуи). А может, образование топонимов шло и не так, как мы предположили.

Река Кица из системы реки Колы протекает через озеро Чумъявр. Но это название не означает, что на берегу озера стоял чум, как может показаться вначале. Название это чисто саамское и в переводе на русский будет — озеро Рыбья Кожа. Здесь, вероятно, мы вновь встречаемся с тотемом.

Немаловажное значение в жизни населения Кольского полуострова имели тюленьи и моржовые промыслы. Топонимика сохранила известия и об этой стороне хозяйственной деятельности поморов и саамов.

О тюленьем промысле напоминает нам группа островов, носящих название Сальные. Цепочка их протянулась вдоль восточного конца острова Оленьего, который лежит напротив Кандалакши. По одному Сальному острову расположено в Кольском и Иокангском заливах. В акваторию Кольского залива между губами Средняя и Ваенга вдается Сальный мыс, название которого сохранилось с XVI века. Остров Сальница есть в губе Ковда. Все эти топонимы свидетельствуют о больших количествах тюленей, водившихся на перечисленных островах и мысах. А почему мы так считаем? Да потому, что раньше у поморов тюлень назывался сало. Следовательно, Сальные означают Тюленьи. Но не всегда.

Между озерами Имандра и Нотозеро возвышаются Сальные тундры. Называются они так в связи с тем, что здесь были отличные оленьи пастбища и, согласно преданию, тут водились особенно жирные дикие олени.

Гора Сальница, Сальницкое Верхнее и Нижнее озера, река Сальница в районе Кандалакшского залива, вероятно, названия свои получили по поселению Сальница. В «Сотной» от 6 мая 1575 года из писцовых книг Василия Агалина на Варзужскую волость в перечне рыболовных тоней указана «тоня в Сальницах». А название поселения произошло от сальниц — ям, куда свозили сало (снятые тюленьи шкуры со слоем жира).

Один из видов тюленей — морского зайца — саамы называют айна, айн. Вероятно, Большой и Малый Айновы острова близ полуострова Среднего названия получили по удачным промыслам этого зверя. К слову сказать, острова эти славились и морошкой, которая считалась самой вкусной по всему Мурманскому побережью, и ее коляне временами поставляли в Петербург.

Несколько топонимов образовано от названия морского зверя — нерпы: губа Нерпичья в губе Дроздовка, к востоку от устья Иоканги существовало небольшое селение Нерпичья Губа, Нерпичья банка в губе Западная Лица. В губу Мотка на Рыбачьем полуострове вдается мыс Рокапахта, а недалеко от него стоит гора с таким же названием, точнее — холм высотой 150 метров. В переводе эти названия, с некоторой оговоркой, означают — Нерпичья пахта. По-саамски нерпа — рокк, а здесь слышится — рок, с одним . Такое явление наблюдается нередко, когда один из сдвоенных согласных при произношении, особенно на другом языке, исчезает, вернее, не улавливается. В названии Роккозеро (бассейн реки Ноты) сочетается саамская основа рокк и русское номенклатурное слово озеро.

О том, что у берегов Кольского полуострова водились киты, напоминают многие топонимы с основой кит или тит. В Мотовском заливе есть губа Титовка, или Титовская губа. Раньше она называлась Китовка, или Китовская губа, наряду с Валеслухт.

В море на промысел китов саамы не выходили, так как китов довольно часто выбрасывало на берег, и тут туши быстро разделывали. Места, где чаще выбрасывало китов, саамы и называли китовыми.

Микротопонимы и многие топонимы — нередко свидетели определенного времени. Порой они могут быть приравнены даже к письменным источникам. Например, очень хорошо ловилась егорьевская селедка (называлась она так потому, что подходила к берегам весной, в день празднования святого Егория) в районе Кандалакши, на тоне с названием Валас-ручей. Топоним этот состоит из двух слов: искаженного саамского валас (валес) — кит и русского — ручей. В топонимике широко распространены названия, состоящие из нескольких слов двух языков. И Валас-ручей не является в этом исключением.

Но вот «китовые» названия в озерах Имандра и Нотозеро трудно увязать с китовым промыслом. Здесь они могли появиться только в связи с похожестью, с точки зрения первоназывателей, очертаний губ, мысов и других объектов на китов. В средней части озера Бабинская Имандра расположен мыс Кит-камень (по-саамски — Валескетьк, или Валескетькнярк). На Нотозере с давних пор один из мысов носит название Валеснярк (Китовый наволок), и по нему, вероятно, близлежащая губа получила название Валеслухт (Китовая губа).

Олень в жизни саама, да отчасти и помора, играл немаловажную роль. И топонимика донесла немало названий, топооснову которых составляют слова «оленьей» терминологии. Одних только Оленьих островов насчитывается около двух десятков, а если сюда присоединить Оленьи губы, наволоки, ручьи, реки, горы и поселения, то в общей сложности их наберется до полусотни.

Вот встретили мы название Пуадзсуэл. По-саамски это Олений остров. К западу от железнодорожной станции Пулозеро возвышаются Оленьи тундры, называемые саамами Пуадзъпахк, в дословном переводе — Оленья голая гора. Недалеко от Монче-губы, в предгорьях Монче-тундры, расположены Оленьи тундры, называемые саамами Пуадзуайвенч (по-русски — Оленья вершинка).

В реку Ноту с правой стороны впадает речка Гирвас, около Кандалакши с древних пор существует Гирвасово (Хирвасово) болото, речка Гирвас вытекает из Гирвасозера; в северной части озера Бабинская Имандра есть Хирвасов остров (параллельно существует саамское название его — Сирвессуол). В южной части той же Бабинской Имандры против губы Кислой лежит остров, имеющий сразу три названия — Сирвиссуол, Сервис-остров и Гирвасный остров. И таких примеров можно привести еще много. Что же дает нам повод объединить эти топонимы в одну группу? Объяснение тут простое. По-саамски сэрвесолень-самец, то же значение имеет и поморское слово хирвас, или гирвас.

Есть слово алтваженка (самка оленя). От него образованы топонимы: Алтпакенч (Важенкина голая гора — в верхнем течении Кицы), ручей Алтпакый — левый приток Иоканги (ручей Важенкиной горки); Алтъяврйок — правый приток Териберки (река Важенкиного озера).

Напротив Кандалакши за заливом высится гора Небла, снискавшая недобрую известность тем, что о ее вершину разбился дирижабль, летевший снимать папанинцев со льдины. В диалекте кандалакшских поморов только что народившуюся оленью самочку называли довольно редким словом — небла. И от него, очевидно, произошел этот топоним.

Название губки на берегу озера Большая Имандра — Восьвупилухтынч — сообщает, что это Пыжикова тоня-заливчик.. Пыжиком зовут теленка оленя в возрасте до четырех месяцев.

В топонимике оставил след и олень-первогодок — лухпель, или лоппель (по-поморски — лопанка). Близ станции Лопарская на берегу реки Колы стоит небольшая Гора Лоппельвыд, на левом берегу реки Уры находится Лоппельуай-тундра, в губу Суппълухт Экостройской Имандры вдается мыс Лоппнярк.

Название оленя-самца второгодка — урак — основа топонима Урачье озеро, и не исключена вероятность, что названия реки Ура и губы Ура обязаны тоже слову урак.

Саамский топоним Выбрасгардуэй состоит из трех слов (выбрас, вьэберс — олень-самец третьегодок, гард — ограда, загородка и уэй — ручей) и в переводе на русский означает Ручей ограды оленя-третьегодка. Название оленя-самца в возрасте от трех до четырех лет на саамском языке — шалмат, шалмот. А отсюда и Шаломотъявр в истоке Лиходеевки, впадающей в Горло Белого моря, и озера Верхнее и Нижнее Шальматъявр (Шальматозеро) в верховьях Ивановки, впадающей в Ивановскую губу Западного Нокуевского залива Баренцева моря.

В разных районах Кольского полуострова встречаются названия с топоосновой ангесь и гангас. Ангесьссавны — плесо на реке Вороньей ниже порога Медвежьего. Ангеськуцкет — перешеек у Поперечного наволока на северном берегу Монче-губы. Ангеськьеччапакенч — горка в восточных предгорьях Чунатундры в верховьях горы Курковой. И еще несколько озер и рек с этой топоосновой. В Кандалакшской губе расположены губка Гангасиха, островок Ганга, или Гангасиха, гора Гангас-варака, разъезд Гангас на Октябрьской железной дороге. Почему ангесь (аггесь) и его русские (поморские) варианты были удостоены такого внимания? Саамы словом ангесь (аггесь) называли изгородь с веревочными или кожаными петлями, куда загоняли оленей и где ловили их. А поморы гангасами называли петли для ловли оленей.

Совершенно ясно, что «оленьи» топонимы появились в результате длительных наблюдений саамов, возможно и не одного поколения, за жизнью, привычками оленей. Предки наши знали, например, где отдыхают олени-самцы перед гоном. И полюбившуюся им вараку у берегов Вите-губы озера Большая Имандра назвали Арваренч — Горка отдыха оленей-самцов перед гоном.

Олени-хирвасы (ирвасы), чтобы привлечь внимание самок, во время гона издают призывные звуки.

Этот свадебный рев оленей поморы назвали рехканьем. А саамы рехкающего хирваса — реут, или рефт. А значит, Реутвыд, Реутпахк будет гора рехкающего хирваса, а Реутчокки — пик рехкающего хирваса. Наряду с саамскими названиями встречаются и поморские с этой топоосновой: Рехкальная варака, ручей Рехкальной вараки.

Перед откочевкой на новые пастбища олени собирались в определенных местах для отдыха. Об одном из таких мест сообщает нам топоним Арвельтемъявр (озеро в системе правых притоков реки Западной Лицы).

Нередко можно встретить названия, содержащие в качестве топоосновы саамское слово кацким. В отдельных случаях оно, на наш взгляд, производное от слова кацкед — кастрировать оленей путем перегрызания. Вероятно, в названии Кацким-тундра (в верховьях реки Кацким) отражена эта зоотехническая операция оленеводов, проводившаяся здесь.

Многие топонимы засвидетельствовали качество оленьих пастбищ. Ранее мы упоминали Сальные тундры.

Но кроме чисто русских названий сохранилось немало и аналогичных саамских.

У саамов слово пуйт означает сало. Следовательно, в тундрах Пуйдпахк и Пуйтепахк (Сальная возвышенность) олени быстро нагуливали жир.

Возьмем теперь такие объекты: Партолейок — правый приток реки Куны, впадающей в озеро Бабинская Имандра; Партомпорр (Партэмпорр) — гора в восточной части Хибин недалеко от Умбозера; целый горный массив Партомчорр в центральной части Хибин. По-саамски портом — кормлю, а партэм — кормление. Можно допустить, что на этих горах и горных массивах, да и у реки Партомйок, были хорошие пастбища, где кормились олени. Однако этот глагол (партом) в большинстве случаев употребляется по отношению к человеку. И если вспомнить этнографию, то саамы вряд ли кормили оленей, олени кормились сами.

Для домашнего скота поморы и саамы запасали сено. Много пожен и теребов разбросано по островам и берегам водоемов. Каждая пожня имеет свое название (по губке, близ которой находится, по приметному ориентиру, по имени владельца и т.д.). В некоторых местах сенокосные угодья выделены особо: недалеко от юго-западной оконечности острова Шалим в Ура-губе лежат три островка — Сенные луды; губа Сеннуха в Мотовском заливе и остров Сенной в Кольском. В северном конце озера Ловозеро расположен остров Неормсуол, переводится это название как Остров с заливными лугами.

И лингвистическая ценность этих названий в том, что они идут из самых глубин народноразговорной речи.

Большой вред оленеводству наносили оводы. И особенно успешно размножались они на склонах вараки, называемой саамами Пораваракой, что в переводе на русский язык означает Оводовая варака. Невдалеке от нее находится губа Поарлухт (Оводовая губа) и мыс Поарнярк (Оводовый наволок).

Северный олень круглый год питается подножным кормом. Зимой он выкапывает его из-под снега передними копытами. И название Куайвесьварь (вараки на берегу реки Чуна) означает Варака, где олени копали ягель из-под снега.

А вот названий, связанных с домашним северным оленем, сравнительно мало: долгое время оленеводство имело здесь лишь транспортное значение.

Об охотничьих промыслах напоминает несколько топонимов. Ручей, впадающий в Тулому, называется Палгасуэй (в переводе с саамского — ручей Тропа). Возможно, здесь когда-то была охотничья тропа. К северу от станции Хибины в озеро Большая Имандра вдается Пасть-наволок. Пасть — по-поморски капкан. А саамы этот наволок звали Ретнярк, что переводится тоже как Капкан-наволок. Здесь мы опять наблюдаем обычную топонимическую кальку, каких немало в топонимике Кольского полуострова.

Название острова Ряшков, расположенного километрах в двадцати от Кандалакши, примечательно тем, что в нем трудно уловить саамскую основу рьашк — стрелять. Первоначальное саамское название настолько русифицировалось, что топоним этот ничуть не отличается от русских названий островов и островков, которые даны по имени или фамилии владельца, охотника и т. д.

Что Хибины были одним из районов охоты, подтверждает название хребта в восточной части Хибинских тундр — Эвеслогчорр. Эвес — по-саамски пища, запасаемая охотниками в месте охоты. А топоним этот в русском переводе будет выглядеть так: Хребет с пологими склонами, где охотники запасали пищу на месте охоты.

Условия зверобойного и рыболовного промыслов требовали надежных судов, и строили поморы довольно-таки неплохо. Так, флагманская каравелла Колумба «Санта-Мария» имела водоизмещение до 240 тонн, две другие каравеллы его: «Нинья» — 100 тонн, «Пинта» — 60 тонн. «Святой Антоний» Магеллана обладал водоизмещением 120 тонн. А поморские лодьи подобного класса строились водоизмещением 200-300 тонн. Таким образом, они не уступали иностранным судам по водоизмещению, а по скорости хода, согласно свидетельствам иностранных моряков, превосходили их.

Не одни только лодьи строили поморы. Они изготовляли и карбасы, и кочи, и ёлы, и шняки.

О существовании лодей напоминают Лодейная губа у входа в Кольский залив, Лодейная губа в Териберской губе, поселок Лодейное в одноименной губе, Лодейный остров в Кандалакшской губе. Губы Лодейные получили названия, вероятно, потому, что в них мореплаватели находили удобные стоянки для лодей. Об этом сообщают и описания Ф.П. Литке, М. Рейнеке, и лоции, и рассказы поморов. А название селения появилось значительно позднее и пошло, вероятно, от губы.

Лодейный остров в Кандалакшскои губе расположен напротив Осинового наволока, отделенного от острова широкой салмой. А какая связь между лодьей и осиной? Дело в том, что основой для так называемой набойной лодьи» служило осиновое бревно. Из него сооружали лодку-долбленку. Затем, когда эта лодка была готова, — а процесс изготовления тянулся долго, начинаясь еще тогда, когда осина была на корню, — возводили корпус. И наволок назван Осиновым неспроста. Осины много и на других наволоках, а на этом, очевидно, росли когда-то могучие осины, пригодные для строительства лодей.

Островок Лодейный в Кандалакшском заливе стоит в губе Канда и ничем особенным не выделяется. А назвали его Лодейным, возможно, потому, что здесь удобно было строить лодьи.

Лежащий недалеко от Кандалакши Радужный наволок таит в себе интересные сведения о поморском судостроении. Радужным его назвали гидрографы, писавшие лоцию. А в старину его называли Равдужным наволоком. Гидрографы сочли, что в название, услышанное от стариков, вкралась ошибка — лишняя буква . Действительно, если считать, что название произошло от слова радуга, то они правы. А почему в старину оно произносилось Равдужный? И какое отношение этот топоним имеет к судостроению? Длительное время на поморских судах использовали замшевый парус, изготавливавшийся из оленьей шкуры. А замша эта называлась равдугой. Так вот Радужный наволок правильнее будет Равдужный, то есть Парусный: наволок Паруса из равдуги или наволок Паруса из ровдуги (чаще оленью замшу называли ровдугой). В те времена льняное полотно было привозным, и паруса нередко дешевле было шить из ровдуги.

И сам парус оставил след в топонимике. Есть Парусная гора к западу от Семиостровского погоста и Парус-наволок на реке Туломе; до 1936 года на реке Туломе было селение Парус-Наволок. Около озера Кеттельявр в бассейне реки Уры находится тундра, называемая саамами Поррьяспахта-тундра. В систему левых притоков той же реки вливается озеро Поррьясъявр. Основой этих саамских топонимов является слово поррьяс — по-русски парус. А возможно, топонимы Парусная гора, Парус-наволок, Поррьяспахта-тундра возникли в связи с похожестью на парус географических объектов, которым присвоены такие названия. А озеро названо по горе, на склоне которой оно расположено.

Порья губа в Кандалакшском заливе — скорее всего, русификация саамского Поррьяслухт, то есть Парусная губа.

Карбас-наволок на юго-восточном берегу Кольского залива напоминает о поморском судне — карбасе. В XVII веке на этом наволоке муномошским лопарям принадлежала тоня. Но трудно сказать, они ли дали название наволоку. А вот топоним Карбасное озеро, из которого вытекает река Морейок, говорит сам за себя. Здесь строили карбасы и по реке сплавляли их в Ловозеро.

Около Кислой губы озера Имандра стоит гора с названием Лайтратенваренч, в переводе на русский — гора, где делали доски для лодок. О существовании лодок напоминает один лишь топоним — ручей Лодочный. Ручей этот впадает в Белое море между селами Кашкаранцы и Кузомень.

Кочинный мыс на Терском берегу увековечил память о кочах (разновидность лодей), длительное время «бегавших» под парусами по Белому морю и другим северным морям. (Поморы говорят «бежать», а не «идти» под парусами.) Запретил строительство их Петр I, который потребовал постройки судов более совершенного типа.

Ходили по северным морям быстроходные корабли — шхуны. Варака на правом берегу Вороньей отдаленно напоминает шхуну, и, вероятно, поэтому сн было дано название Шхуна-варака.

Слово корабль входит во многие топонимы Кольского полуострова. Только одних Корабельных губ до десятка. И Корабельная Малая река на Рыбачьем полуострове, впадающая в безымянную губу между мысами Городецким и Монастырским, получила название из-за удобства стоянки в ней судов. А вот река Корабельная, впадающая в Малую Корабельную губу Мотовского залива, названа по губе. Река эта имеет второе название — Зубовка. Ручей Корабельный, впадающий в бухту Озерко Мотовского залива на Среднем полуострове (другое название — Ручей Неупокоева), назван был так, видно, за то, что из него брали хорошую пресную воду для кораблей. Несколько мысов именуются Корабельными, а мыс между устьем Варзуги и селом Кашкаранцы носит имя Корабль — очевидно, за сходство с кораблем.

Почти в самом куту (конце) губы Канда очертания островка похожи на трехлопастный гребной винт — и остров назван Трехлопастным, в старину же его именовали Станичным — в связи с тем, что, приезжая на промыслы, рыбаки обычно основывали стан на одном из мысов этого островка, считая его центром (столицей) акватории, где промышляли рыбу. Здесь оставляли имущество, сушили сети, здесь же и хранили рыбу. Изредка называли островок и Столичным.

О занятии жителей Кольского полуострова жемчужными промыслами рассказывают топонимы: Жемчужный наволок; Большая и Малая Жемчужные губки в Шараповой губе Кандалакшского залива; Жемчужное плесо на реке Умбе выше Канозерского порога; Жемчужный наволок на реке Варзуге; Жемчужный ручей, впадающий в Тик-губу озера Экостровская Имандра.

До 1937 года на реке Туломе существовало селение Кальчкентище. В поморском диалекте кентище означает место, где раньше находилось селение, жилье или стоянка саамов. А саамы словом кальч называли жемчужную раковину. Таким образом, топоним состоит из русского и саамского слов и доносит до нас известие о том, что люди, жившие в этом селении, занимались жемчужным промыслом.

В конце XVI — начале XVII века на Севере значительно было развито солеварение. Соль шла не только на собственные нужды, но и составляла значительную статью дохода, развозилась по разным городам и торгам Московского государства. Солеваренное производство находилось в основном в руках богатых монастырей. Вываривали соль в усольях (поселениях с жилыми и производственными помещениями). Центральное место в усолье занимала варница. В каждой из них, как правило, было по одному црену, но встречались варницы и с двумя цренами. (Црен — металлическая плоская сковорода для выпарки соли площадью 140 — 150 кв. метров.) Кроме варницы в усолье были кузница, мельница, жилые и надворные постройки, склады и бассейн для соляного раствора.

На Варничном мысу (расположен в черте города Мурманска) в XVI веке промышленники Строгановы построили варницу, которая позднее, в XVII веке, перешла во владение Печенгского монастыря. Варничный ручей назван тоже по этой варнице. На Варничном наволоке в Кандалакшской губе была варница Кандалакшского монастыря. Губа Варничная близ Ковды также названа по варнице, находившейся в ней. Всем известна и сопка Варничная в Мурманске, на которой расположен телецентр.

Однако не все микротопонимы с основой варница сохранились до наших дней: в писцовых книгах их упоминается гораздо больше.

Но и дошедшие топонимы и микротопонимы показывают, что варницы были рассредоточены по всему побережью Кандалакшской губы, находились и в Кольском заливе. Расположение их было обусловлено и запасами топлива, и защищенностью акватории от ветров, и рядом других факторов. На одну варю требовалось от сорока до семидесяти кубометров дров. И, вероятно, «дровяные» названия первоначально были в основном даны тем местам, где запасали или просушивали дрова для варниц.

Долгое время на Руси вместо стекол в окнах использовали слюду. Немало ее вывозили и из нашей северной стороны. Топонимы, составной частью которых является слово слюда, можно встретить в любом районе Кольского полуострова. В верхнем течении Кицы, впадающей в реку Колу, стоит гора Слюданюн-тундра. Этот топоним русско-саамский и переводится как Тундра слюдяной отрог. В бассейне реки Печа высится гора Слюдянапахк-тундра — Слюдяная головершинная тундра. В районе Семиостровского погоста находятся Слюдяные вараки.

Названий мест, связанных с полезными ископаемыми, тоже немало: гора Железная Тундра недалеко от Кандалакши, Железная варака близ озера Большая Имандра, гора Железная на берегу озера Кодъявр (верховья реки Большая Ура), две губы Железных (одну из них, расположенную на северном берегу Экастровской Имандры, саамы называют Рувдлухт, или Реудлухт: рувть — по-саамски железо).

В районе Порьей губы в XVI веке монахи добывали медную руду. Возможно, в связи с этим одна из обрывистых скал была названа Медные Щельи.

Из озера Лайявр (Свинцовое) вытекает река Титовка, впадающая в Титовскую губу Мотовского залива.

И подобных названий особенно много появилось в послевоенные годы: станции — Титан, Апатиты, Нефелиновые Пески, Никель; ручьи — Никелевый, Железный, Магнетитовый.

Мы рассмотрели большое количество географических названий, образование которых связано с различными промыслами наших предков. И с уверенностью можем сказать, что почти нет названий простых, большинство из них требует для своего окончательного истолкования немалых усилий. Происхождение некоторых топонимов и сегодня остается неясным, и нет уверенности, что когда-нибудь смысл их будет раскрыт.


< назад | наверх | содержание | далее >

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика