В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

К. Тиандер ПОЕЗДКИ СКАНДИНАВОВ В БЕЛОЕ МОРЕ


Открытие морского пути в Белое море.

[44]

V.

Из истории Адама Бременского.

Все вышеприведенные сведения о крайнем севере записаны на юге, вдали от тех местностей, о которых они повествуют. На далеком пути от Скандинавии в Италию многое могло быть забыто, что хорошо было известно местным жителям. Вот почему нам особенно важно присмотреться к более близкому источнику.

Рассадником просвещения на севере явилось христианство. Первым шагом к его распространению в этих краях было основание Карлом Великим города Гамбурга, который император предназначал не столько для коммерческих целей, но как своего рода исходной базой для миссионерской деятельности своих пастырей. Уже через сто лет вся Дания была подчинена христианской церкви и большая часть прибалтийских славян германизирована и крещена. Архиепископ гамбургский стал пользоваться внушительной властью и не меньшим влиянием на общеимперские дела. Зорко следил он и за каждой новой победой своего учения, которое неотразимой волной разливалось по берегам Балтийского моря. Естественно, в руках у архиепископа находились ценные сведения о всех краях, куда заходили подведомственные ему проповедники. Наконец, гамбургское архиепископство нашло себе и своего историка в лице бременского каноника Адама, которого в известном смысле можно было бы назвать Геродотом севера. В 1068 году Адам прибыл ко двору архиепископа Адальберта и стал его приближенным. Он сопровождал его при важных [45] миссиях и получал возможность беседовать со всеми лицами, которые со всех концов приезжали к архиепископу. Между прочим, он нередко виделся и с датским королем. После смерти Адальберта он остался при его преемнике, а затем удалился в монастырь недалеко от Гамбурга, где и скончался. Адам предпринял собственно лишь дееписание гамбургских епископов и поэтому озаглавил свой труд “Gesta Hammaburgensis ecclesiae pontificum”. Но, понятно, он не мог обойти молчанием миссионерскую деятельность церкви, и его внимание было направлено на отдаленные края севера. Отсюда возникла последняя часть его истории — Descriptio insularum aquilonis.

Самое подробное и точное описание Дании и датских островов не должно удивлять нас: ко времени Адама прошло уже более ста лет с тех пор как эти области получили свое церковное устройство и находились в постоянных сношениях с архиепископом Гамбурга. Менее определенны уже сообщения Адама о Балтийском море. Что Балтийской море — залив, в этом прибрежные жители убедились уже ко времени Иордана. Тем не менее у Адама еще сохранились ясные воспоминания о поездках, предпринятых с целью исследовать это море. Адам называет двух таких путешественников по имени: датского наместника Ganuz (?) Вольфа и норманнского короля Гаральда1. Преодолевая большие трудности и подвергая своих людей неоднократной опасности, они хотели исследовать величину Балтийского моря. В особенности им мешали противные ветры и морские разбойники. Из рассказа Адама получаешь впечатление, что они не закончили своей задачи: потерпевшие неудачу и разбитые, они вернулись домой. Вероятно, эти путешествия, окончившиеся столь печально, предпринимались в Финский или Ботни[46]ческий заливы т.е. в более отдаленные и малоизвестные части Балтийского моря, потому что датчане тогда уже ездили в Россию, хотя, очевидно, не часто2. Исследование Балтийского моря стало насущной потребностью: весьма часто исследовали длину этого моря, как уверяли датчане3.

Теперь понятно, почему этнографы прибалтийских берегов у Адама не всегда отличались ясностью. Сперва Адам перечисляет народы, живущие на южном берегу Балтийского моря: Wilzi, Leuticii, Pomerani, Polani. Страна последних граничит непосредственно с Россией. Затем Адам от Дании направляется к северу и отмечает: норманнов, Сконе — Sconia, готов, шведов, страну женщин. Об этой стране Адам в другом месте рассказывает разные небылицы в роде следующей, что амазонки эти забеременивают от воды, но мы знаем, что поводом к этим басням послужил народ квенов = кайнов. За ними же, продолжает свое перечисление Адам, живут вплоть до самой Руси: Wizzi, Mirri, Lami, Scuti et Turci. Так как дальше Wizzi называются в другой связи, то, может быть, здесь следует отдать предпочтение вариантам: Wilzy, Wilzi, Vilci; это — народ вильтов. вельтов, вильцов. Далее, в вариантах читаем: Mirrilami и Murtilani. Я также думаю, что это — одно название и что вторая его часть lami описка, вместо laini, которое впоследствии было заменено более обычным латинским суффиксом lani. Laini отвечало бы финскому образовательному суффиксу lainen ср. suomalainen. Остается первая часть mirri, которая может быть истолкована, как meri = море. Merilainen мог обозначать любой финский народ, достигший моря, как эстляндец стал называться wirolaninen = береговой житель от weer, wir = берег. Правда, merilainen — единственное число, но, во-первых, оно [47] могло быть непонято тем, кто записал это имя, во-вторых, оно поддерживалось латинским суффиксом lani. Аналогичные названия финских народностей мы находим в достаточном количестве; ср. Весь = wesilainen, Водь = watjalainen и др. Хотя Scuti, может быть, и приноровлено к Scythi = скифам, но тем не менее легко узнать в них Чудь. Turci образовано из финского слова turku = торговое место, которое представляет собой буквальное перенесение с древнерусского торг. Теперь город Або называется по фински Turku. Вероятно, его тогда еще не было. Но могли существовать определенные места у Финского залива, куда приходили торговые финны и которые назывались turkut. Это лего могло прослыть за этническое название.

Относительно России Адам, как роковой предшественник позднейших и даже новейших бытописателей, сообщает самые невероятные вещи. Так, там можно видеть — Cynocephali, у которых голова находится на груди, кроме того, они не говорят, а лают4. Обратите внимание на лапландца, одетого по зимнему: у него трудно различить шею, шляпа пришита к остальной одежде, и для непривычного глаза действительно могло получиться впечатление, что у него голова находится на груди. Пленных лопарей, понятно, можно было видеть на Руси, и поэтому Адам говорит о них с такою уверенностью. Если Адам приписывает их происхождение амазонкам, то и это согласно с истиной: лопари действительно жили по соседству с кайрами5. Затем Адам называет народ Alani или Albani (Albini), который на собственном языке называется Wizzi. Комментаторы производят эту народность из Witland, области около Вислы. Но, может быть, следует писать Wisi, как, например, у Саксона — Wisinnus. Wisi = Wesi = Весь. Как бы там ни было, [48] Адам связал название Wizzi с немецким словом wiz = weiss = белый и дал латинский перевод Albani. Но откуда взялся вариант Alani? По свидетельству Страленберга6, область около Новгорода и Пскова у эстонцев называлась ulima = ylimaa = верхний край. Озеро Ильмень в старину писалось Ильмер; не восходит ли это название к какому-нибудь финскому ylimeri? Где же теперь был “нижний” край? Очевидно, в водянистой местности, где жили wesiläiset = Wizzi = Albani. Нижний — по фински ala; ylinen = находящийся наверху; alanen = находящийся внизу. Может быть, в этой местности следует искать также упоминаемое в исландских сагах Alaborg? Далее, Адам сообщает, что эти албаны рождаются седыми, и что их страна защищается собаками7. Поводом к первому недоразумению могла служить наблюдаемая у лопарей ранняя старость и, вообще, их старческий вид; другая же подробность восходит к служу о езде на собаках и, вообще, других услугах, которые собака оказывала северянину. Наконец, Адам называет еще два загадочных народа: бледных, зеленых, долголетних Гусов ли Бусов и людоедов8. По поводу Husos-Busos я вспоминаю народ Ghuzii или Uzi, упоминаемый у арабских географов. Эти Ghuzii были соседями хозар, но их границы простирались гораздо дальше на север. Думают, что они были истреблены при набеге татар или же поглощены последними. У татар Днепр назывался также Uzi9. Может быть, “людоеды” явились отражением русского народного осмысления “самоеда” = samojanda. Вообще же, Адам едва сам верит этим бас[49]ням; поэтому и ограничивается вышеприведенными примерами, хотя слышал еще о многих других чудовищах. Все эти басни Адам узнал от путешественников, которые посещали эти края10.

После этого отступления от главной темы, Адам возвращается к Скандинавскому полуострову и замечает: нам эти страны почти еще совсем незнакомы11. Поэтому Адам с видимым вниманием останавливается, как на природе Скандинавии, так и на обычаях ее жителей. Особенно его занимают религиозные поверья последних, и не без удовлетворения он констатирует, что в общем уже ими признается превосходство христианского Бога над языческими12. Несколько слов Адам посвящает и островам, лежащим в океане — Исландии, Гренландии и Винланду13. За последним островом уже нет больше обитаемой земли, там царство невыносимых льдов и непроницаемого мрака14. Но тут же Адам рассказывает о первых попытках прорваться на крайний север океана.

Норманский король Гаральд, намереваясь исследовать ширину северного океана, наконец, увидел перед своими глазами мрачные границы исчезающего мира и с большим трудом избег бездонной пропасти15. Вероятно этот Гаральд тот же самый, который ездил по Балтийскому морю16 и воевал с Данией17, т.е. Haraldr [50] hardradi. Последние два факта вполне подтверждаются в норвежской истории, но об арктической поездке его Снорри не занет ни слова. Кроме того, этот рассказ у Адама отсутствует в некоторых рукописях. Но такое путешествие Гаральда явилось бы вполне в его духе, как видно из всего, что мы знаем о нем, ведь ездил же он и в Россию и в Грецию и скитался по Средиземному морю. Мне кажется, что нет надобности сомневаться в фактической стороне заметки Адама. Гаральд безусловно когда-нибудь совершил и поездку в северные моря и очень легко при этом мог потерпеть неудачу. Но объяснение Адама (или его интерполятора), что Гаральд “исследовал” северный океан, можно принять лишь с той оговоркой, что в то время норманы уже давно ездили в Белое моря, о чем, очевидно, Адам ничего не знал.

Совсем другое впечатление производит второй рассказ Адама. Описывается поездка относится к временам Алебранда, предшественника архиепископа Адальберта: значит она состоялась около 1000 года. Несколько знатных мужей из Фрисланда клятвенно соединились, чтобы исследовать северный океан18. Они выехали с фрисского прибрежья, может быть, из устья реки Везера (Wirraha) и держась середины между Данией и Британией прибыли к Оркадским островам. Последние остались у них по левой руке, Норвегия по правой; так они проехали мимо Исландии19 и других островов (Гренландии и Винланда?). Продолжая свой путь на север, они попали в мрачную область застывшего океана20. Тогда они почув[51]ствовали, что течение стало относить их в бездну, при чем несколько кораблей погибло. Другие же были отброшены обратным течением назад21. Хотя эта бездна не краю океана и находится в связи с тогдашней теорией о возникновении прилива и отлива, но в северных водах она становится особенно вероятной в виду господствовавшего здесь сильного Мальштрома. Минова эту опасность, наши путешественники пристали к неизвестному острову, на котором находят много золота. Но к этим фантастическим подробностям мы вернемся впоследствии. Кажется, мореплаватели возвратились без дальнейших приключений в Бремен.

Несомненно, Адам знал об организованной и предусмотренной поездке в Ледовитый океан. Что смелое предприятие не увенчалось успехом, в этом виновато не столько усиленное течение моря, сколько то обстоятельство, что фрисы, как это явствует из их маршрута, шил прямо в открытое море. Без компаса им невозможно стало бороться с теми природными препятствиями, которыми изобилует арктический океан. При тогдашнем состоянии мореплавания больше шансов для достижения цели имел путешественник, который никогда не терял берега из виду. Таким образом сама природа приберегала честь открытия морского пути в Ледовитый океан — норманнам.

 

Примечания

[45]
1 Ganuz (Gamir, Ganur, Ganund, Gamund) Wolf, satrapae Danorum, sive Haroldi, regis Nordmannorum, qui magno viae labore multoque sociorum periculo quantitatem huius maris perscrutantes, ancipiti demum iactura ventorum ac pyratarum fracti victique redierunt. Кн. IV, гл. XI, стр. 162.

[46]
2 secundo flatu per mensem aliquos a Dania pervenisse in Ostrogard Ruzziae. Там же.
3 Affirmant autem Dani, longitudinem huius ponti saepe a pluribus expertam. Там же.

[47]
4 Cynocephali sunt, qui in pectore caput habent; in Ruzzia videntur saepe captivi, et cum verbis latrant in voce. Кн. IV, гл. XIX, стр. 167.
5 Cumque venerint ad partum, si quid masculini generis est, fiunt cynocephali. Там же.

[48]
6 Стр. 95. Там же, стр. 162, я нашел и выражение surima = suuri maa = великая область. Невольно вспоминаешь Svipjod hinn mikla.
7 Cum canicie nascuntur… Eorum patriam canes defendunt. Там же.
8 Ibi sunt hominess pallidi, virides et macrobii, quos appellant Husos; postremo illi qui dicuntur Antropofagi et humanus vescuntur carnibus. Там же, стр. 168.
9 Форстер (стр. 131) утверждает, что некоторые татары не произносят звука b в начале слова. Busi тогда оказывается исконным названием, а Husi, Ghuzi, Usi — его татарским переиначиванием.

[49]
10 Ibi sunt alia monstra plurima, quae recitantur a navigantibus sepe inspecta, quamvis hos nostris vix credibile putetur. Там же.
11 nostro orbi adhuc fere incognita. Кн. IV, гл. XXI, стр. 169.
12 Deum autem christianorum iam communi sentencia fortiorem clamant omnibus esse. Кн. IV, гл. XXII, стр. 171.
13 Берег Северной Америки, открытый норманнами.
14 Post quam insulam, ait, terra non invenitur habitabilis in illo occeano, sed omnia quae ultra sunt glacie intolerabili ac caligine inmensa plena sunt. Кн. IV, гл. XXXVIII, стр. 186.
15 Qui latitudinem septentrioalis occeani perscrutatus navibus, tandem caligantibus ante ora deficientis mundi finibus, inmane abyssi baratrum retroactis vestigiis pene vix salvus evasit. Кн. IV, гл. XXXVIII, стр. 186.
16 Кн. IV, гл. IX, стр. 162.
17 Кн. III, гл. XVI, стр. 106 сл. и др.

[50]
18 Item nobis retulit beatae memoriae pontifex Adalbertus in diebus antedecessoris sui quosdam nobiles de Fresia viros causa pervagandi maris in boream vela tetendisse… Кн. IV, гл. XXXIX, стр. 187.
19 Cuius rei novitiate pervestiganda coniurati sodales a litore Fresonum laeto celeumate progressi sunt. Deinde relinquentes hinc Daniam, inde Britanniam, pervenerunt ad Orchadas. Quibus a laeva dimissis, cum Nordmanniam in dextris haberent, longo traiectu glacialem Island collegerunt. Там же.
20 subito collapsi sunt in illam tenebrosam rigentis occeani caliginem, quae vix oculis penetrari valeret. Там же.

[51]
21 impetus ille recurrens pelagi quasdam sociorum naves abripuit, ceteras autem revomens excursion, longe ab alteris post terga reppulit. Там же.

 

 

<<< К оглавлению | Следующая глава >>>

 

© Текст К. Тиандер, 1906 г.

© OCR И. Ульянов, 2009 г.

© HTML И. Воинов, 2009 г.

Оригинал текста рар-архив 1,4 Мб

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика