В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

А. А. Жилинский. КРАЙНИЙ СЕВЕР ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ. 1919 г.


[12]

Северный Ледовитый океан.

Воды Архангельской губернии составляют естественную особенность ее характера и ставят ее в исключительно выгодное положение, открывал широкие экономические перспективы не только местного, но и широко государственного характера.

Прорезанная во всех направлениях многочисленными и многоводными реками, представляющими, в большинстве случаев, почти сплошную сеть, Архангельская губерния прочно связана водными путями с другими губерниями и всеми важнейшими районами России.

Широкая же равнина Ледовитого океана, омывающего губернию с севера на всем ее протяжении, открывает перед всей страной тот безграничный простор, который даст выход всем ее естественным богатствам.

К этой экономической причине присоединяется и другая – политическо-экономическая – иметь всей стране беспрепятственный выход на мировой океанский простор.

Не раз в истории наши моря оказывались прочно закрытыми руками врагов, и наши взоры тогда останавливались на крайнем Севера.

Путь к могуществу и свободе откроется перед Россией только среди безбрежных вод Ледовитого океана, который, по выражению Д. И. Менделеева (“К познанию России”), “на таком большом протяжении омывает берега России, что ее можно справедливо считать лежащею при нем”… Этот выход Россия имеет только в пределах Архангельской губернии.

На всем своем громадном протяжении, в пределах Архангельской губернии, Северный Ледовитый океан носит различные названия: западная часть его до западных берегов Новой Земли носит название Мурманского моря1; другая часть его, заключенная между Новой Землей с восточной стороны, островом Вайгачем и материком известна под названием Карского моря.

Берег Ледовитого океана от западной границы губернии до Святого Носа, идущий по северному берегу Кольского полуострова, известен под именем Мурманского; от Канина Носа далее на восток до самой почти границы раскинулся Самоедский берег, который называют иногда Тиманским или Сенгейским, хотя эти последние названия и не охватывают все это побережье, а лишь его части – берег Тиманской тундры и лежащий против острова Сенгейского.

[13] Мурманский берег, начинаясь от западной границе у р. Ворьемы, до Кольского залива называется Западный Мурман; далее до Святого Носа – Восточный Мурман. Протяжение всего Мурманского берега около 400 верст, если взять общее направление берега; с извилинами береговой линии, т. е. с заливами, полуостровами и мысами – 1.340 верст.

По своему характеру и природе Мурманский берег составляет продолжение Норвежского берега, но ниже его и в общем менее изрезан. По направлению к востоку Мурманский берег понижается, и береговая линия становится менее развитой.

Западный Мурман наиболее изрезан, и многие заливы носят более или менее резко выраженный характер фиордов.

Восточный Мурман мало изрезан, значительной величины здесь достигает лишь Териберская губа.

Берега Мурмана крутые, скалистые, почти отвесными скалами обрываются в океан и стоят неприступною крепостью со стороны безбрежного морского простора или грозно нависли своими утесами над пучиной. Какая-то глубокая красота скрывается в этой суровой и дикой обстановке, слышится страшная сила в борьбе стихий. Лишенная почти всякой растительности, кроме мха-ягеля, среди которого местами растет сучковатый низкий береговой кустарник, берега эти состоят из сплошных гранитных возвышенностей. Подошвы берегов представляют голый камень, с нестаивающим даже среди лета снегом в некоторых лощинах, который еще рельефнее оттеняет всю величавую суровость и своеобразную дикую красоту Мурмана. И только местами, среди этого царства камня, иногда приветливой улыбкой блеснет поверхность озера.

Высота Мурманских скал значительна. Местами она достигает до 100 сажен. Цвет их темно-серый, местами серовато-красный.

Из отдельных выступов-мысов берега более известен Святой Нос, находящийся близ границ Белого моря с Ледовитым океаном, которые здесь как будто в жестокой схватке оспаривают каждый свое право, заставляя беспрестанно кипеть и пениться водную стихию. С этим мысом связано не мало легенд, которые и до сих пор хранятся среди поморов2.

Самоедский берег, начинаясь от Канина Носа, доходи на востоке до русского Заворота – длинной и узкой косы, далеко вдающейся в океан. Вдоль берега тянется ряд песчано-глинистых возвышенностей; [14] в общем берег довольно пологий, береговые яры не высоки – 2-3 саж. Береговая линия развита слабо, заливов встречается здесь немного. Следует заметить, что восточные берега Ледовитого океана мало изучены.

На всем своем протяжении в пределах Архангельской губ. Ледовитый океан образует немного заливов.

Глубоко вдаваясь в материк, между Святым Носом и Каниным, он образует обширный залив – Белое море, которое будет рассмотрено отдельно; затем большой залив к востоку от Канинского полуострова – Чешскую губу; далее Печорскую губу, Хайпудырский залив и другие, но уже более мелкие.

Входными мысами со стороны океана Чешской губы служат на западе мыс Микулкин, а с востока – Бармин. Длина залива – 100 верст, ширина, приблизительно, до 135 в. Берега Чешской губы в большинстве случаев представляют яры от 1 1/2 до 8 саж. высотою, лишь по Канинскому берегу достигал иногда до 17 саж. Местами же берега низменны, в особенности в южной части, и состоят из песку и тундренного торфяника. На западе и востоке берега состоят из сланцев.

Точных промеров глубин Чешской губы до сих пор не произведено. Входные и срединные глубины от 20 и более сажен. Что касается замерзаемости Чешской губы, то за исключением узкой прибрежной полосы льда, особенно со стороны Каинского полуострова, Чешская губа, открытая от N ветров, не имеет сплошного ледяного покрова и забивается плавающими местными льдами, а также наносными полярными, начиная, приблизительно, с января- февраля месяца.

К числу довольно больших заливов в этой же восточной части можно отнести и Хайпудырский залив3, против острова Вайгача. Залив при входе с запада ограничен мысом Медынским Заворотом, а с востока Белковским носом. Длина залива до 75 верст, ширина у входа до 80, в середине до 30 верст. Глубина в устье и далее на 30 верст до 60 фут. Отсюда внутрь губы от обоих берегов ее простираются большие мели, суживающие ее фарватер от 70 до 100 саж., а глубина не превышает 18 фут., местами даже 10 фут. Залив образует несколько бухт, из которых более значительные и удобные – Перевозная, Белковская, Каратаиха и Хайпудыра.

Карский залив, у восточной границы Архангельской губернии только отчасти омывает ее берега. Он составляет юго-восточную часть Карского моря и лежит между берегами Сибири и полуострова Ямала. Длина его около 110 верст, ширина от 30 до 40 верст. Тянется он с северо-запада на юго-восток; южная часть его часто называется Байдаратскою губою, по имена впадающей в нее реки Байдараты.

[15] Из других заливов Ледовитого океана, менее значительных по своей величине, по направлению с запада на восток, известны: Варангерский, от которого начинается Архангельская губерния и к которому, собственно, относятся меньшие заливы или губы – Печенгская, Земляная, Червяная; далее, на восточной стороне Рыбачьего полуострова, находится обширный Мотовской залив, ограниченный с юга и запада материком, а с севера – южным берегом Рыбачьего полуострова.

Длина этого залива до 40 верст, ширина при входе до 14, а дальше суживается до 4 верст. Южный берег его составляют крутые гранитные горы, высотою до 80 саж. Глубина залива по середине его до 100 саж.

Берега везде приглубы и образуют много бухт: Эйна, Моча, Мотка и Озерко, иначе Новоземельская гавань из которых последняя самая значительная. Озерко по своим очертаниям, действительно, напоминает озеро; имеет длину 3 1/2 версты, ширину у входа 200 саж., а в средней части от 400 до 850 саж. Глубины в бухте достигают в середине 9-11 саж. Вход в бухту между мысами Литке и Ларина имеет два фарватера, разделенные восьмифутовой банкой: западный фарватер, шириной в 50 саж., имеет глубину в 29 фут., восточный, шириной около 40 саж., имеет 3 сажени глубины.

На южном берегу Мотовского залива находятся губы: Ара и Ура, впадающая верст на 20 и др.

Далее к востоку лежит Кольский залив, вдающийся в материк на расстояние 55 верст. Он имеет вид длинного и узкого рукава, разветвленного по бокам и, изгибаясь, образует три колена; северное, среднее и южное.

Северное колено Кольского залива простирается на протяжении 16 верст от океана до линии, соединяющей устье губы Средней и мыс Лас, к югу от острова Шуринова. Общее направление его с севера на юг.

Ширина этой части залива изменяется от 6 до 3 1/2 верст. Глубина до 200 саж., в некоторых местах большие глубины встречаются у самых берегов.

Восточный берег колена имеет губы:

Большую Волоковую, расположенную на расстоянии 5 верст от океана. Длина ее 2 1/2 версты, ширина до 250 саж. Глубина при входе 40 саж., но далее быстро падает, достигая на середине только 7 саж., а дальше понижается до 5 и 3 саж.;

Тюву-губу, расположенную в 5 1/2 верст от Большой Волоковой губы; длина ее 1 1/2 версты, ширина 200 саж.

Западный берег северного колена разветвляется, образуя губу: Сайда-губу, находящуюся в 5-ти-верстном расстояния от океана. Длина губы до 5 верст, ширина от 1 до 2 верст.

Оленья губа лежит южнее Сайды на 5 верст и находится в полуверсте к северо-западу от входа в Екатерининскую гавань. Длина губы 6 1/2 верст, ширина 350 саж. В вершине губы за выступом берега [16] образовался бассейн, около 400 саж. в диаметре, соединенный с губою узким горлом. Глубина губы 30 саж., в круглом бассейне губы до 20 саж., в горле же не более 2 саж.

Пала-губа представляет четырехугольный бассейн, площадью в 1 1/2 кв. версты, который соединяется с Кольским заливом узким рукавом, длиною до 2 1/2 верст, при ширине от 160 до 300 саж. Между рукавом и бассейном лежит остров Шалим, образующий по обе стороны проходы в бассейн: западный от 20 до 170 саж. ширины, восточный от 25 до 130 саж.

Екатерининская гавань расположена рядом с Палой-губой, в 9 верстах от входа в Кольский залив. Она образована впадиной на западном берегу Кольского залива и островом Екатерининском, которым и отделяется от залива. Водная площадь гавани (1.100х200) 220.000 кв. саж. Северный вход в гавань достигает ширины 225 саж., с глубинами 7-26 саж., южный до 60 саж., глубина его незначительная, в малую воду эта часть даже пересыхает.

Среднее колено Кольского залива идет от мыса Лас до крутого поворота залива на юг до линии мысов Мишукова и Пиногорья4. Протяжение его 23 версты. Общее направление на юго-запад. Ширина от 1 1/4 до З 1/2 верст. Глубина местами более 100 саж. Восточный берег этого колена имеет несколько губ.

Губа средняя расположена в 5 верстах от Тювы. Длина до 2 верст, ширина от 200 до 500 саж. Глубина от 5 фут. на баре. Внутри губы длина достигает 12-17 саж..

Ваенга-губа находится в 7 верстах от губы Средней, имеет форму треугольника с широким устьем в 2 версты. В берег она вдается до 1 1/2 верст. Глубина при входе до 70 саж., дальше же быстро уменьшается.

Варламова губа лежит к югу от Ваенги, отделяясь от нее общим с ней мысом Алыш. Длина до 2 верст при такой же ширине. Глубина в устье от 15 до 30 саж., далее вглубь незначительна, и при отливе губа осыхает почти наполовину.

Южное колено Кольского залива простирается от мысов Мишукова и Пиногорья до г. Колы на протяжении 16 верст. Ширина его от 1 до 1 1/2 верст. Глубина южного колена до 25 саж., а наименьшая до 1 саж. Берега его мало изрезаны, боковые бухты невелики, представляя в большинстве случаев простые впадины берега.

Берега Кольского залива скалисты и во многих местах отвесными кручами спускаются к воде. Восточный берег до мыса Сального почти беспрерывный голый утес. Западный так же горист, но не так крут, покрыт вехой, а л ложбинах кустарником. За островом Сальным оба [17] берега начинают оживляться растительностью. Склоны берегов покрываются березняком, хвойным лесом, особенно по склонам южной части залива.

Териберская губа вдается в сушу на 8 ½ верст. Ширина в устье до 4 1/2 вер., в расстоянии же 2 вер. от вершины берега бухты суживаются до 1 версты, а затем снова расходятся, образуя таким образов как бы вторую бухту южную, которую называют внутренней губой в отличие от северной, широкой, или внешней части Териберской губы.

При входе во внутреннюю Териберскую губу расположены, в свою очередь 2 бухты: на восточной ее стороне – Корабельная, а на западной – Лодейная.

Глубины северной части Териберской губы доходят до 75 саж., и южной – 35-40 саж. Берега Териберской губы утесисты и скалисты, и только южный ее берег является резким контрастом, представляя низменное песчаное плато.

Гавриловская губа расположена в 30 вер. от Териберской, вдается в материк на 350 саж. и состоит из 2 бухт, соединенных между собою небольшим проливом: северной или Майорской бухты и южной, или собственно Гавриловской бухты.

Майорская бухта имеет форму треугольника, основание которого 100 саж, ширины обращено на север к океану; длина бухты до 1 1/2 версты. Глубина 8-10 саж., но далее быстро падает.

Собственно Гавриловская бухта обнимает более просторный бассейн, неправильной четырехугольной формы, со сторонами от 120 до 200 саж. Эта часть мелководна, при отливе обсыхает. Берега высоки, особенно в Майорской бухте, в Гавриловской же несколько пологи, но далее опять высятся гранитные горы.

уба Подпахта удалена от Гавриловской губы на юго-восток, считая по берегу версты четыре. Ширина губы при входе до 300 саж., глубина около 8-10 сам. Губа окружена высокими берегами, из которые западный представляет отвесную скалу или “Пахту”, от которой и произошло название самой губы; южный берег – пологий.

Губы – Ярьшная, Зеленецкая, Шельпино, Порчниха5, Захребетная, Южная, Трящина, Рында, Шубина, Барышиха, Корабельная, Дворовая, Варзина, Святоносская и др. – все незначительны по своей величине.

В восточной части Архангельской губ. по побережью Ледовитого океана, кроме ранее названных заливов, следует отметить Индигскую [18] губу; границею которой с океаном можно принять прямую, соединяющую мыс Бармен с Святым Носом (на Самоедском берегу), также губу Печерскую. С севера Печорская губа ограничена длинной песчанной косой Русским Заворотом, с СВ Гуляевскими кошками, с юга Двойничным носом, с СЗ и 3, так называемый Захарьинским берегом; с Ю3 дельтой Печоры. Длина Печорской губы 65 верст, ширина при входе до 70, а у западного конца 60 вер. Юго-восточная часть губы, вдающаяся в материк, известна под именем Болванской губы; с В же она ограничена Двойничный носом.

В северо-западном конце Печорской губы, у основания Русского Заворота, находится Кузнецовская губа; берега ее плоски, низменны и лишь местами бугристы.

Кроме Гуляевских кошек, низменных песчаных островов, оголяющихся по время отлива банок, и западной части губы расположен остров Долгий. Посредине губы и по направлению к Печорской дельте много мелких мест с глубинами от 1 до 1 ½ саж. Судоходный фарватер направляется к Болванскому носу, но, не доходя до него, делится на “Малый ход” – к Двойничному носу, с переменными глубинами от 8 до 12 футов, и “Большой ход” – прямо к северо-востоку между Гуляевскими кошками и Двойничным носом, с глубинами от 12 до 20 фут. Высота прилива в губе до 2 1/2 фут.

Встречаются здесь и другие, еще более мелкие губы, но вообще приходится отметить, что восточная часть побережья Ледовитого океана не изобилует или, как западная, и в отношении изрезанности эти обе части не приходится и сравнивать. В отличие от северных частей Атлантического океана, которые в долготах западнее Нордкапа характеризуются глубинами от 500 до 1.000 и более сажен, Мурманское море отличается мелководностью. Глубины в 200 саж. здесь являются уже значительными и встречаются лишь в западной его части около Норвежского берега и на линии от Нордкапа к Медвежьему острову. По мере удаления к востоку глубины постепенно уменьшаются; в соответствии с характером дна находится и высота берегов Севера России. Таким образом, более глубокое море омывает высокий берег Западного Мурмана, мелкое море – низкий Самоедский берег.

Глубина наибольшая в океане близ берегов встречается между Норвежской границей и Святым Носом. У Рыбачьего полуострова она очень значительна и превышает 250 саж., у входа в Мотовский залив она считается в 120 саж., против губы Ары – 100 саж., против острова Нокуева, миль на 40 от берега, от – 35 до 50 саж, в заливе у Святого Носа, от 28 до 30 саж. По северному берегу Канинского полуострова, верстах в двух, во время отлива глубина не достигает и сажени, и далее от берега доходит от 10 до 30 саж.; от Микулкинского Носа к Святому Носу – от 15 до 30; до острова Колгуева – от 18 до [19] 23, затем, далее по берегу – от 13 до 27; у острова Сенгейского, 6-8 с., в Пустозерской губе – 10-20 саж., у острова к северу от Медынского Заворота, между Долгим и Зеленцом, – 20-27 саж., от острова Матвеева к Велковскому Носу – от 50 до 70 саж. Против устья Печоры, от мыса Русского Заворота к острову Варандею, тянутся мели и песчаные косы, иногда совершенно высыхающие и известные под именем Гуляевских Кошек. В Поганческой губе море высыхает иногда на значительное расстояние от берега. До берегов Новой Земли встречаются глубины около 200 мор. саж.; далее же к востоку вся эта часть океана не глубже 100 мор. саж., кроме некоторых частей Карского моря.

Господствующие ветры в Ледовитом океане у берегов Мурмана в мае, июне, июле O-NO, реже N и NW; свежие и крепкие всегда сопровождаются туманом, иногда стена тумана отходит от берегов, и под берегом дуют S-SW, при ясной погоде, а в океане (голомени) О или NO с туманом.

Осенью, с августа, начинают преобладать сначала NW и W ветры, а в сентябре и октябре SW, крепкие и продолжительные/

Зимой также преобладают SW ветры, около берегов и в заливах, но па океане N-NO с туманом и снегом. Ветры с берега летом не постоянны и часто притихают, штилей бывает на Мурмане мало, грозы очень редки, дожди бывают весной при SO-S, осенью при SW-W, при береговых ветрах бывают шквалы, особенно под берегом, падающие из разлогов и с гор.

Северное сияние бывает очень ярким в декабре и январе и при S-SW ветрах, иногда всю ночь; миражей меньше, чем в Белом море, и они не так сильны. Туманы же при таких ветрах иногда стоят по неделе и бывают так густы, что видно вперед лишь за несколько сажен.

К востоку от Канина Носа у Тиманского берега западные ветры зимой довольно часты, но нередки и северные, в особенности NO, приносящие льды Карского моря.

В конце апреля бывают уже приятные ясные штилевые дни, носящие чисто весенний характер; несмотря на массу льдов, температура около них выше нуля и даже тумана, обычного спутника льдов, иногда не бывает.

Господствующие ветры весной северные и западные; туманы в мае, а в особенности в июне, бывают уже довольно часты; дожди редки.

Господствующие ветры в июле, августе и сентябре NO и O; до начала сентября крепких штормов не бывает, в августе бывают штили в начале месяца, в июне и июле частые густые туманы находят внезапно, так что нельзя поручиться за ясную погоду в течение нескольких часов. В августе туманы значительно реже.

В сентябре случаются сильные шквалы, преимущественно с запада.

В октябре месяце случаются сильные штормы с запада, предвестники страшных полярных бурь; вообще господствующие ветры [20] в октябре – западные и северные; в ноябре и декабре случаются крепкие SO ветры с метелями, но часто дуют и NO.

Течений постоянных в Северном Ледовитом океане существует несколько, которые, хотя сравнительно и мало исследованы, но присутствие их в океане несомненно, по некоторым характерным их признакам. Более других известен Гольфштрем, который является главным течением Ледовитого океана, как по мощности своего потока, так и по своему смягчающему влиянию на климат и окружающую природу.

Великая тепловодная река Атлантического океана – Гольфштрем впадает в Мурманское море между Нордкапом и Шпицбергеном и, разделяясь на несколько ветвей, покрывает собою значительную часть моря. Под именем Норвежского Атлантического течения Гольфштрем проиходит Нордкап и отделяет ветвь, идущую между Норвегией и Медвежьим островом, на восток под названием Нордкапского течения, несущего теплые и соленые воды в Мурманское море.

По северную сторону Медвежьего острова тоже проходит ветвь теплого течения, направляющаяся к южной стороне Шпицберген (Стор-фиорду). Но главная полоса течения, идущая на восток, есть Нордкапское течение, обладающее значительною соленостью (около 35% и выше) и высокими температурами, особенно в августе около 70-80.

Вступив в Мурманское море, течение приблизительно до меридиана Кольского залива идет сплошною струею; к востоку же от него оно разделяется на несколько ветвей. Наиболее южная часть под названием “Мурманской” идет на O-OSO до меридиана Святого Носа, спускаясь против берега Мурмана до шпроты 69 1/20-700, в расстоянии от берега около 50 или 60 миль, умерял климат Мурмана и делая его гавани незамерзающими до меридиана Семи островов. Иногда же эта ветвь значительно удаляется от берега к северу, что, по-видимому, обусловливается господствующими ветрами. По массе воды Мурманское течение есть самая слабая ветвь Нордкапского течения, но по температуре теплее других. Эта ветвь близко подходит только на Западном Мурмане.

Затем, Мурманское течение направляется на восток до острова Колгуева, проходя в 60 милях от мыса Канина, отсюда заворачивает к , идет к Гусиной Земле, от нее, заворачиваясь к N, вдоль западного берега Новой Земли, устремляется в Арктический океан, где и теряется в холодных водах его.

Разделение Нордкапского течения на несколько ветвей, по-видимому, обусловливается главным образом рельефом дна, а частью и встречею с холодными водами, двигающимися навстречу ему и достигающими в своем движении на юг до Медвежьего острова, врезывающимся клином между Нордкапским течением и течением к Шпицбергену.

Ширина Гольфштрема против берегов Мурмана и против мыса Канина от 75 до 100 миль.

[21] Граница его здесь незаметна для глаза, т. е. не имеет той поразительно резко очерченной границы от окружающих его вод океана, как в южной его части, по выходе из Флоридского залива и в среднем своем течении в Атлантическом океане. О присутствий теплых вод Гольфштрейма можно судить только по синему, или, вернее, аквамариновому цвету воды, представляющему собою смесь ярко-синих вод Гольфштрема с зелеными водами Ледовитого океана.

Границы Гольфштрема здесь непостоянны и, как было уже замечено, меняются в зависимости от дующих здесь ветров. При крепких продолжительных северных ветрах, Гольфштрем приближается к Мурману, и, наоборот, при южных удаляется, а так как первые господствуют зимой, а вторые летом, то поэтому и зимы на Мурмане бывают умеренные, и гавани его не замерзают.

Гольфштрем у берегов Мурмана носит все признаки дрейфового течения. На основании многолетних наблюдений подмечено любопытное явление в этой области: замещение Гольфштрема водою с другой температурой и соленостью позволяли населяться непривычным для вод Мурмана морским животным (полярным моллюскам).

Скорость течения в Гольфштреме у Нордкапа около 12 миль в сутки, за Нордкапом уменьшается до 8 миль, но пройдя меридиан Святого Носа, опять увеличивается до 16 миль в сутки и с этой скоростью омывает берега Новой Земли. При свежих попутных ветрах скорость течения сильно увеличивается, при противных – уменьшается. Так, например, с крейсера “Наездник” было определено у Нордкапа, в широте 71028’ и долготе 26002’, течение на SOtO со скоростью 25 миль в сутки после жестоких штормов от NNW и N каждый раз перед довольно свежими SW ветрами. Около широты 700 между меридианами 400 и 480 наблюдалось ранней весной течение прямо на восток со скоростью 18 миль в сутки, у Новой Земли была получена скорость течения от 12 до 20 миль в сутки к северу. Скорость Гольфштрема при противных его течению ветрах определена еще не была, так как в таких случаях он обыкновенно отходит далеко к северу. Изысканиями Мурманской экспедиции выяснено, что в пределах Кольского меридиана, во всей толще Нордкапского течения, самые холодные температуры встречаются в конце апреля – начале мая, и что это время следует, поэтому, считать “гидрологической зимой”. Затем температура начинает постепенно повышаться и достигает к ноябрю месяцу своего апогея. Эго время является поэтому “гидрологическим летом”.

Тесная связь между теплом, приносимым из Мексиканского залива Гольфштремом и климатическими явлениями в Европе уже давно подмечена. Благодаря своей большой способности, сравнительно с сушею усваивать солнечную энергию, океан заключает в себе значительные запасы тепла. Гольфштрем, несущий новые запасы тепла и делающий климат Европы более равномерным, является для полярных стран Ста[22]рого Света единственным фактором, препятствующим им превратиться в вечный ледник. С другой стороны, Гольфштрем обусловливает существование низкого давления атмосферы между Европой и Исландией, являющийся колыбелью тех циклонов, идущих в Европу, которые вызывают в нашей погоде значительные пертурбации.

Температура вод Гольфштрема в летние месяца + 90 – + 110 Ц, а для ранней весны – 2,50 Ц, у Колгуева 50, у Маточкина шара + 30 Ц.

Святоносское течение весьма большой силы. Около мыса Городецкого течение достигает до 2-2 1/2 миль в час, около Орлова 2-3 мили; около Трех островов к Сосновцу до 2 миль в час. При чем у о-ва Сосновца течение кап бы двоится: одна струя уклоняется на Зимний берег, по направлению к Инцам, а другая – в Кандалакшский залив.

Около мыса Канина замечено течение, которое известно под именем Канинского течения. Происхождение, направление и скорость его еще не выяснены; существует мнение, что это слабая ветвь Гольфштрема, но наблюдения проф. Н. М. Книповича с транспорта “Самоед” противоречат этому мнению, и является предположение, что теплые струи течения у Канина Носа приносятся реками и ручьями Канинской земли, а, может быть, и р. Мезенью. С транспорта “Самоед” замечено было между Каниным Носом и широтою 690 43’ течение на NO 860 со скоростью 2 1/2 узлов, при чем определение этого течения начато через 1 1/2 часа и окончено через 7 1/2 часов после времени полной воды у Канина Носа по таблицам полных вод; следовательно, транспорт большую часть этого времени должен был быть под влиянием отлива; других определений скорости этого течения неизвестно. В восточной части Мурманского моря встречаются другие постоянные течения; хотя они мало изучены, но с большой вероятностью можно представить следующую картину движения вод: холодное течение Карского моря, спускающееся вдоль восточного берега Новой Земли, входит частью в Карские ворота и Югорский Шар, частью же продолжает свой путь далее к северу к берегам Ялмала и образует известный круговорот течений Карского моря, которое несет свои льды в юго-восточную часть Мурманкого моря, южным путем, преимущественно через Карские ворота и только отчасти через Югорский шар, отчего последний и предпочитается для плавания. Течение, входящее через Карские ворота, встречается с водами р. Печоры и разбивается ими на две ветви: большую, сравнительно ясно выраженную, которая несет свои льды вдоль западного берега Новой Земли обыкновенно только до Костина Шара и Гусиной Земли, и меньшую – идущую по западному берегу о-ва Вайгача.

Северная ветвь около Гусиной Земли встречается с Гольфштремом, прижимается им берегу и суживается. Самое образование Гусиной Земли указывает на встречу здесь двух сильных течений и, действительно, после NO ветров скорость течения из Карских ворот около бе[23]регов Новой Земли доходит до 47, а иногда 58 миль в сутки. Обыкновенно же скорость южного течения около Гусиной Земли достигает 12-20 миль в сутки.

Течения, идущее от Югорского Шара, и спускающиеся от Карских ворот по западному берегу о-ва Вайгача, встречаются с водами Печоры около о-вов Матвеева и Долгого, где по этой причине замечены спорные течения и сулои. Воды р. Печоры, встретив своему естественному движение на препятствие в виде Карских течений, поворачивают к NW и W и идут вдоль Тиманского берега к о. Колгуеву, где образуют песчаный мели, около которого восточное течение, вероятно, встречается с :западным; это последнее вблизи Колгуева иногда берет верх и поднимается к северу вдоль восточного берега острова.

Воды Печоры усиливайся у Тиманского берега речками и ручьями, впадающими здесь в море; скорость течения здесь около 1/2 узла, но против Чешской губы течение усиливается до 2/3 узла и идет на NW к Канинской земле; надо полагать, что сильные спорные течения у Канинского Носа, скорость которых при штиле доходит до 5 узлов, происходит от встречи у этого мыса вышеуказанного течения с течениями, идущими из Белого моря. Несомненно, что в борьбе между водами р. Печоры и течениями, идущими из Карского моря, перевес той или другой стороне дают господствующие ветры, и воды Печоры проникают иногда в Карское море.

Полуостровов, омываемых водами Ледовитого океана, на все его протяжении очень мало; из крупных в западной части губернии отметим – Кольский6 или Лапландский полуостров и Рыбачий; в восточной же части Канинский, который с западной стороны составляет границу Белого моря, с востока омывается водами Чешской губы и только с севера прилегает непосредственно к Ледовитому океану.

Рыбачий полуостров состоит из двух частей, собственно Рыбачьего полуострова и Среднего, между которыми находится перешеек, длиною в 1 версту и шириной в 1 3/4 в.; с материком полуостров также соединен перешейком, длина которого достигает до 2 верст, при ширине его в 3 1/2 в.

Общая длина Рыбачьего полуострова от мыса Гордеева до мыса Немецкого 60 верст, ширина в северо-западном конце до 10 верст, а в юго-восточном – до 25 в.

Внутри полуострова расположены невысокие холмы и горы, покрытые тундрою и отчасти травою, а по берегам рек и в долинах между холмами находятся отчасти болотистые, отчасти сухие лески, состоящие из березы, ивы и различных кустарников. Перешейки или “волоки” представляют собою низменные, до 4 саж. вышиною, долины, поросшие [24] кустарником. Первый из них, между Рыбачьим и Средним полуостровами, лежащий между Большой Волоковой губою и Мотовским заливом, представляет явные следы морского дня. Еще и теперь заметны здесь следы существовавшего некогда пролива; на многих древних картах северная часть Рыбачьего полуострова изображалась отдельно, как самостоятельный остров.

В северной части полуострова много рек и озер: оз. Безымянное, длиною до 10 в., при ширине в 1 в., дает исток р. Майнаволоку. Из других рек боле значительны: р. Зубова (13 в.), Оленка (10 в.) и др.

Полуостров изобилует заливами и бухтами. Начиная с юго-запада, расположены бухты: Малая Волоковая, Большая Волоковая. На северо-западе – губа Вайда; на востоке – Цып Наволок, Корабельная, Аникиева, Сергеева. На южном берегу – обширный Мотовский залив с губами – Эйна, Моча, Мотка и гаванью Новоземельской, и на юго-западном берегу находится губа Кутовая.

Северо-восточный берег полуострова низмен, северо-западный же возвышен и местами достигает 200 ф. За Большой Волоковой губой берега снова становятся отлогими.

Канинский полуостров значительно больше Рыбачьего; берег его, начина от Мезенской губы до мыса Канина Носа, который по-самоедски носит название – “Яптозале”, что означает “тонкий мыс”, следует почти в направлении меридиана, весьма мало отклоняясь к западу, и не образует на этом пространстве ни одного значительно залива или мыса (исключая Конушина мыса). От Канина Носа берег направляется на восток и, пройдя в этом направлении до 100 в., заворачивает к юго-востоку и югу до мыса Микулкина; отсюда, изгибаясь, направляется на запад и Ю.-Ю.-З. до устья р. Чеши, от которой снова принимает направление на юго-восток.

Наибольшей ширины полуостров достигает на параллели Микулкина мыса, до 70 верст, наименьшей же по параллели р. Чеши – около 30 верст.

Некогда Канинский полуостров составлял остров, отделенный посередине от южной своей части проливом. Следы этого пролива в настоящее время сохранились в имеющихся маленьких речках, вытекающих из озера Парусного. С западной стороны озера вытекает р. Чижа в Белое море, а с восточной Чеша в Чешскую губу.

Верховья этих речек в летнее время почти совершенно пересыхают, в то время как весной по этим речкам возможно пройти из Мезенского залива прямо в Чешскую губ. на судах с осадкой не более 5 фут. Такое изменение, вероятно, и исходит под влиянием общего вертикального движения материковых масс, поднимающего все северные берега, и морской пролив постепенно превращается в озеро с двумя истоками. Поверхность полуострова в общих чертах уже рассмотрена была выше.

[25] Островов вдоль побережья Ледовитого океана очень много, особенно мелких, и опять-таки следует заметить, что их несравненно больше вблизи материка по западному побережью, чем по восточному, где острова, даже мелкие, немногочисленны, а большие, как, напр., Новая Земля, значительно удалены от материка.

Начиная с западной границы губернии, вдоль Мурманского берега расположены следующие острова:

Группа Айновых островов состоит из Большого и Малого Айновского о-вов. Эти острова являются излюбленным место гнездования птиц, так как имеют исключительно удобное положение для них: они значительно удалены от берега, омываются теплыми водами Гольфштрема и имеют посередине озерки с пресной водой, где и находят себе приют, главным образом, гаги, дающие ценный гагачий пух.

Нужно видеть, что делается на этих озерках, когда вылупятся птенцы: черно, как говорят охотники про осенние перелетные стаи уток; озерко меняет свой вид, кажется не озером, а скорее болотцем, испещренным десятками тысяч двигающихся кочек, соединяющихся и распадающихся. Стон, гвалт, нечто невообразимое, не поддающееся описанию! Только осенью озерки пустеют, окрепнувшие птенцы улетают в океан и держатся, главным образом, у берегов Рыбачьего полуострова, чтоб к весне возвратиться на родину.

На Айновых островах прекрасные сенокосы. Славятся они также особенно крупной морошкой.

Далее следует остров Аникеев. С названием острова связано следующее предание. В прежнее давнее время все промышленники по становищам Рыбачьего полуострова должны были платить дань обладавшему непомерной силой разбойнику Анике, приходившему каждую весну на своем корабле к острову, пока разбойник не был убит неким пришельцем.

На самом острове Аникиеве сохранилось много плит со старинными надписями, представляющими собой каменную летопись Мурмана. Одна из таких плит покрыта тщательно и красиво высеченными именами датских, немецких и голландских шкиперов, приходивших на Мурман за рыбою в 16, 17 и 18 веках: “Bernet Gundersen 1595, 1596, 1597, 1610, 1611, 1615 blef jeg frataget skif (у меня отняли судно). Внизу под надписью изображен воин; Hans Robersen von Apenrade anno 1694, 1695, 1698; Jacob Hanswn Handerslef 1615; Christen Scabo 1613, 1780 habe ich Hans Michelsen von Flensburg hieranf gefahren in 26 Jahr”.

Красива и интересна высеченная кудрявым старинным письмом русская надпись: “Лета 1758 горевал Гришка Дудин”.

Острова Еретик, Шалим, с высокими отвесными берегами, защищают от волнения порт Владимир.

Остров Торос, высокий и скалистый, до 250 ф., расположен среди губы Кислой в Кольском заливе.

[26] Остров Кильдин лежит к востоку от Кольской губы; это самый большой остров у Мурманского берега. Он тянется на 15 верст с запада на восток, отделяясь от материка нешироким Кильдинским проливом; ширина острова до 6 верст.

Поднимаясь на западе из моря высоким и крутым обрывом, остров постепенно понижается к востоку, представляя своею поверхностью возвышенное плато. В летнее время со стороны пролива о-ва Кильдин представляет живописное место. Стремительно взбегая к западу и северу на высоту более 600 ф., остров круто обрывается в море, поставив перед свои западным мысом “Бык” отдельную скалу, имеющую поразительное сходство с готическою колокольнею. Сходство это дополняется стоящим на чрезвычайно острой вершине скалы небольшим камнем, напоминающим крест или башенку.

Южный берег поднимается от моря четырьмя совершенно правильными широкими уступами или террасами, на высоту до 500 ф., и здесь заканчивается ровною поверхностью. Весь этот амфитеатр острова покрыт яркою густою зеленью и представляет резкую противоположность с голыми гранитными утесами материка.

В северо-восточном конце острова, около версты к востоку от мыса Могильного, находится реликтовое озеро “Могильное”. Из бухт острова известна Монастырская и др.

Между островом Кильдиным и мысом Териберским лежит остров Малый Олений, называемый также Ближним Оленьим или Немецким Оленьим.

Далее следуют “Вороньи луды” – пять голых, но довольно высоких островов, вблизи Вороньей губы.

К западу от луд расположены Гавриловские острова, прикрывающие собою со стороны моря вход в губу Поднахту, защищая ее от океанского волнения и делая одной из удобнейших стоянок для судов при сооружении здесь брекватеров-волноломов.

Большой Олений, высокий и крутой остров, иначе называемый Дальний Олений, или Русский Олений, в отличие от одноименного Малого Оленьего. С севера в этот остров вдается узкая губа “Обманная”, придающая ему ложный вид двух островов.

Против устья р. Харловки раскинулась группа “Семи островов”. Собственно сама эта группа состоит только из пяти островов: Харлова, Большого и Малого Зеленецких, Вешняка и Кувшина, а два Лицких острова лежат отдельно, в 8 верстах к юго-востоку.

Острова первой группы каменисты, крутобереги и пустынны. Самые значительные из них остров Харлов и Вешняк; длина каждого из них до 3 1/2 верст, при ширине от 3/4 в. до 1 в. Остров Кувшин, заметный по своей форме, круглый и высокий, (270 ф.), как бы расколотый на две части, лежит при самом входе в Семиостровскую бухту.

[27] От материка острова эти удалены на расстояние от 1 1/2 до 3 в.

Далее следует остров Нокуев, около которого в 1553 г. погибли два английских корабля под начальством Гуго Виллоуби, посланные для отыскания северо-восточного пути в Индию.

В Иокангской бухте, окруженной со всех сторон высокими горами, лежат Иокангские острова с хорошими и удобными стоянками: Чаичий, Безымянный, названный впоследствии (1894 г.) – остров Витте; Сальный, Медвежий, Обсушной и два Усть-Иокангские, лежащие при самом устье р. Иоканги.

Против Чешской губы расположен остров Колгуев, на расстоянии не более 90 верст от материка. Общая площадь его до 3.071 кв. верст.; самое большое протяжение между крайними точками острова, с севера на юг, около 90 в., а с востока на запада около 65 в.

Остров круто спускается к морю на западе и, понижаясь к востоку и югу, образует опасные отмели, из которых наиболее известны “Плоские кошки” на южном берегу. Внутри острова вдается с юго-запада длинная, но мелководная губа “Промой”. На острове несколько доступных небольшим морским судам бухт, могущих служить якорными стоянками; лучшие из них устья рр. Васькиной и Кривой.

Средняя часть остова представляет возвышенность, значительно приподнятую над окрайными берегами, прорезанную местами невысокими горами, дающими начало многим рекам острова.

Из рек наиболее значительны: Великая, Пушная, Кривая, Васькина, Гусиная, Кубаревка, Артельная; все они богаты рыбой: гольцами, кумжею, сигами, омулями и др. ценными породами. В средней части острова много пресноводных озер.

Растительность острова чрезвычайно бедна, но при всем том флора острова состоит из 110 цветковых растений, в том числе 12 злаков, 11 сложноцветных, 10 гвоздичных, 8 розоцветных. Встречаются низкорослые кустарники, до 5 пород полярной ивы и др. Большие пространства покрыты белым ягелем.

На острове водятся песцы, лисицы, олени; попадаются иногда и белые медведи близ его берегов.

В огромнейшем количестве собираются здесь водяные птицы: гуси, утки всевозможных пород, лебеди, прилетающие на Колгуев с юго-запада в конце июня и остающиеся здесь до половины сентября.

Поверхность острова местами покрыта толстыми пластами гуано, образовавшимся в течение веков от многочисленных перелетных стай птиц, но залежи эти пока не эксплуатируются7.

[28] Далее близ Самоедского берега лежит остров Сенгейский, отделяясь от материка проливом, западная неширокая часть которого называется Верхним Шаром, а северо-восточная, более широкая, Нижним Шаром.

Длина острова около 25 верст, ширина до 6 верст. Он имеет песчано-глинистое образование, покрыт травою и мхом. Берега возвышаются от 4 до 12 саж. над уровнем моря.

В Пустозерской губе находится несколько островов; из них более значительные: низкий и каменистый остров Долгий, Ловецкий, лежащий против устья р. Печоры; остров Варандей, отделяющийся от берега узким проливом; острова Большой и Малый Зеленец и высокий, заметный более других остров Матвеев.

Вблизи материка, почти у самой восточной границы губернии, лежит остров Вайгач (по-самоедски – “Хаюдей я”, что означает – “Сватая Земля”).

Остров находится между материком и Новой Землей и служит, таким образом, как бы естественным мостом между ними.

Географическое положение его определяется между 690 21’ и 700 28’ с. ш. и 580 30’ и 600 40’ в. д. (от Гр.).

От материка остров отделяется узким проливом Югорским Шаром, от Новой Земли – Карскими Воротами, с северо-востока омывается Карским морем.

Длина Вайгача с северо-запада к юго-востоку, приблизительно, более 100 верст, ширина доходит до 40 верст. Общая площадь около 2.892 кв. в. Самая северная оконечность – “Болванский Нос”.

Поверхность острова состоит почти сплошь из каменистых скал; горные кряжи, образующие остров Вайгач, являются продолжением хребта “Пай-Хой”. Кряжи пересекают остров по всем направлениям и состоят из каменистых гряд, едва-едва покрытых скудною почвою. На юге острова тянутся высокие гребни – “Петушки”, на юго-западе поднимается Карновские камень, а против лямчинской губы – Лямчинский камень. Внутри острова проходит самый высокий горный кряж – Осьминкинские (или Осьминхинские) горы, представляющие цепь высоких конусов. На голых “плешках” их вершин часто возносятся фантастические четыреугольники и круглые утесы, напоминающие издали развалины замков, обломки колонн; они резко выделяются на фоне голубого неба во всей своей величавой и суровой наготе. Южный и восточный берега острова утесисты, обрывисты и возвышаются до 200 ф. они состоят из глинистых сланцев, проникнутых кристаллами колчедана.

Остров беден растительностью; вершины гор обнажены; на склонах ковер однообразного ягеля устилает скудную почву, перемежаясь только изредка с приземистым ивняком. В низинах, пропитанных влагою, болотная трава и зеленый мох только и оживляют пейзаж. Близ юго-западных берегов поросль несколько лучше и разнообразнее: встречаются [29] щавель, осока, морская трава, первоцвет, незабудки, болотный пух и др. Из животных водятся песцы, красные лисицы, дикие олени, белые медведи. Из птиц – чайки, совы, гагары, а летом прилетают куропатки, гуси, утки, лебеди и чистики. Держатся они близ самых берегов острова.

В реках Вайгача ловятся омули, гольцы и пр., в море у берегов моржи, тюлени, белухи.

Остров Новая Земля представляет собою, собственно, огромнейший двойной остров, лежащий между 700 30’ и 770 с. ш. и 510 31’ и 690 в. д. (от Гр.).

От берегов материка Новая Земля направляется сначала к северу, а потом заворачивает к северо-востоку и по форме, таким образом, представляет в общем слабо изогнутую дугу, обращенную выпуклостью к западу.

Извилистый пролив Маточкин шар8, длиною в 95 верст, разделяет Новую Землю, между 73 и 74 параллелями, на два больших острова: меньший – южный и большой – северный. Они отстоят друг от друга не более как на 7 верст, местами же берега их сходятся очень близко, на расстояние не более 300 саж. А так как берега в этом месте с западной стороны высоки и гористы, то вход в пролив не сразу заметен, благодаря чему первые путешественники принимали его за один из многочисленных заливов и считали Новую Землю одни сплошным островом.

Общая длина острова и площадь его точно еще не определены, но по приблизительно вычислениям, протяжение его достигает до 1.000 верст, ширина же значительно меньше: в самых широких местах не превышает 30 верст. Площадь острова, по Стрельбицкому, 80.025 кв. верст, из этого числа на южный остров приходится 35.988 кв. верст, на северный – 44.037 кв. верст. Из островов около Новой Земли на Междушарский падает 282 кв. версты и на остальные – 290 кв. верст.

Длина береговой линии Новой Земли около 4.400 верст. Самая южная оконечность Кусов нос, находящийся на острове Кусова Земля, отделенном от Новой Земли проливом Никольский шар; самая северная точка острова – “мыс Желания”.

С юга Новая земля омывается проливом Карские ворота, который отделает ее от другого полярного острова Вайгача, и соединяет Карское море с океаном; с востока остров омывается Карским морем, с северо-запада и запада – Мурманским морем и Ледовитым океаном.

Берега Новой земли сильно изрезаны и образуют много заливов, бухт и полуостровов, особенно с западной стороны. Самая южная часть берега изрезана больше мелкими заливами и снабжена архипелагом небольших островов.

[30] Первый значительный залив-губа Саханиха (между 550 и 560 в. д.), в который впадает одна из больших рек Новой Земли того же имени; затем, далее к западу, на меридиане 55, губа Черная, вдающаяся далеко внутрь острова, на 30 верст, подобно фиордам Норвегии.

Западно-северо-западное направление берега сохраняется до мыса Черного; начиная отсюда, берег заворачивает прямо к северу, а потом к северо-западу и образует между мысами Черным и южным Гусиным, – обширный залив с очень изрезанными берегами, в выемке которого и расположен наибольший из островов около Новой Земли – Междушарский, отделенный от берега Новой Земли проливом Костин Шар, куда впадает большая река Новой Земли – Нехватова, длиною до 80 верст.

К северу от Междушарского расположены два большие залива: Рогачев и Белушья губа.

Начиная от мыса южного Гусиного Носа береговая линия идет почти по меридиану, не образуя значительных заливов до самого мыса – северный Гусиный Нос. Эта часть побережья, около 100 верст длиною, составляет самую западную часть Новой Земли и носит название Гусиной Земли. Это невысокая полоса земли, охватывающая поясом около 20 верст ширины более возвышенную часть.

Далее к северу, между северным Гусиным Носом и мысом Бритвиным (между 720 и 730 с. ш.) расположен залив Моллера, в свою очередь сильно изрезанный и образующий много бухт. На севере он оканчивается глубоко вдающимся заливом Пуховым, в вершину которого впадают рр. Пуховая и Бритвинская.

К северу от мыса Бритвин до входа в Маточкин Шар лежат два большие залива: южный – губа Безымянная, и северный – губа Грибовая, разделенные высоким полуостровом с горою “Первоусмотренною” (1.800 ф.). Далее до входа в Маточкин Шар берег ровный и скалистый.

Продолжая подниматься по западному берегу к северу, встречаем губу Серебрянку, окруженную высокими горами. Выше расположены губы: Митюшиха и Волчиха в глубокой выемке между берегом Новой Земли и мысом Сухой Нос.

От Сухого Носа до полуострова Адмиралейства берег Новой Земли опять изрезан заливами, из которых наибольшие, начиная с юга: – губа Крестовая с несколькими островами, два залива Сульменева, – северный и южный, и губа Машигина.

От полуострова Адмиралтейства до островов Горбовых расположено много заливов. Около последних островов еще лежат острова: Панкратьевы, Берха, Крестовый и др.

Далее берег постепенно уклоняется к востоку до мыса Нассау, за которым берег направляется к югу и образует небольшую вогнутую дугу до мыса Ледяного; за ним к востоку лежат острова Оранские, а там доходим до северного предела Новой Земли – мыса “Желания”.

[31] Восточное побережье Новой Земли исследовано меньше западного; оно не обладает таким количеством глубоких заливов и выдающихся в море полуостровов, как последнее.

Рассматривая восточный берег в направлении с юга на север, видим, что, начиная от Кусова Носа, берег поднимается к северу где находится крайняя юго-восточная оконечность Новой Земли – мыс Меньшикова. От него берег Новой Земли постепенно отступает к западу почти без заливов до бухты Абросимова, лежащей немного ниже 72 параллели с. ш. От Абросимова берег острова принимает направление северное и С.-С.-В-ное и становится более изрезанным до Маточкина Шара, вход в который здесь еще уже, нежели с западной стороны. Далее к северу изрезанность береговой линии увеличивается и местами встречаются довольно значительные заливы: Чекина, Незнаемый, Медвежий, к северу от которого лежит полуостров Крашенинникова и о-ва Пахтусова (72025’ с. ш.).

Немного южнее 75 параллели лежит мыс Дальний, откуда до мыса Миддендорфа берег мало известен.

За ним к северу находится Ледяная гавань; далее берег Новой Земли поднимается почти прямо по меридиану и достигает мыса Желания.

Остров Новая Земля, несомненно, материкового происхождения; по своему геологическому строению он составляет как бы продолжение хребта Пай-Хой, отделяясь от отрогов последнего островом Вайгачем.

Берега Новой Земли состоят из голых скал глинистого сланца. Западный берег значительно выше восточного. Южная оконечность острова довольно плоская. На западном берегу всюду виднеются обнаженные каменные громады, которые то круто спускаются к морю, то тянутся на некотором расстоянии от берега, рядами отдельных вершин.

Чем дальше к северу, тем горы становятся выше, массивнее, многочисленнее. Возле Маточкина Шара они учащаются до того что куда ни кинешь взор, – всюду высятся стены гор, нагроможденные друг за другом и разделенные долинами. Они достигают тут до 4.000 ф. высоты.

Величавость этих гор еще усиливается ослепительной белизной снежных масс, которые местами покрывают их даже летом. Многие горы на Новой Земле, особенно в северной ее части, покрыты ледниками, иногда спускающимися к самому морю. Ледники эти по направлению к северу все более и более возрастают, как по числу, так и по величине, пока, наконец, не переходят в один сплошной ледник, который своим громадным ледяным покровом сравнивает горы и долины, превращая всю северную часть Новой Земли в бесконечную ледяную пустыню.

Южный остров Новой Земли не представляет такой однообразной ледяной пустыни. В северной его части, возле Маточкина Шара, на[32]ходятся довольно высокие горы, покрытые ледниками. К югу же от Безымянной губы местность резко меняет свой характер и переходит в плоскую возвышенную область, поднимающуюся террасами, как от берегов моря, так и от речных долин. Настоящих ледников нет, а взамен их внутри страны встречаются обширные фирновые поля, лед которых спускаются крутыми стенами к рекам и ручьям, покрывая сплошь их берега, так что получается довольно своеобразная картина, как будто река течет среди ледяных берегов.

Климат Новой Земли суровый, но все-таки не настолько, как можно было бы ожидать по ее далекому положения на севере за полярным кругом; море значительно смягчает его, и здесь вообще теплее, нежели, например, в некоторых местах Сибири, лежащих много южнее. Самые сильные морозы на Новой Земле редко превышают – 320. Напротив, лето на Новой Земле одно из самых холодных на всем земном шаре. Средняя температура лета около + 30. В наиболее теплые дня температура бывает + 7, 8, 90; сравнительно редко поднимается до +120 и 140 Ц. Хотя во время экспедиции В.А. Русанова в 1909 г., 19 июля наблюдалась температура + 230 на солнце. Теплая погода редко длится хотя бы несколько дней; преобладает переменная – туманная и дождливая, с частыми колебаниями температуры. Иногда во время лета выпадает даже снег и случаются небольшие морозы. Часто идут сильные и продолжительные дожди, особенно, когда дует западный ветер. Туманы здесь необыкновенно густы. Но при ясной погоде воздух замечательно прозрачен; тогда он кажется вовсе бесцветным и отдаленные горы рисуются, как на ладони.

Самое теплое время года – конец июля и август. В начале октября начинается долгая полярная зима. С ноября на целых три месяца солнце совсем скрывается за горизонт, и остров окутывается темной полярной ночью. Самый холодный месяц февраль, когда особенно велика бывает масса льдов, окружающих Новую Землю. Снега выпадают очень много, даже на ровных местах земля покрывается снегом на сажень, а снеговые сугробы наносятся сажен на 5 вышиною. Зимой свирепствуют сильные метели, которые бушуют иногда в продолжение 8-9 суток без перерыва, и случается, что совершенно заносят избы поселенцев.

Сильные ветры составляют обычное явление на Новой Земле. Они случаются и летом, хотя не продолжаются так долго, как зимою. Сила ветра здесь бывает такова, что он срывает с гор камни и разносит их на огромное расстояние; человек буквально валится с ног под напором бури; а мелкие камешки, как пыль, подымаются вверх и несутся по ветру с стремительной силой. Этим объясняется каменистый характер берегов Новой Земли и отсутствие на них измельченных частиц песку или земли, так как все это сносится ветром в море. На западном берегу Новой Земли особенно свирепствуют восточные ветры; напротив, [33] на восточном берегу они чувствуются сравнительно слабо, здесь господствуют западные ветры.

К концу апреля снег мякнет и начинает таять; к концу мая в открытых низменных местах снега почти уже нет и начинает пробиваться трава. Реки вскрываются в начале июня, а закрытые заливы в июле, но многие из них остаются под льдом все лето. Большие заливы с западной стороны, например, залив Моллера, по наблюдению Тягинане, замерзают даже всю зиму.

С мая, кончая июлем, наступает полярный день: солнце совершенно не заходит за горизонт.

На западном берегу Новой Земли климат несколько мягче восточного. Эта разница объясняется тем, что вдоль западного берега, хотя и на некотором расстоянии от него проходит ветвь Гольфштрема.

Растительностью Новая Земля бедна. Первое беглое впечатление – полное отсутствие растительности: глаз не может отыскать ни деревца, ни низкого кустарника, или даже отдохнуть на зелени травы. Невольно взоры приковываются к земле, к каждому камню и расщелине, и только тогда понемногу начинаешь находить жизнь и своеобразную красоту в этом царстве камня, где, кажется, и солнца три месяца не заходит за горизонт только для того, чтобы вызвать к жизни и защитить эти слабые растеньица от мертвящего дыхания полярного холода.

Вся растительная жизнь Новой Земли, действительно, сосредоточена в самых верхних слоях почвы и в ближайших к ним, самых низких слоях воздуха. Только здесь находят растения сколько-нибудь достаточное для них тепло. Выше им грозят гибельные холодные ветры; точно также они не могут пустить глубоко в землю свои корни и стелются или в самых верхних слоях почвы, потому что глубже уже встречают вечную мерзлоту.

Скалы Новой Земли большею частью оголены, или покрыты низкими лишайниками, которые придают им ржаво-рыжеватую окраску. Равнины покрыты мхом или тощей травой; но трудно отыскать обширное пространство, покрытое сплошь травой, которое бы заслуживало название луга. Даже мох растет, по большей части, отдельными клочками и редко покрывает собою сплошные пространства. Столь обычные всюду на Севере тундры на Новой Земле также не встречаются; под ногами чуть ли не везде твердый камень или щебень. Только на склонах, обращенных прямо к солнцу и в южной части острова, и вообще, в местах, где повыветрился камень и образовалась рыхлая сколько-нибудь плодородная почва, встречаются травы и цветы. В июне месяце там можно видеть довольно большие пространства, покрытые цветами, но они не выглядывают из зеленого ковра своими крупными красивыми головками, а торчат поодиночке между осколками камня, сами также лишенные зелени; большинство из них почти не имеет листьев. Вообще здесь зелень не пре[34]обладает над прочими красками. Вся флора цветковых растений Новой Земли состоит из 155 видом и обнаруживает, несомненно, большую близость к северно-сибирской, чем к европейской. Значительную часть, около 1/3 видов, составляют растения альпийского характера. Злаков здесь очень мало. Из ягод встречается морошка и голубика. Из древесных пород только крошечные ползучие березы (Betula nana) и 11 видов ив, которые растут не вверх, а стелются по земле, скрываясь во мху. Наиболее распростаренная полярная ива едва торчит на полдюйма над поверхностью земли и имеет вид тоненького, как соломинка, стебелька с двумя листьями и иногда с цветочными сережками. Однако, стебелек этот – только небольшая веточка от далеко расстилающегося и сильно разветвленного куста, который скрывается отчасти во мху, отчасти в земле. Вырвать из земли все растения очень трудно. Самый высокий из новоземельских кустарников – одни вид ивы (Salix lanata), поднимается до четверти аршина в вышину, а подземный ствол тянется иногда аршина на 4 или 5, не углубляясь далеко в почву.

Полное отсутствие даже обычных на Севере низкорослых кустаринков, не только высоких деревьев, невольно поражает всякого, впервые посетившего Новую Землю. Естествоиспытатель К. Бер так описывает произведенное на него впечатление отсутствием деревьев на Новой Земле: “Одно из действий, производимых на вас отсутствием здесь деревьев, и даже рослой травы, – это чувство одиночества, чувство, овладевающее душою не только мыслящего наблюдателя, но и самого грубого матроса. Это чувство не имеет в себе ничего стеснительного, напротив, в нем есть что-то торжественное. Я не мог подавить в себе мысли, невольно мне представившейся, будто теперь только наступает утро мироздания, и вся жизнь еще впереди. Совершенное отсутствие звуков, особенно господствующее в ясные дни, напоминает собою тишину могилы, и вдруг выходящие из-под земли, прямо снующие перед вами и столь внезапно исчезающие пеструшки являются как будто какими-то призраками. В других странах мы привыкли видеть, что листья высоких растений и деревьев своим шелестом обнаруживают присутствие легкого зефира, низкие же растения глубокого севера недоступны и легчайшему ветерку; их можно счесть как бы нарисованными”…

Насекомых известно на Новой Земле до 128 видов. Добыт один вид дождевых червей.

Животный мир Новой Земли значительно разнообразнее и богаче растительного. Летом сюда прилетает множество птиц, которые придают большое оживление новоземельским берегам, громоздясь на его скалах и прибрежных островах. И если в общем арктическая фауна не так богата числом составляющих ее видов, то тем более замечательно ее богатство количеством. На западном берегу, при входе в гавань Малые Кармакулы, есть остров, в виде одиноко стоящей в океане, почти отвесной скалы, прозванный “Птичьим Базаром”. Остров этот в продол[35]жение всего лета сплошь покрыт птицами; с криком носятся они тысячами вокруг и покрывают громадное пространство океана. Таких излюбленных птицами мест очень много по берегам Новой Земли, и эти места регулярно посещаются из года в год, и после вывода птенцов, служат им как бы постоянным жильем.

В сравнении с количеством, разнообразие птиц не велико, всего до 44 видов.

Чисто наземных птиц мало: пуночка (Plectrophanus n.), альпийский жаворонок (Otocorys alpestris), полярная сова (Nyctea scandiaca), белая куропатка и др. Громадное большинство новоземельских птиц водяные. Во множестве встречаются гуси (особенного много поберегу “Гусиной земли”), лебеди, утки (Anas glacialis), чайки разных пород, гаги (Anas molissima), дающие ценный пух, тупики, люрики и др.

Здесь целое царство непуганых птиц, которые еще пока не боятся человека и поражают доверчивостью многих наблюдателей.

На Новой Земле встречается чрезвычайное множество полевых мышей (Mus Lemmus), называемых “пеструшками”.

Из млекопитающих животных здесь встречаются белые медведи (по местному “ошкуи”), которые попадаются больше на побережьях и островах, окруженных плавучими льдами, а иногда на ледяных полях, далеко от берега. За последнее время на юго-западных берегах Новой земли медведи стали встречаться реже, чем на северо-восточных, где их пока меньше преследует человек.

Кроме медведей, водятся дикие северные олени, песцы, на южной оконечности попадаются также лисицы и др.

Реки Новой Земли на ее западном берегу изобилуют ценною породою семги – гольцами (Salvelinus alpinus Linne), отличающимися мелкими, едва заметными чешуйками. В восточной части водится омуль (Coregonus autumnalis Pallas).

Под именем Карского моря известна часть Ледовитого океана, окаймленная с запада Вайгачем и двумя островами Новой Земли, с юга и юго-востока побережьем Сибири; на северо-западае море естественных границ не имеет и непосредственно прилегает к Ледовитому океану, на протяжении около 320 верст. Точной границы на востоке оно не имеет; некоторые считают, что к нему принадлежат Обская и Енисейская губы; правильнее принять границею прямую, соединяющую остров Белый с заливом Баренца на Новой Земле.

Западный берег моря, составленный островами, не имеет глубоких заливов, как и восточный, образованный полуостровом Ямалом, и южный; только в юго-восточном углу, между Ямалом и материком море далеко вдается внутрь суши, образуя Карскую губу.

В этих пределах море вытянулось по направлению с юго-запада на северо-восток; наибольшая длина его, принимая за границу вышеуказанную прямую, около 575 верст, а ширина около 360 верст.

[36] На западе море сообщается с Ледовитым океаном тремя проливами: Маточкиным Шаром, Карскими Воротами и Югорским Шаром.

Самый северный из них первый, разделяющий собою северный и южный острова Новой Земли; второй лежит в середине; Карский пролив или Карские Ворота, разделяет один из южных островов около Новой Земли (Междушарский) от о-ва Вайгача и служит соединением между Карским морем и океаном; ширина его до 40 верст, глубина около 50 саж.; третий пролив, самый южный, – Югорский Шар, – между Вайгачем и материком.

Наибольшие глубины Карского моря лежат в его западной части, близ Новой Земли и Вайгача; вдоль первой тянется узкий канал с глубинами около 100 саж. И более; против Карских Ворот этот канал перерезывается отмелью с глубиной до 50 саж., к югу от которой, около Вайгача, лежит самое глубокое место моря, составляющее обособленный бассейн с наибольшею глубиной до 400 сажен. Далее на восток встречаются глубины в 50 и 20 саж., границы этих глубин идут почти по меридиану и на севере огибают остров Белый, в значительном расстоянии от него и устьев губ Обской и Енисейской.

Таким образом, большая часть моря и соединение его с Ледовитым океаном заняты малыми глубинами: это обстоятельство препятствует большим ледяным горам, сидящим глубоко, проникать сюда из полярного бассейна.

Большая часть льдов здесь местного происхождения или речного, из Оби и Енисея, и принесена сюда течениями, идущими вообще с северо-востока на юго-запад к Карским Воротам, через которые больше всего лед выносит в океан.

Карское море начинает освобождаться от льда в середине июля и остается свободным до конца сентября, а в благоприятные годы и позже. В начале навигации льды большею частью держатся в средней части моря, оставляя свободную полосу вдоль берегов Сибири, Ямала, острова Белого. Есть основания утверждать, что сплошного ледяного покрова в Карском море почти не бывает и зимою; при всех случаях зимовки моряки замечали постоянное движение льдов, а иногда море и вовсе свободным от льда. Так, в первую зимовку Баренца на северной оконечности Новой Земли, 5 октября 1596 г., море было чисто, и были полыньи в феврале и марте. Пахтусов на южной оконечности Новой Земли в 1833 году видел несколько раз чистое море; то же наблюдалось и в суровую зиму 1882 года затерянным среди льдов пароходом “Варна” и др.

Постоянное движение льда, с помощью волнения, к концу лета обращает лед в кучу мелких льдин, подвергающихся в этом время влиянию теплой воды, изливаемой р.р. Обью и Енисеем; вода эта, как теплая и пресная, лежит на поверхности, способствуя таянию льдов. Вода на поверхности моря настолько пресна, что можно употреблять ее для варки [37] пищи; температура воды осенью на поверхности бывает сравнительно высока. Мак в 1871 году, на параллели 720 с.ш., к северу от р. Оби, наблюдал от + 60 до + 100.

Что эти теплые речные воды уходят к западу, свидетельствует масса плавучего леса, “плавника”, встречаемого везде по берегам Новой Земли и Вайгача.

Количество ледяных масс, встречающихся летом в Карском море, далеко не одинаково из года в год. В иные годы, как, напр., в 1878 г., море бывает, по-видимому, наиболее чистым от льда, начиная с южной его части и до самого острова Уединения или почти до Земли Франца Иосифа к северу; зато выдаются такие годы, когда в северной и южной части моря встречается множество льда, затрудняющего судоходство, хотя и не ставящего ему непреодолимых препятствий. Например, в 1882 году было очень много льда и на юге, и на севере Карского моря; море всюду было покрыто льдом и в 1883 году. В 1888 и 1895 гг. встречалось много льда даже в конце сентября, а в 1902 и 1903 гг. Карское море было полно льдом, во всяком случае в юго-западной части. С другой стороны, Карское море оказывалось более или менее чистым от льда уже в конце августа в 1887, 1890, 1894, 1897, 1898, 1900 (в особенности) и, наконец, в 1901 и 1904 гг.

Поэтому ошибочно было бы предполагать, что количество льда, ежегодно скопляющегося за зиму в Карском море, остается одинаково каждое лето и каждую осень, а также рассчитывать на то, что если трудно пройти южной частью моря, то можно легко это сделать в северной или наоборот.

Скопление главных масс льда находится в прямой зависимости от ветров, которые приводят лед в движение, но еще более важным является вопрос, отчего зависит количество льда, подвергающееся таким резким колебаниям.

По мнению Фритиофа Нансена, изучающего этот вопрос десятки лет, можно предположить две причины. Во-первых, меняются ветры в связи с этим и морские течения, благодаря чему в одном году пригоняются с севера большие массы льда, которые заполняют все море, а в другом году льды угоняются с моря на север. Во-вторых, является мысль, что большая часть льда, встречающегося в Карском море, образуется на месте, а не пригоняется из других мест, и, таким образом, различие в количестве льда, образующегося и тающего ежегодно в Карском море, зависит от местных условия.

Первая возможность мало вероятна. Карское море между Ямалом и Новой Землей может считаться своего рода замкнутым и неглубоким заливом, так что большие количества льда, пригоняемые в него с севера, не могу считаться обычным явлением. Льды, встречающиеся здесь или, во всяком случае, в южной части моря, между Ямалом и Новой Землей, по мнению Ф. Нансена, производят впечатление образовавшихся [38] в самом Карском море. Мощный лед встречающийся дальше к северу, дело особое.

Приходится признать, что ежегодные колебания количества льда в Карском море вызываются местными причинами. Вряд ли это, однако, зависит от колебания температуры самой воды моря, вызываемого различными, смотря по году, течениями. Количество воды, которое могу принести с запада в это замкнутое море морские течения, настолько не велико, что не может играть никакой роли, в смысле повышения или понижения температуры воды в море. Однако, необходимо иметь в виду, что верхние слои воды в Карском море полупресные, полусоленые, образующиеся от смешения морской воды с речною и с водою из растаявшего снега и льда. Таким образом, эта полупресная вода значительно легче нижних, более соленых слоев морской воды и даже при сильнейшем охлаждении не может смешаться с ними, а потому понижение температуры в нижних слоях, обусловливаемое холодными морскими течениями с севера, из-за Новой Земли, не оказывает на верхние слои особого влияния.

Количество льда, образующегося ежегодно в Карском море, зависит от охлаждения поверхности моря в зимнее время, а также от слоя снега, покрывающего лед. Очевидно, под толстым слоем снега образуется меньше льда, чем под тонким. После холодной зимы, с малым количеством осадков, количество льда в Карском море в следующую весну бывает значительно больше, чем после мягкой снежной зимы. Если за суровой зимой последуют сравнительно холодные и ненастные весна и лето, лед мало подвергается таянию и состояние льдов в Карском море будет особенно неблагоприятным. Напротив, после мягкой зимы, с обилием снега, и после теплой весны и солнечного лета, таяние льда происходит очень быстро, и Карское море до известной степени очищается от льда.

Кроме того, образование льда зимою в сильной степени зависит от состояния моря осенью – много ли или мало оставалось в море льда, холодная или тепла была поверхность морской воды. Если в конце лета море сравнительно чисто от льда, вода верхних слоев будет довольно тепла, и потребуется некоторое время, чтобы она охладилась до точки замерзания; вдобавок и само замерзание будет затруднено волнением, поднимаемым в море ветрами. Если и образовывается новый лед, то быстро вновь вскрывается силою ветра и разбивается волнами. Должно пройти немало времени, прежде чем образуется лед, достаточно крепкий, чтобы противостоять волнам и ветрам.

В те же годы, когда в море остается к осени много прошлогоднего льда, вода верхних слоев бывает холоднее, и новый лед быстрее и прочнее сковывает между собою плавучие льдины, покрывающие все море, что уже значительно облегчает дальнейшее наращение льда.

Таким образом, обилие льда в предыдущем году может оказать влияние и на условия последующего года; если, например, выпадут [39] две суровые зимы подряд, может случиться, что следующее за ними лето окажется особенно неблагоприятным для судоходства. Необходимо, впрочем, заметить, что мягкая зима еще не всегда в состоянии устранить влияние предыдущего года, неблагоприятного в смысле состояния льда.

Уже в давно минувшее времена было подмечено влияние суровых зим на количество льда, встречающегося следующим летом в Карском море. В 1595 году русские промышленники сообщили голландским мореплавателям в Югорском Шаре, что условия одного года не похожи на условия другого и что неблагоприятное состояние льда в данном году объясняется исключительно суровостью и продолжительностью предыдущей зимы.

Предполагаемая Ф. Нансеном связь между изменениями количества льда в Карском море осенью и колебаниями средней температуры воздуха в данной области предыдущею весною блестяще подтвердилась и данными метеорологических наблюдений, хотя частью и неполными, взятыми со станций Малых Кармакул, Пустозерской, затем с заменившей ее станции Оксиной, и Обдорска.

Но проходимость проливов и Карского моря зависит не только от одного количества льда, а от его распространения и распределения в море, и в этом отношении играют большую роль ветры и морские течения.

Течения в Карском море еще недостаточно обследованы. В Карском море, судя по дрейфу двух судов международной полярной экспедиции в 1882-1883 гг. “Varna” и “Dijmhna” (голл. и датск. эксп.), можно было думать, что в южной части моря имеется круговорот воды против часовой стрелки: в последние же годы (1912-1914) дрейф судна русской экспедиции “Св. Анна”, вынесенной льдами Карского моря к северу до архипелага Земли Франца Иосифа, как будто указывает на существование вдоль полуострова Ямала движения воды на N в области северного полярного моря.

Даже если льдов летом в море и немного, неблагоприятные ветры могут нагнать их. Затем надо иметь в виду, что движение воды и льда зависит также от глубины моря.

Ф. Нансен из своего путешествия на “Корректе”, а также на основании своих прежних плаваний, пришел к убеждению, что льды в Карском море, так же, как и в Ледовитом океане, проявляют большую склонность задерживаться на мелях. Здесь течения играют меньшую роль, так как встречаются препятствия в виде неровностей морского дна, вследствие чего ветрам трудно угонять воду и лед. В силу этого зимний лед обычно дольше держится на более мелких местах, чем на глубинах.

Переходя к практическому вопросу об использовании этого великого морского пути к устьям сибирских рек, на основании экспедиций прежних лет, которые рассмотрены и приведены ниже, можно констати[40]ровать факт, что все они с точностью установили, что в большинстве случаев, на протяжении многих лет, оказывалось возможным пройти по Карскому морю к сибирским рекам, и что вообще нет оснований считать Карское море непроходимым. По мнению Ф. Нансена, при имеющихся в настоящее время вспомогательных средствах и технических усовершенствованиях, редкие неудачи следует считать чисто случайными.

Нижеприведенный обзор экспедиций показывает, насколько редки в последнее время случаи, когда судну не удавалось проникнуть в Карское море, - если только попытка носила серьезный характер.

Наиболее удобным временем для плаваний по Карскому морю можно считать вторую половину августа и начало сентября.

[40]

Из истории плавания по Карскому морю.

Когда был открыт великий морской путь через Карское море, в точности неизвестно, но по старинным документам, Новгородским хроникам и другим, правда немногочисленным источникам можно судить, что он был известен русским мореплавателям, отважно пускавшимся в это опасное плавание на своих небольших лодьях и кочах значительно ранее того времени, когда этим путем пытались проходить иностранцы.

В наше задачу не входит подробное перечисление всех плаваний по Карскому морю; но чтобы составить себе верное представление о возможности правильного судоходства по Карскому морю, не лишне будет познакомиться с успехами, достигнутыми в этом направлении до настоящего времени.

В 1556 г. из Англии был послан обследовать р. Обь, известную лишь понаслышке, Стефан Бурроу, который 10 августа достиг Карских Ворот и Вайгача. Из-за льдов ему не удалось пройти в Карские Ворота, но от русских китоловов он собрал сведения, которые показали, что дальнейший путь к устью Оби был уже хорошо известен русским в то время.

В 1580 году из Англии вышли с двумя судами отыскивать северо-восточный проход Артур Пит и Чарльз Джекман. 2 августа Пир прошел через Карские Ворота в Карское море. Джекман со своим судном также пробрался в это море, но, направляясь на восток вдоль южного берега, встретил много льда. 7 августа им пришлось повернуть в обратный путь и, 27 августа они снова прошли Карские Ворота, направляясь на запад.

В 1581 году, по слухам, какое-то судно из западной Европы, быть может, английское, погибло около устья Оби, и команда его была перебита самоедами, которые приняли пришельцев за врагов, явившихся для покорения себе туземцев.

В 1594 году из Голландии была отправлена экспедиция в составе 4 судов, которой было поручено найти северо-восточный проход. Виллиам Баренц прошел с двумя судами к северу вдоль западного берега Новой земли и достиг самого крайнего северного пункта, тогда как Корнелий Нэй, адмирал всей флотилии, прошел с двумя остальными судами 25 июля Югорский Шар и 1 августа выбрался в Карское море, где вначале оказалось порядочно льду. Но уже 9 августа лед рассеялся, и скоро перед мореплавателями открылось Карское море, почти совсем свободное от льда. Нэй решил, что нашел открытый морской путь прямо в Китай, а достигнув западного берега Ялмала, подумал, что уже миновал устье Оби. Затем оба судна двинулись к северу, все вдоль того же западного берега Ялмала, и есть основание предполагать, что им удалось добраться до 710 30’ с. ш. Так как море по-прежнему было совершенно свободно от льда, то у Нэя не могло явиться сомнений, что он [41] открыл морской путь в Китай; в этой уверенности он повернул обратно и 14 августа снова прошел Югорский Шар.

В 1595 году Ней прибыл на север уже в качестве адмирала флотилии из 7 кораблей с В. Баренцом в качестве главного лоцмана. Подойдя 19 августа к Югорскому Шару, они нашли его забитым льдом. 25 августа флотилии удалось миновать Югорский Шар, но пройдя 8 миль по Карскому морю, она встретила лед. Было сделано много попыток пробиться вдоль южного берега, но состояние льда было крайне неблагоприятно, и мореплавателям не удалось пройти далеко, и 15 сентября флотилия отплыла в обратный путь через Югорский Шар.

В 1596 году В. Баренц сделал попытку пробиться вперед к востоку, обойдя с севера Новую Землю, но к концу августа был затерт льдами в Ледовитом океане, против северо-восточного берега Новой Земли. Пришлось остаться тут на зимовку и ближайшим летом покинуть судно, чтоб вернуться на родину в лодках.

Торговля морским путем между Северной Россией и землями на устьях р. Оби и Енисея сильно развилась с основанием в 1601 году укрепленного города Мангазеи на нижнем течении Таза, немного выше Тазовской губы9. Морские сношения между Белым морем и Обью и Мангазеей происходили обычно на плоскодонных судах, следовавших вдоль берегов до Мутного залива, на западном берегу Ямала, почти на 70020’ с. ш.

Затем они поднимались по р. Мутной в три сообщающиеся между собой озера Ней-те. Оттуда лодки перетаскивались волоком через узкую низменную косу к озеру Ямбу-то и шли по реке Зеленой (по-самоедски – Сье-яга) до Обской губы, и оттуда через Тазовскую губу вверх по р. Тазу до Мангазеи. В те времена был известен не только этот путь по рекам через Ялмал, но также и северный путь мимо Белого острова, хотя последним пользовались и не так часто.

В Мангазею ввозилось много иностранных товаров, при чем не малая часть ввоза приходилась на долю Англии. В силу этого от тобольских воевод стали поступать жалобы на причиняемые тем убытки местным купцам. Воеводы добились полного запрещения пользоваться морским путем, чтобы следом за русскими не пробрались в Сибирь иностранцы.

В 1620 году указом царя Михаила Феодоровича этот путь был закрыт. Ослушникам грозило наказание даже батогами. На Вайгаче была поставлена стража из 50 человек.

После указа 1620 года русские, по-видимому, совершенно забросили морской путь к Оби. Правда, они, может быть, еще долго после того продолжали промышлять в Карском море, а также торговать с самоедами, обитавшими на Ямале, но нужно заметить, что с того же времени русские промыслы мало-по-малу свелись на нет.

Но попытки исследовать Карское море с того времени не прекращались. На протяжении десятков лет было совершено много экспедиций, как неудачных, так и с большим успехом.

Во время большой северной экспедиции (в 1734-39 гг.) русские серьезно возобновили попытки исследовать Карское море и побережье Сибири, и после многолетних усилий Малыгину и Скуратову удалось пробиться мимо Ялмала и Белого острова к Обской губе в 1737 году.

Из русских, оказавшихся исключительные услуги делу исследования побережий Карского моря, можно назвать Савву Феофановича Ложкина, который в 171-42 гг. обогнул Новую Землю; Розмыслова, прошедшего через Маточкин Шар (1768-69); Пахтусова и Цивольку (1833-1835), проплывших вдоль восточного берега Новой Земли: фон-Бера (1837) и Павла фон-Крузенштерна, который прошел в 1860 году [42] через Карские Ворота и нашел Карское море совершенно свободным от льда, но вынужден был повернуть в обратный путь 13 сентября по причине недостатков снаряжения.

В 1862 году 15 августа он проник с запада через Югорский Шар, встретил много льда; был затерт и унесен льдом в восточном направлении. 26 августа Крузенштерн увидел берега Ялмала; лед понес его к северу, и 17 сентября он покинул с командой судно и добрался до берега.

С этого времени начинают совершать путешествия к востоку, в поисках новых мест ловли, норвежские промышленники на своих маленьких суденышках: они-то и положили начало новой эпохе судоходства по Карскому морю.

В 1868 году шкипер промыслового судна Эллинг Карлсен прошел на своем рыболовном шлюпе из Гаммерфеста в Карское море через Карские Ворота и вернулся обратно через Югорский Шар.

В 1869 году Карлсен добрался почти до самого Белого острова и проложил обратный путь в Норвегию через Маточкин Шар. В том же году норвежский шкипер промыслового судна Эдвард Иогансен прошел 29 июня через Карские Ворота и по совершенно чистому от льда фарватеру пересек Карское море до берегов Ялмала, вдоль которых поднялся к северу до белого острова, куда прибыл 7 августа. Отсюда Иогансен снова пересек Карское море и, спустившись к югу вдоль восточного берега Новой Земли до Карских ворот, вернулся через них в Норвегию. Тем же летом прошел через Маточкин Шар английский спортсмен майор Джон Паллизер, пересекший затем Карское море почти до Белого острова и вернувшись обратно через Югорский Шар.

В течение следующих лет норвежские промысловые суда избороздили Карское море вдоль и поперек.

1870 год выдался особенно благоприятный: Карское море было, по-видимому, почти совершенно свободно от льда уже с первой половины августа.

1871 год был также довольно благоприятен в смысле состояния льда, особенно в северной части Карского моря. Рыбопромышленник Мак достиг 12 сентября 75025’ с. ш. и 82030’ в. Д. по чистому от льда фарватеру. Такими образом, он пробрался восточнее устья р. Енисея.

1872 и 1873 года были неблагоприятны: в Карском море было много льда.

В 1874 году зато условия улучшились, и многие норвежские промышленники плавали по Карскому морю в разных направлениях. В том же году прошел через Карские Ворота англичанин Джозеф Виггинс, обогнувший с севера Белый остров и достигший какого-то пункта к северу от устья Оби, откуда повернул обратно и 28 августа прошел Карские Ворота.

В 1875 году барон Норденшильд на норвежской рыболовной шкуне “Превен”, со шкипером Исаксеном, прошел Югорский Шар 2 августа и 15 августа достиг по почти свободному от льда Карскому морю, Диксоновой гавани, к северу от устья Енисея.

В 1876 году состояние льдов также благоприятствовало Норденшильду, который прошел 15 августа с груженым пароходом “Имер” через Маточкин Шар и 15 августа достиг устья Енисея.

В 1877 году состояние льда было также благоприятно, и к устьям Енисея и Оби пробрались два-три парохода. Из р. Енисея из селения Гольчихи прибыла в Петербург шкуна М.К. Сидорова “Утренняя Заря”.

В 1878 году, когда Норденшильд вышел со своей экспедицией на “Веге”, Карское море в первых числах августа было почти совсем свободно от льда, и летом того же года прошли через Карское море в оба направления многие пароходы, а также капитан Виггинс, дошедший до Обской губы. Дальше к северу море было также на редкость свободно от льда, и рыбопромышленник Эдвард Иогансен, обогнувший [43] Новую Землю с севера, настолько продвинулся к востоку, что видел землю около полуострова Таймыра и открыл остров Уединения.

В 1879 году состояние льда в проливах было не столь благоприятно, и не менее шести торговых пароходов и парусных судов тщетно пытались пробиться к Оби. Одному “Нептуну” удалось пройти Маточкин Шар 3 сентября и выйти в Карское море, но тут льды заставили его повернуть обратно. Капитану Далльман с пароходом “Луиза”, напротив, удалось пройти 8 или 9 сентября в Карское море Югорским Шаром; море оказалось почти совсем свободным от льда, и 13 сентября он достиг Гольчихи на устье Енисея, откуда вернулся и снова прошел Югорский Шар 11 октября. Этим же летом прошли по Карскому морю несколько норвежских рыбопромышленников.

В 1880 году состояние льда в Карском море тоже было не особенно благоприятно. Нескольким пароходам пришлось вернуться обратно, не попав в Карское море, но пароход “Нептун” пробрался до Обской губы и 19 сентября прошел на обратном пути Югорский Шар. Сибиряков с пароходом “Оскар Диксон” и с парусником “Нордланд”, который часть пути шел на буксире, прошел Карским морем почти до острова Вилькицкого, но 24 сентября суда Сибирякова сели на мель и были затерты льдом. Под конец им удалось добраться до залива Гыдаямо, где они окончательно погибли во льдах.

1881 год был несколько благоприятнее в смысле состояния льда, так что двум пароходам и нескольким баржам удалось добраться до устья Енисея.

1882 год был особенно неблагоприятен. Пароход “Луиза” и “Норденшельд” тщетно пытались пробиться сквозь льды, а голландская экспедиция на “Варне” и датская на “Дьимфне” (с капитаном Ховрогом) застрял в плавучих льдах и носились с ними всю зиму.

1883 год, по-видимому, также был неблагоприятен: ни одно судно не прошло через Карское море, хотя это могло случиться и по каким-нибудь другим причинам, а не только из-за состояния льдов.

В 1884 году условия были не из благоприятных. Пароходу “Норденшильд” пришлось вернуться обратно, хотя главною виною этого была, по всей вероятности, порча машины.

В 1885 и 1886 гг. судоходство по Карскому морю прервалось.

1887 год был благоприятен. Капитан Виггинс нашел 29 августа Карское море почти совершенно чистым от льда и прошел к устью Енисея и обратно.

В 1888 году в Карском море было много льда. Капитан Виггинс, несмотря на позднее время года (25 сентября), встретил значительные ледяные массы, хотя местами море было свободно от льда. Виггин дошел до Белого острова и вернулся обратно 1 октября.

В 1889 году Карское море было вполне доступно, и капитан Виггинс без труда достиг 1 сентября устья Енисея.

1890 году был также благоприятен. К устью Енисея прошли три парохода.

В 1891 и 1892 гг. судоходства по Карскому морю вообще не было. Не заходили туда и мелкие промысловые суда.

В 1893 году, в первой половине августа, “Фрам” встретил в Карском море много льда, тогда как капитан Виггин, вышедший с шестью пароходами в последних числах августа, встретил очень мало льда и без труда добрался до устья Енисея.

В 1895 году Виггинс в конце августа и в начале сентября встертил в Карском море порядочное количество льда, но, тем не менее, добрался до Енисея.

В 1896 году состояние льда благоприятствовало судоходству, и к устью Енисея прибыло два парохода, столько же судов вышло в обратный путь.

1897 год выдался особенно благоприятный. К устью Оби и Енисея прошли 11 пароходов.

[44] 1898 год, по-видимому, был также благоприятный. По Карскому морю к устьям Енисея и Оби прошли шесть пароходов. Русский экспедиционный пароход “Пахтусов” встретил в Карском море мало льда.

В 1899 году в южной части Карского моря было порядочное количество льда. Четыре больших английских парохода не могли пройти проливы, и после того, как один из них затонул во льдах, остальные три вернулись обратно. Тем не менее, многочисленным норвежским зверобойным шкунам удалось благополучно пройти Карское море, равно как и русскому “Пахтусову”.

1900 год был благоприятен. Барон Толь на “Заре” встретил в первой половине августа лишь немного мелкого плавучего льда. Многочисленные норвежские зверобойные шкуны также прошли взад и вперед по Карскому морю, и одно из них даже достигло Земли Франца-Иосифа.

1901 год выдался особенно удачный. Один норвежский промышленник нашел Карское море свободным от льда уже в начале августа. “Пахтусов” также не встретил льда в первых числах сентября.

В 1902 году в Карском море было много льда даже в конце августа и начале сентября; “Пахтусов” прошел вдоль южного берега немного к востоку и 10 сентября повернул обратно. По рассказам самоедов, в ту зиму Карские Ворота совершенно замерзли, что случается крайне редко.

В 1903 году в проливах было много льда, и “Пахтусову” и другим судам не удалость пройти в Карское море.

1904 год был очень удачен. “Пахтусов” нашел Карское море совершенно очистившимся от льда во второй половине августа.

В 1905 году вышли к устью Енисея 22 казенных русских парохода и два германских к устью Оби. Несмотря на то, что дело было в последних числах августа, Югорский Шар оказался забитым льдом. В первых числах сентября судам удалось, впрочем, выйти в Карское море, которое было почти совсем свободно от льда, за исключением юго-западной части, где попадались небольшие количества рассеянного плавучего льда.

В 1906 году состояние льдов в Карском море было, насколько можно судить, довольно благоприятно. Русское судно “Св. Фока” прошло Карское море по свободному от льда фарватеру в конце августа и, после удачной охоты на моржей, вернулось обратно в сентябре. Русский проход “Бакан” прошел 31 августа Югорский Шар и достиг Енисея 27 сентября.

В 1908 году условия, по-видимому, вполне благоприятствовали судоходству, и Карское море посетили многочисленные русские и норвежские суда.

За 1909-1910 гг. не получено сведений о состоянии льдов в Карском море.

В 1911 году Карское море было покрыто частью льдом, но англичанин Вебстер на “Немвроде” достиг устья Енисея и благополучно вернулся обратно.

В 1912 году в Карском море было необычайно много льда. Многие суда, которые должны были доставить материалы для станций беспроволочного телеграфа у Мара-Сале на Ямале, тщетно пытались добраться туда вплоть до середины сентября. Также неудачно старались пробиться к востоку сквозь лед несколько русских судов и 28-29 сентября все они вернулись обратно от Югорского Шара.

В 1913 году было три экспедиции: Сибирского акционерного общества промышленности и торговли (“Коррект”); прошло русское судно “Николай II”, под командою генерала Морозова, и капитан Спадэ с траулером “Запад”. Все три экспедиции выяснили, что в августе в восточной части Карского моря, к западу и северо-западу от Ялмала, встречался лед. К концу месяца льду стало меньше, а в сентябре ни “Коррект”, ни “Николай II” не встретили льда на всем пути по Карскому морю – от Белого острова до Вайгача.

В следующие годы Сибирское общество ежегодно отправляло свои пароходы под начальством И.И. Лида.

[45] В 1918 году в р. Енисей успешно плавали несколько пароходов.

Вопрос о северном морском пути через Карское море с давних пор был вопросом первостепенной государственной важности. Еще М.В. Ломоносов в 1763 году писал свое знаменитое сочинение: “Краткое описание разных путешествий по северным моря и показание возможного прохода Сибирским океаном в Восточную Индию”. Следствием работы М.В. Ломоносова явилось снаряжение особой экспедиции, для прохода Северным океаном в Камчатку. Снаряжение экспедиции, в виду придаваемого ей особого значения, приказано было держать в секрете до времени и именовать ее “Экспедициею возобновления китоловных и других звериных и рыбных промыслов”. Глубоким пророчеством звучат слова профессора В.А. Русанова о северном морском пути, сказанные еще в 1911 году: “Перед Россией встала беспримерно великая историческая задача. Если эта задача будет решена, если мы найдем выход сотням миллионов пудов сибирских товаров самым дешевым северным морским путем, то мы тем самым завоюем моровой рынок. Это бескровное, чисто экономическое завоевание – неизмеримо важнее самой блестящей военной победы, так как экономическое господство является самой прочной базой политического могущества. И я считал бы цель достигнутой, если бы в моем призыве к завоеванию льдов послышалось нечто большее: призыв к завоеванию мирового рынка, призыв к могуществу, к величию и славе России... Северный морской путь – это единственный путь к завоеванию мирового рынка Россией”…

В последнем труде о русской Сибири – “Стране Будущего” – знаменитый полярный исследователь Фритиоф Нансен говорит:

“– Как утешительно было воочию убедиться, что на земле еще много места, где могут возникнуть миллионы счастливых семейный очагов.

И какой жуткий контраст с этой картиной представляет разгорающийся с каждым днем все ужаснее гигантский европейский пожар! Европа как будто вдруг стала тесной для народов, и они начали прилагать все усилия для взаимного истребления.

Какая зловещая расточительность благородных сил человеческого духа! Какая невознаградимая потеря для европейской культуры! Каких благих результатов могли бы достигнуть человеческие силы и организаторские способности, воодушевление и самопожертвование, проявляемые в столь грандиозной бойне людской, если бы направлены были на покорение сил природы и обработку земли! Там, на востоке, ее, ведь, хватит людям еще надолго…

Каков будет исход нынешней великой войны, никому из нас не дано предвидеть. Она может привести к полной переоценке жизненных ценностей и принудить старую Европу к составлению нового баланса, о котором мы пока еще не имеем понятия. Но одно мы знаем: громадные леса Сибири, безграничная тайга с могучими реками и волнистыми степными пространствами, лежащие в стороне от шума битв, по-прежнему ждут людей, пока они не устанут истреблять и разрушать”.

 

 

Примечания

[12]
1 По мнению Ф. Нансена дно Мурманского моря нужно считать частью Европ. материка. Некогда оно было равниной, представлявшей одно целое с сушей; равнина была изборождена могучими реками, между длинными и широкими долинами которых простирались обширные, но не высокие возвышенности. Со временем последние были сглажены движением ледников и давлением толстого ледяного покрова, а затем всю эту часть материка затопило морем, которое теперь и волнуется в беспредельном просторе над забытой сушей.

[13]
2 В старинных поморских преданиях говорится, что в отдаленное время около этого мыса в “сулое” (слив течений) водилось множество червей, которые проедали днища деревянных судов. Прадеды поморов не рисковали огибать Святой Нос и перетаскивали свои суда через гору, в 3 верстах не доходя до Св. Носа, волоком на другую его сторону. Эта губа и до сих пор носит названия “Волоковой”.

По некоторым преданиям, этих вредных червей заклял Варлаамий Керетский; другие же сказания не сохранили этого имени и упоминают только о каком-то неизвестном святом.

[14]
3 По мнению В. Н. Латкина, название Хайпудырской губы происходит от самоедских слов: “хейвыд педеры”, что в переводе означает “страшный лес”, который получил это название от того, что служил кладбищем самоедов.

[16]
4 Около мыса Пиногорья интересно наблюдать компас, указывающий здесь на магнитную аномалию, отклоняющую стрелку компаса почти на треть круга.

[17]
5 Губа Порчниха является одной из лучших и удобных естественных гаваней Мурмана: защищена от океанского волнения, имеет хорошие глубины и большую площадь для якорной стоянки судов, берега приглубы; сама же гавань расположена на самой курсовой линии судов и в центре промыслов восточного Мурмана.

Еще в 1872 г. особой Комиссией по развитию Севера России был поднят вопрос о оборудовании гавани в Порчнихе.

[23]
6 Кольский полуостров, в виду его значительной величины, рассмотрен в общем описании поверхности Архангельской губернии.

[27]
7 В 1884 году Вологодский купец Александр Деньгин пытался приняться за это дело, но, не встретив поддержки со стороны администрации, забросил его. В 1845 году купцы – Грибанов, Фонтейнес, Люрс и Никольский добивались монопольного права на разработку гуано в течение 5 лет, но также встретили отказ.

[29]
8 Название “Шар” на Севере вообще обозначает пролив; название же “Маточкин” произошло, по-видимому, от слова “Матка”, т.е. материк, как прежде поморы называли Новую Землю.

[41]
9 На острове Матвееве в XVI столетии находилась застава, взимавшая пошлину с судов, идущих в Сибирь

 

<<< к содержанию | далее >>>

© OCR Игнатенко Татьяна, 2012

© HTML Игорь Воинов, 2012

 

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика