В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

[1]

ПИСЬМА О СЕВЕРЕ.

Наш Север все более и более привлекает всеобщее внимание: с одной стороны, интересуются им, — по разным причинам, — и наше общество, и печать, и различные ученые учреждения, — что очень хорошо, конечно, и желательно, чтоб этот интерес не уменьшался и вперед; с другой стороны, Север наш заинтересовал наших соседей — Англичан, Немцев, Норвежцев, — и они принялись его изучать с такою настойчивостью, которая показывает, что дело идет здесь не об одних научных интересах, а и об извлечении из этого нашего достояния практических выгод, на что господа иностранцы такие мастера.

Вот это-то последнее обстоятельство и побуждает меня постараться разъяснить вопрос о нашем Севере, по возможности, подробно, дабы можно было судить, стоит ли нам оставлять эту нашу исконную «дедину и отчину» на произвол судьбы и иностранцев, как это теперь делается, — или следует взяться самим за ум, пока не поздно, и, сказав иностранцам hands off! начать правильную эксплуатацию богатств этого обширнейшего края и постараться сделать его оплотом могущества России на океане, — к чему на Севере есть все данные.

При этом я имею в виду писать не ученый трактат, а сгруппировать личные впечатления и заметки, частью уже появлявшиеся в печати, частью дополненные вновь собранным материалом.

 

[2]

I.

Север России в историческом отношении.

В бумагах покойного академика Миллера1 и в его книге о Сибири2 выясняется вопрос о “морском ходе” из Европы в Сибирь и, попутно, излагается вполне достоверная история возникновения “северного вопроса” и его судьба. Проследим эту историю в той ее части, что касается нашего морского дела, пользуясь имеющимися в настоящее время данными и указанною статьей г. Мордовцева, в которой сделан очень тщательный свод их.

В 1616 году тобольский воевода, князь Иван Семенович Куракин, и дьяк Иван Булыгин доносили царю Михаилу Феодоровичу, что приезжий торговый человек, дворянин Кондратий Куркин (или Курочкин), рассказал ему, воеводе, что он, с своим товарищем Осипком Щипуновым, дошед до устья реки Енисея, убедился, что “падет Енисея в морскую губу, а губа морская того же Студенаго Моря, которым ходят Немцы из своих земель кораблями к Архангельскому городу, и проезд с моря к Енисейскому устью есть”3.

Когда относит от устья лед, говорил Куркин далее, “в те поры и большими кораблями из Моря в Енисею пройти мочно”. Такое необыкновенное известие подтверждено, при этом, Савой-Француженином, присланным царем к Куракину, который говорил: “тому лет с семь ходили голанские Немцы кораблями морем к Мангазее, а хотели пройти в Енисею, и пришли-де того же лета к себе назад; а сказывали, что-де лето было сиверно, льдом их к Енисею не пропустило, а только-то дождались бы полуденнаго ветру, и им бы-де в Енисей пройти было мочно”. [3]

Куракиным приводится, кроме того, еще несколько свидетельств, подтверждающих, что “морской ход в Енисею есть”.

Не довольствуясь расспросами, он же писал к воеводе г. Мангазеи, Воину Новокщенову, прося и его навести справки по тому же предмету. Куракиным руководило не одно праздное любопытство, — вопрос был гораздо серьезнее, и дело шло о том, допустить ли “Немцев” морским ходом” до Мангазеии, самого важного пункта тогдашнего Сибирского побережья, о котором мы скажем ниже.

В этих-то видах, Куракин наказывает Новокщенову: “а про то б торговым и промышленным всяким людям заказал накрепко, чтобы Немцам в Мангазею дорог не указывали ни в которые места; а будут Немцы с торги и придут в Елисею или в Мангазею, и им с ними торговать не велел; а буде мочно их которыми мерами взятии в город в Мангазею до твоего государева указу”.

Что же за причина такой строгости и нежелания пустить “Немцев” ходить к нам “морским ходом”?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо проследить краткую историю Мангазеи.

По завоевании Сибири Ермаком, волна русского переселения захватывала все большее и большее пространство, а инородцы все более и более “приводились под высокую царскую руку”.

Для более прочного водворения в этом крае русской народности строились города и остроги.

При одном из таких острогов, на реке Тазе, царские воеводы построили магазин, куда из Тобольска привозился всякий провиант и, в особенности, хлеб, к употреблению которого постепенно привыкали покоренные инородцы. Со временем около этого магазина вырос “на месте безопасном и веселом”4 город, который и прозвали Мангазеей, перековеркав слово “магазин”.

Вновь основанному городу предстояло, повидимому, широкая будущность. Стоя на пути Европы и отдаленного Востока, он естественно привлекал внимание отважных мореходцев того времени, и они пытались при помощи русских поморов, пробравшись морем в Енисей, связать Англию, Голландию, Францию с Китаем, Японией и Индией. [4]

Из таких экспедиций известны: Стефана Бурро, Вильгельма Баренца, Корнилиса Най, Бранта и др.

Эти экспедиции не достигают цели, но самим русским поморам более посчастливилось.

При царе Борисе Годунове, как видно из его грамоты, “били челом пенежане и мезенцы, промышленные люди, чтобы нам их пожаловати, велети им ездити промышляти и торговати в Мангазею, морем и Обью рекою, на Таз и на Пур и на Енисею”.

Царь Борис ходатайство это уважил.

Но в наступившее за тем смутное время Россия натерпелась от иноземцев всяких “напастей и лихих дел”.

Весьма естественно, что по миновании лихолетья и народ Русский и вновь воцарившаяся династия стали смотреть подозрительно на всех “Немцев”, хорошо поняв, что они добивались от России обращения ее в такое же зависимое от себя положение, в каком по отношению России были инородцы.

Осторожны и дальновидные политики, в роде князя Куракина, не переставали делать представления царю, указывая на грядущую опасность. До нас дошло много царских отписок в этом роде, и он не останавливался, как видно, и перед решительными мерами, когда нужно было не допустить иностранцев узнать про морской ход. Так, например, мы читаем: “а что колмогорец Еремка Савин сказывал тебе про немецких людей, что чает он по вся годы немецких людей приходу в Карскую губу, а в Мангазее воеводе Ивану Биркину да Воину Новокщенову тот же Еремка говорил: того де он тебе не сказывал, что чает он по вся годы немецких людей в Карскую губу (приходу) и ты бы того Еремку велел за то бити батоги нещадно, чтобы на то смотря иным было не повадно воровством смуту затевать, и вперед бы си таким ворам ни в чем не верил, а делал всякия наши дела, смотря по тамошнему делу, колко милосердный Бог помочи даст”.

Так писал царь Куракину, но, в то же время, не надо думать, что это были все “обскуранты”, “гасители просвещения”, “душители свободных сношений народов между собой” — как склонны представлять это дело некоторые наши “передовые” писатели и г. Мордовцев в том числе.

Далеко нет!

Тот же царь разрешает торговым людям русским пользоваться морским ходом в Сибирь; он велит скрывать этот [5] ход только от иностранцев. Князь Куракин доносит, например: “и в прошлом, государь, в 126 году и в нынешнем в 127 году, от Архангельского города в Мангазею, по твоему государеву указу, торговые и промышленные люди на кочах с товары и с запасы пришли большим морем многие люди”.

Кто в состоянии представить себе тогдашнее “разоренье” Русского Царства после лихолетья, тому вполне ясно станет, что нельзя было допустить иностранцев основаться в такой глуши, как Мангазея, что раз основавшись там, они вполне завладеют всею окраиной этой и не с нашими тогдашними силами надеяться отбить у них это только что присоединенное Царство Сибирское.

Кто же знает дальнейшую историю захватов наших цивилизованных соседей, кто знает, с какою ловкостью они всегда успевают отыскать “свои интересы” в таких местах, где, казалось бы, о них и речи не может быть, кто знает захват Англией Индии, Египта и пр., — тому вполне понятна станет великая патриотическая заслуга таких “гасильников просвещения”, как Куракин, и народ Русский обязан ему вечною благодарностью за то, что, заперев морской ход в Сибирь, он пресек иностранцам даже самую возможность искать там “свои интересы”. Кто же знает сверх того и современное положение дел на нашем Севере, где, несмотря на неизмеримо большую мощь и силу теперешней России сравнительно с Россией тогдашнею, иностранцы систематически расхищают наше достояние и пытаются даже захватит Новую Землю, как им удалось захватит Шпицберген, тот не может не согласиться, что очень жаль, что, своевременно, тех наших “деятелей”, которые хлопотали о “свободном слиянии” с иностранцами и о свободном доступе для них к нашим исконным угодьям, по примеру Еремки Савина, “не били ботоги нещадно, чтобы на то смотря иным было неповадно воровством смуту затевать”…

Дальновидные политики, наши предки, которых одно время было принято обвинять в глубоком невежестве, не останавливались даже пред тем, чтобы не только окончательно запереть доступ иностранцев к нашему далеком Сибирскому краю, но даже и своих торговых людей туда перестали пускать, весьма основательно понимая, что раз эти последние будут туда ходить, то и иностранцы от них “дознают о том слухе”, и тогда прощай богатства Севера и Сибири. [6]

Так после князя Куракина, при воеводах Юрии Сулешеве и Федорое Плещееве, был поставлен острог на волоке между Мутною и Зеленою рекой, откуда служилые люди ходили по очереди к морю “проведывать про немецких людей, чтобы отнюдь в Сибирь в Мангазею немецкие люди водяным путем и сухими дорогами ходу не проискали”5.

Следовательно, в деле охраны нашего русского достояния и наших русских интересов, нам, как и во многом другом, не мешает поучиться у наших “невежественных предков, — при таких порядках, конечно, не могли бы повторяться те безобразные явления, которые мы видим на наших промыслах, где иностранцы, накануне XX столетия, хищничают и грабят подданных могущественнейшей в мире Империи.

Тогдашние неученые дипломаты и администраторы, видя, что рано или поздно все-таки “Немцы” проберутся к нашим богатствам, пользуясь их беззащитностью и отдаленностью от центра, где были сосредоточены тогда силы России, не задумывались прибегнуть даже к такому “варварскому”, с точки зрения наших доктринеров, средству, как обречение на погибель и самой этой Мангазеи, рассуждая что лучше пусть погибнет для нас один город, чем “Немцы” захватят всю Сибирь: Мангазея, лишенная своего торгового значения, постепенно и гибнет, теперь от нее не осталось и следа, даже самое название исчезло и на месте прежней Мангазеи стотит теперь Туруханск6.

А беречь от “Немца” было что! Вот что пишет тот же г. Мордовцев про Мангазейскую область.

“Область древней Мангазеи, доставившей столько беспокойств боярам царя Михаила Феодоровича. которые опасались, чтоб об ней не пронюхали Немцы, представляет одну из громаднейших областей Восточной Сибири, славящейся, как известно, своей “неисходимостию”. Простираясь в длину по течению Енисея, от устья Средней Тунгузки до гавани Диксона, где высадился Норденшильд, на 1.700 верст и в ширину от реки Таза до реки Анабары за 1.300 верст, Манагзейская область захватывает таким образом до 2.210.000 кв. верст. Это огромная площадь, что превышает собою простран[7]ство всей Европейской России7. Мало того, она больше всей остальной Западной Европы, а такие государства, как Германия, Франция и Австрия, составляют незначительные клочки земли в сравнении с обширною Мангазейскою землей. Не даром боялся за нее князь Куракин, предчувствуя, что на нее будут зариться Немцы, когда поближе узнают ее. На пространстве бывшей Мангазейской области находятся обширные залежи каменной соли, соляные ключи, залежи каменного угля, графита, точильного камня, железные и медные руды. Есть даже золото. Великолепные леса этого края еще не трогала рука человека.”8

Прибавьте к этому неисчислимые богатства рыб, всякого зверя в лесах и на водах, плодородные площади, годные даже для “пашенных дел”, редкое географическое положение, делающее из этой области важнейший стратегический пункт, — и тогда станет ясна заслуга Куракина и других, оберегавших “государевы” интересы и мало заботившихся о том, что их деятельность не согласуется с космополитическими доктринами.

Не будь их великого, неоцененного историей подвига, кто знает, не имели бы мы в этих краях своего Египта и не очутились ли бы мы в положении Турции от тех “Немцев”, кои успели бы укрепиться в Мангазеи.

Но, повторяю, предки наши руководствовались в своих действиях не доктринами, а “государевой” выгодой, и мы хотя и лишились Мангазеи, хотя и не развили до сих пор почти вовсе производительность сил нашего Севера, но зато и поднес Русский Царь, как и в те времена “всея Северные земли обладатель”, “отчим и дедич”, и, с развитием нашего национального сознания, с увеличением нашего народонаселения, мы всегда, на зависть “Немцам”, можем начать пользоваться нашими богатствами, сохраненными нам от дедов и прадедов!...

Когда будем говорить о развитии торговли и промыслов нашего Северного побережья, тогда мы снова коснемся истории этого интересного края, пока же для дальнейшего изложения, мне кажется, довольно и вышесказанного, чтобы понять значение этих окраин.

 

Примечания

[2]
1 См. Д. Л. Мордовцева “Афоризмы”; стр. 47-147.
2 Гер. Ф. Миллер “Описание Сибирского Царства”, Сиб. 1750 г.
3 “Русская Историческая Библиотека”, из. археограф. комиссии, т. II.

[3]
4 Гер. Фр. Миллер “Описание Сибирского Царства”. — Неволин “Исследование о городах русских”.

[6]
5 Д. Л. Мордовцев. “Афоризмы”, стр. 73.
6 Неволин. Исследование о городах русских, стр. 53.

[7]
7 Афоризмы, стр. 84.
8 Мордовцев несколько увлекся: пространство Европейской России 5,047,564 кв. верст, но и 2 миллиона верст, конечно величина почтенная.

<<< К оглавлению | Следующая глава >>>

 

© Текст В. Семенкович, 1894 г.

© OCR И. Ульянов, 2010 г.

© HTML И. Воинов, 2010 г.

 

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: Пассажирам самолетов будет комфортнее: самые комфортные места в самолете. *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика