В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

 

Т. А. Шрадер

Северный поход 1870 г. и его значение для Севера России

В Отчёте Императорского Русского Географического Общества за 1870г. в разделе «Исследования в северных морях и на берегах Лапландии» указано, что Великий князь Алексей Александрович совершил плавание по северным морям и из русских владений посетил Поморье (западный берег Белого моря), Новую Землю и Мурманский берег. И в этом же разделе была выражена надежда, что участие в Северном походе члена царской семьи будет способствовать началу нового периода в истории исследования русского севера, забытого со времён экспедиций Литке, Рейнеке и академика Бэра.

Плавание проходило под руководством генерал-адъютанта К.Н. Посьета, члена Совета Географического Общества, и отчёт об этой экспедиции был представлен в Морское министерство, где был представлен материал «о посещении участниками похода и высочайшей особы ряда городов Северной Норвегии и Исландии».

В фондах Российского Государственного архива Военно-Морского Флота (РГАВМФ) хранится «Дело об отправлении за границу в плавание с Его Императорским Высочеством Великого князя Алексея Александровича корвета « Варяг»,клипера «Жемчуг» и шхуны «Сектант».

В статье В.Г.Смирнова «Исследование Гольфстрима на корвете "Варяг". 1870» впервые за последнее время были представлены научные результаты плавания экспедиции с участием члена царской семьи.

Краткое упоминание об этом походе встречаем в книге И.Ф.Ушакова «Кольская земля».

Подготовка к Северному походу началась в Петербурге, в Морском министерстве в феврале 1870 г. для плавания за границу с Великим князем по приказанию управляющего Морским министерством были подготовлены вышеуказанные военные суда для похода в Ледовитом океане, в Белом и Баренцевом морях. Поскольку в планы министерства входило организовать проход членов экспедиции и Великого князя по водной системе от Петербурга до города Вытегра, а затем от Вытегры до Архангельска, были выделены два парохода и паровой баркас. 9 марта того же года вышел приказ о разрешении генерал-адъютанту К.Посьету командовать отрядом судов с поднятием на них своего флага. Великий князь Алексей шёл в составе команды в чине лейтенанта. Для исследовательских работ во время плавания в водах Ледовитого океана в состав экипажа военно-морских судов были включены учёные-специалисты различных направлений, в том числе почётный академик Российской академии наук Миддендорф с сыном. В задачу учёных входило проводить сбор научного материала во время плавания в прибрежных водах, в просторах Ледовитого океана и на Новой Земле.

Русское правительство, обеспокоенное притязаниями Швеции на Шпицбергенский архипелаг, а также экономический подъём северных районов Норвегии, обратило взор на северное побережье Кольского полуострова. И, конечно, запланированная экспедиция в северные воды носила научный, политический и экономический характер.

29 апреля 1870 г. Александр П пригласил в Царское село участников экспедиции-учёных, руководство походом для обсуждения плана-посещения Новой Земли и зарубежных стран, об участии в плавании Великого князя.

Среди документов вышеуказанного дела хранится подробная программа похода, подписанная К.Посьетом. Помимо перехода водным путём из Петербурга в Архангельск по Мариинской системе, по реке Северная Двина, и далее до Новой Земли, входило посещение Северной Норвегии «для сравнения состояния российских и норвежских рыбных промыслов». Дата отплытия участников экспедиции по водной системе намечалась на 2 июня, а три военных судна в конце мая вышли в Архангельск из Кронштадта с заходом в Киль, Берген и северные города Норвегии. Расстояние между Петербургом и Архангельском в 2500 вёрст экспедиция преодолела за 3 недели. Во время перехода учёные проводили наблюдения. После посещения всех запланированных мест экспедиция Морского министерства в сентябре вернулась в Петербург 22 сентября император отметил прекрасное состояние флагмана экспедиции корвета «Варяг» и объявил монаршее благоволение Посьету, офицерам, гардемаринам, кондуктору корвета, а нижним чинам выдал по рублю на человека.

Научные результаты морского похода, в которые входили гидрографические, метеорологические и другие наблюдения, получили высокую оценку учёными русского Географического общества, но в задачу автора не входит останавливать внимание на этой стороне деятельности экспедиции.

Для нас представляет интерес другая часть этого похода- заходы военно-морских судов на Мурманское побережье, в гавани Северной Норвегии, в Исландию. Встречи Великого князя и команды с жителями Архангельска, Мурмана, а также пребывание их в Вадсё, Вардё и Хаммерфесте довольно подробно описаны в Архангельских губернских ведомостях. Лаконичные сведения о визите норвежских городов и Исландии читаем в публикации К.Посьета в Морском сборнике.

Программа пребывания участников экспедиции на Российском Севере- в Белом море с заходами на Карельский берег в селения русских поморов, на Соловецкие острова и Архангельск была очень насыщена. В печати подробно описывается пребывание Великого князя и его свиты в Архангельске, который на протяжении 12 лет ни одним представителем царствующего дома не посещался. С 1 по 8 июля под «восторженное ликование» населения гости осматривали город и одаривали жителей подарками.

Визиту северных городов Норвегии верховные власти придавали большое значение. Уже 3 июня в Архангельских губернских ведомостях сообщалось об отъезде из города в Вардё шведско-норвежского консула Флейшера, который должен был встретить членов экспедиции в Норвегии и подготовить к этой встречи местные норвежские власти. В Архангельске на борт корвета «Варяг» был принят губернатор Архангельска Н.А. Качалов. В его задачу входило по прибытии судов на Мурман ознакомиться с состоянием русских промыслов , а также встретиться с представителями северо-норвежских властей в Норвегии для обсуждения проблем промысла в северных водах. Закончив визит в Архангельск экспедиция направилась в Белое море для знакомства с жизнью поморских городов (Кемь, Сума и др.), а также Соловецкого монастыря. В задачу похода входило сравнить условия жизни русских и норвежских моряков. Во время же захода на Новую Землю требовалось произвести различного рода наблюдения.

13 июля, воздвигнув крест на Новой Земле и тем самым, символично подчеркнув принадлежность этих островов России, суда направились к Мурману. 20 июля они бросили якорь в Екатерининской гавани. В тот же день Великий князь и свита посетили город Колу. Население восторженно встречало царскую особу. В город стеклись все жители ближайших становищ. Но сам город производил, по словам журналиста, удручающее впечатление, так как после бомбёжки его английскими судами во время Крымской войны, не был восстановлен. После знакомства с этим древним городом вся команда осмотрела становище Еретик.

В газетных статьях и в публикации К.Посьета отмечалось чрезвычайно низкое в социальном отношении положение поморов на Мурмане. Посетив Поморье на Белом море Посьет писал, что поморы везде - дома, на Мурмане и в Норвегии здоровые, умные и предприимчивые люди и предлагал в отчёте различного рода усовершенствования в жизни промышленников, в том числе строительство одного или двух постоянных поселений на Мурмане для поднятия экономики этого заброшенного края. Вот как описывал жизнь на Мурмане К.Посьет: «Мурман и Финмаркен схожи, разница в благосостоянии Становища на Мурмане-наскоро сколоченные, покрытые землёй избы, характер временного жилья, нет мысли о чистоте и порядке». Более эмоционально об этом было написано в печати Архангельска: «Следует учиться у нашей соседки Норвегии, которая находится не лучшем против нашего Мурманского берега климатическом и почвенном положении, между тем города её растут, население видимо увеличивается и богатеет, тогда как этого у нас нет».

Каково же впечатление произвели города Северной Норвегии?

В Архангельских губернских ведомостях сообщалось, что 22 июля экспедиция прибыла в Вадсё. Великий князь, К.Н.Посьет, Архангельский губернатор и другие ее участники осматривали город. Они посетили китобойный пароход норвежца Фойна, ознакомились там с гарпуном новой конструкции. Затем побывали на заводе того же норвежца. Там наблюдали как вытапливавлся китовый жир. Было отмечено, что Фойн вылавливал китов в Варангерском фьорде. Далее в газете указывалось, что город Вадсё насчитывал 100 домов и там проживало около 1500 жителей: 500 норвежцев, 100 квенов (финнов) и лапландцев. Встречались также и русские подданные, поскольку на рейде города стояло до 200 русских судов. По словам Посьета, команды поморских судов восторженно встречали Великого князя. Гости осмотрели город и посетили г Бег фьорд. Как было замечено К.Посьтом, это был один из уступленных Норвегии фьердов в 1826 г. при определении границы раздела между странами.

В обоих источниках писалось о русской деревянной церкви Святых Бориса и Глеба, которая, по словам К. Посьета, была «жалка и бедна». Она вызывала чувство огорчения состоянием греко-российских лопарей, видом самой церкви и ее прихода. В то же время сами норвежцы построили на берегах залива две хорошие каменные церкви. Офицерский состав экспедиции поддержал идею создания фонда на построение новой православной церкви вблизи Норвегии и единовременно собрал на эту цель 605 рублей. Великий князь распорядился составить смету для строительства новой церкви, и, как было замечено в газете, сын Александра Ш впервые заинтересовался экономическим положением северного края России. Такое внимание к православной церкви ХVI в. не случайно, так как расположенная на границе с Норвегией она была центром прихода православных саамов.

Далее путь российских судов лежал в город Вардё, куда они прибыли через 9 часов. 23 июля подход русской эскадры к городу ознаменовался 21 пушечным салютом с крепости Вардё. На это корвет «Варяг» ответил равным числом выстрелов.

24 июля в 10 часов утра прибывшие на борт корвета губернатор Финмаркена Гольмбое, шведско-норвежский консул в Архангельске Флейшер и командир норвежского канонерской лодки лейтенант Шмидт пригласили гостей осмотреть города. Посьет и свободные от вахты офицеры знакомились с городскими достопримечательностями - крепостью, с заводом по производству медицинского трескового жира. Гости интересовались системой управления городом и промыслами. Великий князь осматривал город инкогнито. В местной газете было подчёркнуто, что городские власти были чрезвычайно предупредительны, всё гостям показывалось с полной готовностью. Но помимо ознакомительной части визита была и деловая. В эти дни губернатор Архангельска и губернатор Финмаркена при участии шведско-норвежского консула в Архангельске обсуждали пограничные дела. Большое внимание было уделено охране прав поморов в Норвегии. Это вызывалось рядом причин.

Во-первых, прибывающие в северные города Норвегии большая часть поморов не знали с норвежских законов, касающихся плавания в норвежских водах и торговли, так как они не были изданы на русском языке. Во-вторых, поморы не были знакомы с размерами норвежских тарифов и других сборов, а отдавали столько, сколько с них требовали, не получая квитанции. В-третьих, охранять интересы русских должны были консульства - консул Генерального консульства в Христиании, вице-консулы в Тромсё, Хаммерфесте, Вардё и Вадсё. Генеральный консул в Христиании северные города Норвегии не посещал, не был знаком с коммерческими операциями поморов и не мог защищать их интересы. Вице-консулы в Северной Норвегии были норвежскими подданными. Вице-консул в Вардё занимал этот пост в течение 12 лет, был отмечен российским правительственным орденом Станислава Ш степени, но не знал ни русского языка, ни русско-норвежского, на котором поморы и норвежские рыбаки заключали торги. Нередко норвежские чиновники обращались с русскими довольно грубо, а защиты у консула получить поморы не могли. В-четвёртых, до того времени не существовало регулярного пароходного сообщения между Архангельском и Северной Норвегией.

Все эти важные вопросы для русского населения, приходившего на своих судах в Норвегию, обсуждались вышеуказанными должностными лицами в Вардё. В своём рапорте в Морское Министерство К.Н.Посьет возлагал надежды на эти переговоры в части развития русского северного рыбного и звериного промыслов.

Последний день пребывания в Вардё. 26 июля, Великий князь, К.Посьет и губернатор Качалов в сопровождении академика Миддерндорфа, командиров эскадры и других офицеров прибыли на норвежскую канонерскую лодку. На её борту их встречали губернатор Финмаркена, шведско-норвежский консул в Архангельске, местный пастор, почётные граждане города и чиновники. Гостям показали прибрежные острова, а затем был организован пикник на одном из островов. Как отмечеалось журналистом, очень красиво всё было обставлено национальными норвежскими флагами. Радушие и внимание со стороны норвежцев царило полное. 27 июля на корвете «Варяг» состоялся обед в честь дня рождения царствующей Императрицы. Внимательным хозяином являлся теперь уже сам Великий князь, а гостями были почётные жители Вардё. Во время обеда провозглашались тосты во здравие российской императрицы и шведско-норвежской королевы, которой 24 июля страна отмечала день рождения. 28 июля эскадра вышла в Хаммерфест.

Вардё произвёл положительное впечатление на русских. Об этом свидетельствуют статья в архангельской газете и публикация К.Посьета. В Вардё проживало до 1200 человек, в главной части города проходила удобная для проезда улица, а в центре стояла кирка. Здесь же располагались таможня, суд и училище. На нескольких заводах выделывали медицинский тресковый жир. В городе были удобные для судов пристани, складские помещения. Работал телеграф, больница. В гавани находилось на тот момент большое количество русских поморских и купеческих судов. Кроме того, К.Посьет отметил, что на деньги норвежского правительства проектировался волнорез стоимостью в 440 00 рублей. Такой же необходим был и на российской стороне.

После осмотра Хаммерфеста, где гостям, как писаось в печати, «была оказана предупредительность, внимание, гостеприимство», губернатор Архангельска и журналисты на шхуне «Секстан» вышли в сторону России с целью более подробно ознакомиться со становищами на Мурмане. Корвет «Варяг» с основным составом экспедиции взял курс на Тромсё.

Хаммерфест произвёл на русских хорошее впечатление. В закрытой от ветров бухте отмечалось было большое количество руссийских судов. Город был хорошо обустроен, улицы вымощены, много салотопных заводов, торговых заведений. За городом власти организовали около озера место для прогулок горожан.

31 июля корвет и клипер бросили якорь в Тромсё, где, как писал К.Посьет, остановились, чтобы получить до ухода в Исландию сведения о военных новостях и пополнить запасы угля. Надо заметить, что все попытки автора статьи найти в местных газетах Тромсё, хранящихся в библиотеки его Университета, какие либо отклики связанные с пребываним в 1870 г. в городе Великого князя были тщетны. Вероятно, как и в Вардё, он находился инкогнито, а заходы российских военно-морских судов в Тромсё являлись делом обычным.

12 августа корвет «Варяг» подошёл к берегам Исландии, а 15 августа бросил якорь в Рейкьявике. Из описания пребывания экспедиции К. Посьтом можно заключить, что посещение этой страны носило сугубо ознакомительный характер.

В рапорте он описывал природу страны, долину Тингвалл, где на протяжении 1000 лет в течение 14 дней проходили собрания жителей Исландии для обсуждения злободневных вопросов, знакомит читателя с основными направлениями хозяйственной деятельности (рыбная ловля, овцеводство), а также видами экспорта (сухая треска, шерсть и др.)

21 августа суда снялись с якоря, прошли Немецкое море и 3 сентября прибыли в Копенгаген. 10 сентября корвет «Варяг» вернулся в Кронштадт.

Итак, Северная экспедиция благополучно закончилась. Обозревая её итоги, можно заключить следующее:

1.Научные результаты экспедиции были значительными, Основным из них являлось открытие течения Гольфстрим около западных берегов Новой Земли. Кроме того удалось собрать богатейший материал по гидрографии, метеорологии и другим наукам о Земле. Результаты высоко оценили как российские, так и зарубежные учёными и учёные.

2. Посещение экспедицией Мурманского побережья и Северной Норвегии в определённой степени отразилось на социально-экономическом положении севера России. Одной из задач визитов в эти районы было сравнение состояния российских и норвежских рыбных промыслов. Участие представителя императорской семьи, видных учёных России, а также пребывание на корвете «Варяг» архангельского губернатора привлекли внимание правящих кругов к судьбам русских промышленников. Переговоры руководства Архангельской губернии с норвежскими властями принесли определённые плоды.

Надо отметить, что сразу после визита «августейшей особы» на Мурмане, в сентябре 1870 г. торговцы и промышленники Севера - 31 человек во главе с кольским купцом М.А.Базарным окончательно сформировали «Товарищество Беломорско-Мурманского срочного пароходства». Работа по подготовке создания пароходной компании велась и ранее, в продвижении этого дела принимал участие губернатор Н.А.Качалов, который осенью 1870 г. с удовлетворением писал министру финансов: создании «поморской компании, состоящей преимущественно из крестьян и мещан, которые добровольно и совершенно сознательно решились в первый раз соединить свои капиталы для устройства предприятия, служащего развитию края». В Англии были заказаны два парохода «Великий князь Алексей» и «Качалов», которые по линии Архангельск - Вардё в 1871 г. совершили восемь рейсов. Через четыре года Товарищество разорилось, оба парохода потерпели аварии. В 1875 г. было создано новое «Товарищество Архангельского-Мурманского срочного пароходства». Начало движению пароходов между Архангельском и Норвегией было положено.

Немаловажным было и то, что уже в 1871 г. вышло в свет на русском языке издание с основными норвежскими законами относительно ловли рыбы и торговли русских в Норвегии, что дало возможность судовладельцам России вести торговые сношения и лов рыбы в соответствии с норвежскими законами. Через несколько лет, в 1883 г. был опубликован новый сборник норвежских законов.

Поменялась и система работы консульств в Северной Норвегии. Если, как указывалось выше, консулами в Вардё, Хаммерфесте, Тромсё были норвежские подданные, то после 1870 г. различного рода отчёты о состоянии дел в Северной Норвегии как публикованные, так и сохранившиеся в архивах, составлялись российскими консулами в Северной Норвегии - Д.Н.Островским, В.Березниковым.

В заключение необходимо принять во внимпание точку зрения руководителя Северного похода действительного члена Русского Географического общества К.Н. Посьета, опубликованную в «Известиях Императорского Географическогог общества» как «Особое мнение об экспедиции в Северные моря». В этот период в Географическом обществе разрабатывался грандиозный проект экспедиции в глубь Ледовитого океана, на осуществление которого требовалось от правительства 200000 рублей. Выступая против этого проекта К.Н. Посьет писал следующее: «Посетив в прошедшем, 1870 году, северные берега России и Норвегии, и имев случай видеть на месте всю разность в состоянии промышленников тех и других берегов, я вновь убедился, что главною причиною этой разности есть полное знакомство Норвежцев с морем, из которого они добывают как необходимое своё пропитание, так и все свои излишки, в то же время, неведение Русских относительно своих вод, одинаково богатых и одинаково способных кормить их и весь наш Север….Наука и администрация у нас редко действуют соединённо, суммою своих сил и средств, как, например, в соседней нам, практичной Норвегии…..Если бы подобная экспедиция была снаряжена у нас несколько десятков лет назад, мы знали бы, например, Мурманский наш берег настолько, что при заключении договора в 1826 году, с Норвежцами, не отдали бы им всех трёх бухт богатых мойвой, обуславливающих успехи рыбной ловли в этом берегу». Далее К.Посьет предлагал вместо экспедиции в ледяные просторы изучить Печорский край, создав там порт, и исследовать огромные северные пространства, береговые и водяные, как в естественном и экономическом, так и гидрографическом, метеорологическом и этнографическом отношениях. В приведённом мнении К.Посьета, безусловно, проявился его государственный подход к решению проблем Русского севера.

По завещанию К.Н.Посьета в 1899 г. в фонды Императорского Музея антропологии и этнографии поступило большое число интереснейших экспонатов, которые этот государственный деятель собирал во время посещения стран на различных континентах земного шара. Среди этих вещей в музее хранится деревянная норвежская пивная кружка, выполненная известным норвежским резчиком по дереву, деталь деревянной кровати с надписью на исландском языке и две фотографии, относящиеся к 1870 г. с видами Тромсё и Вардё. На последней запечатлены многочисленные русские суда в гавани этого города. Все эти экспонаты хранят память о Северном походе 1870 г.

 

По материалам сайта "Санкт-Петербург и страны Северной Европы"

 
| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: Лучшие Lineage 2 С4 сервера онлайн. . Купить парник недорого можно тут *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика