В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

 

Е. А. Савельева

Россия на карте Олауса Магнуса

carta marina

Часть «С». Полностью карту см. здесь

Имя шведского историка и географа первой половины XVI в. Олауса Магнуса хорошо известно советским ученым. Его труды – морская карта Скандинавии, являющаяся одной из первых работ по географии Швеции, и «История северных народов» – упоминаются почти во всех фундаментальных сочинениях, посвященных проблемам русского севера. Особенно часто используются иллюстрации к карте1. Но до настоящего времени нет ни одного специального исследования на русском языке, посвященного работам Олауса Магнуса.

На западе, особенно в Швеции, появилось множество больших монографий о шведском ученом и его трудах. Среди них необходимо отметить вышедший в 1951 г. большой том комментариев к «Истории северных народов»2, составленный Ионом Гранлюндом и заканчивающий издание шведского перевода этого сочинения3. В 1949 г. увидела свет монография Грапе «Литературное античное и средневековое наследие в патриотизме Олауса Магнуса»4. Немного раньше была опубликована его книга «Изучение литературного творчества Олауса Магнуса»5.

Из работ последних лет можно назвать отрывки из «Истории северных народов» с комментариями, изданные К. Хагбергом в 1963 г.6 и монографию К. Грапе «Олаус Магнус, шведский изгнанник и апостол северной культуры в Италии»7, рассказывающую о связях творчества Олауса Магнуса с поздним итальянским возрождением и культурой Скандинавии.

Олаус Магнус родился в 1490 г. в шведском городе Линчепинге в семье местного бюргера Монса Петерсона. С юности его готовили к духовной карьере. Он получил специальное образование в университетах Германии. По возвращении в Швецию Олаус Магнус был назначен священником в города Стренгнесе и Линчёпинг. В 1518 г. вместе с папским нунцием Иоганнесом Ангелом Арчимбольдом он отправился на север Скандинавского полуострова для продажи индульгенций и сбора лепты св. Петра. Во время своей поездки он изучал быт и нравы местного населения – норвежцев, шведов, лапландцев, финнов – и собрал богатейший историко-этнографический материал о жизни этих народов, который впоследствии использовал в своих трудах. Путешествие продолжалось около года. После него Олаус Магнус возвратился в Стокгольм.

Первая четверть XVI в. открывает новую страницу не только в истории всей Швеции, добившейся полной независимости от Дании, но и в жизни Олауса Магнуса. На шведский престол был избран Густав I Ваза. В начале правления этою короля Олаус Магнус пользовался его доверием и неоднократно получал важные дипломатические поручения. Но начавшаяся церковная реформа и бегство архиепископа упсальского Иоанна, брата Олауса Магнуса, ускорили отъезд самого Олауса из Швеции. С 1526 г. начинается долгий период изгнания и скитаний по странам Европы, продолжавшийся до 1541 г., когда братья навсегда поселились в Риме. Там в 1544 г. умер Иоанн Магнус и папа назначил его преемником, архиепископом упсальским, Олауса Магнуса.

Последние годы своей жизни Олаус Магнус посвятил Издательскому делу. Он напечатал сочинения Иоанна Магнуса8 и собственный труд – «Историю северных народов»9.

Необходимо подробнее остановиться на итальянском периоде жизни Олауса Магнуса, так как именно в это время появились его историко-географические труды о северных странах.

Братья приехали в Италию в 1537 г. на заседания Тридентского собора, чтобы решить наконец вопрос об утверждении архиепископом упсальским Иоанна Магнуса и тем самым положить начало борьбе с «лютеранской ересью», которая быстро распространялась в Северной Европе и особенно в Скандинавии. На этом соборе Олаус Магнус познакомился с венецианским патриархом Иеронимо Квирини. Эта встреча решила дальнейшую судьбу обоих братьев. Материальная и моральная поддержка Иеронимо Квирини, а также знакомство с секретарем венецианского дожа, знаменитым издателем путешествий Джиованни Баттистой Рамузио помогли Олаусу Магнусу в его работе над географией северных стран. Результатом явилась большая карта севера, названная им «Морская карта и описание северных земель с удивительными вещами в них содержащимися, старательнейше обработанная в год от рождества Христова 1539 в Венеции, иждивением достопочтеннейшего отца Иеронимо Квирини, патриарха венецианского»10, и два комментария к ней.

Подлинный экземпляр карты Олауса Магнуса нашли в 1886 г11. До этого времени картой Олауса Магнуса было принято считать карту, помещенную в базельском издании «Истории северных народов» 1567 г. как в латинском, так и в немецком ее варианте. Она была составлена переводчиком книги Олауса Магнуса на немецкий язык Иоганном Баптистом Фиклером на основании работ Олауса Магнуса, Сигизмунда Герберштейна и Герарда Меркатора12.

«Carta marina» Олауса Магнуса относится к так называемым портоланам, или компасным картам. Украшенные многочисленными рисунками этнографического и политического характера» венецианские портоланы славились своей точностью и были широко распространены в XV-XVI вв. Поэтому неудивительно, что карта Олауса Магнуса во многом им подражает. Но его работа является новым шагом в географической науке, т. к. наряду с розами ветров, обычными для портоланов, Олаус Магнус применяет и градусную сетку, что для них не является характерным.

Кроме того, для составления «Carta marina» Олаус Магнус использовал многочисленные переиздания «Космографии» Птолемея с различными картами, описания путешествий, лоции. Но, прежде всего, он пользовался в работе над картой собственными наблюдениями, полученными в поездке по Скандинавии.

Благодаря привлечению новейших сведений северные страны на «Carta marina» получили очертания много вернее тех, которые были на более ранних картах Клаудиуса Клауса и Якоба Циглера. Основанная на достижениях географической науки XV-XVI вв., карта Олауса Магнуса открыла собой новые пути для дальнейших изысканий. Впервые средневековые ученые получили более верные сведения о Скандинавии и о европейском севере. Наиболее точно на карте изображена Швеция, менее верно Норвегия и Дания и острова Исландия и Гренландия, которая в отличие от карты Якоба Циглера изображена в виде самостоятельного острова, отделенного от Европы проливом. Тем самым карта Олауса Магнуса показывает, что возможен морской путь вокруг Скандинавии на восток. Правильное направление получили Финский и Ботнический заливы Балтийского моря, хотя оба они слишком вытянуты с севера на юг. Ошибка в вычислении, из-за которой самая северная точка Скандинавии (70°) перенесена далеко к северу (почти 90°), перешла во многие картографические работы XVI-XVII вв. о северных странах, в том числе Меркатора и Ортелия.

Для объяснения «Carta marina» Олаус Магнус составил краткий комментарий на латинском языке, помещенный на самой карте. Немного позже, в том же 1539 г., он издал два отдельных комментария на немецком и итальянском языках.

Наиболее подробный комментарий «Opera breve»13 предназначался для Италии и других стран южной Европы. Уже в первых его строках Олаус Магнус говорит о том, что Скандинавия не была известна латинским и греческим писателям, которые за северную страну принимали Германию. Не знали о ней и в более поздние времена. Олаус Магнус в этом комментарии изображает Швецию и другие северные страны Европы более культурными и более развитыми, чем южные, в том числе и Италия.

Комментарий на немецком языке, «Auslegung»14, менее обстоятелен, но в то же время более объективен. В нем меньше преувеличений, а вместо пространных рассказов «Opera breve» о жизни народов Севера, «Auslegung» ограничивается только намеками на необычайные явления, происходящие в королевстве готов. В основном же «Auslegung» подробнее останавливается на конкретных деталях и избегает возвышенного стиля.

Кроме Скандинавских стран и Финляндии, Олаус Магнус изображает на «Carta marina» государства, имеющие выход к Балтийскому морю, – Германию, Польшу, Ливонию, а также часть Московского великого княжества (Moscoviae pars), включающую в себя Белую Русь (Russia alba), район Новгорода, Черную Русь (Russia negra) и русские земли, расположенные по берегам Белого моря, и Карелию. Источниками для изображения «Московии» на карте Олауса Магнуса служили рассказы очевидцев (путешественников и купцов), разнообразные сочинения о России и, вероятно, какие-то карты.

Сохранилось несколько карт, изображающих Московское государство или часть его, примерно этого времени. Одна из них – карта, составленная Вальдземилером в 1516 г., возможно, была известна Олаусу Магнусу, но о знакомстве с ней ничто не напоминает и его трудах.

Другая карта, относящаяся, по-видимому, к 1525 г., была составлена Баттистой Аньезе по рассказам русского посла Дмитрия Герасимова, которые служили источником для книги П. Иовия. В ней обнаруживается некоторое сходство с «Carta marina» Олауса Магнуса. Восточная береговая линия Балтийского моря на обеих картах имеет похожие очертания. Сказывается влияние карты Баттисто Аньезе и в появлении в «Auslegunge» описания пресловутого болота в центре России, из которого берут свое начало реки Западная Двина, Волга и Днепр. У Аньезе или у Иовия заимствовано также название Северного Ледовитого океана – «Oceanus Scithicus».

Но ни в сочинении Иовия, ни на карте Аньезе нет Белого моря, Кольского полуострова и Карелии. Сведения об этих районах взяты либо с несохранившихся карт, либо из рассказов русских и скандинавских воинов, охотников и рыболовов, неоднократно посещавших эти земли и, возможно, составлявших какие-то планы, служившие им ориентиром для повторного путешествия. Кроме того, огромный материал о Кольском полуострове (Биармии на карте Олауса Магнуса) дали древние саги и сочинения скандинавских писателей XIII-XIV вв. (Саксона Грамматика, Снорри Стурлусона и др.) о поездках норманских викингов в Биармию. Кольский полуостров, Карелия и Белое море появляются на карте Олауса Магнуса впервые в истории картографии. Превращение Белого моря (Lacus Albus) в озеро, образованное из Кандалакшского и Онежского заливов, вероятно, объясняется влиянием карты Якоба Циглера. На ней также есть «Lacus Albus», но это Белое озеро нынешней Вологодской области, перенесенное почти на место Ладожского озера. Северо-восточным побережьем Белого моря на «Carta marina» служит южный берег Кольского полуострова, изображенного в виде перешейка, по-видимому, соединяющегося с материком где-то в районе Северной Двины.

Появление на карте Олауса Магнуса Карелин и Кольского перешейка с городами Выборгом и Кексгольмом говорит об использовании какого-то неизвестного письменного, возможно, русского источника, содержащего сведения об этих местностях, какой-то карты, а может быть, описания севера России.

Необходимо отметить, что карта Олауса Магнуса, как и его книга, не лишена политической направленности. Автор стремился представить Швецию самым могущественным государством в Европе, которому принадлежит огромная территория на Севере. Чтобы показать, какие земли Восточной Европы находятся пол шведским владычеством, Олаус Магнус помещает на них гербы своего государства. В ряде случаев эти гербы стоят на территории, не принадлежавшей шведам, например, на Белом море с близлежащими землями и всей Восточной Карелии до Ладожского озера.

Значительно меньшую территорию Олаус Магнус отдает Московии, но о владельцах этой страны можно судить только по рисункам, изображающим русских рыболовов, охотников и воинов. В частности, Олаус Магнус отдает русским океан – «Oceanus Scithicus», на котором он изображает русские ладьи или струги с вышедшими навстречу парусному кораблю гребцами, вооруженными луками и стрелами. Автор, подтверждая свое предположение о возможности морского пути вокруг Скандинавии в Восточную Европу, дает изображение парусного корабля, по-видимому, пришедшего из Норвегии. По этому же рисунку можно судить о том, что корабли появлялись в прибрежных водах севера Московского государства уже в первой четверти XVI в., но они не огибали Кольский полуостров, в противном случае Олаус Магнус имел бы сведения о западном побережье и очертаниях Белого моря.

В «Истории северных народов» Олаус Магнус много говорит о русско-шведской войне 1495-1498 гг., о притязании московского великого князя на три пограничные области – Эйрепяя, Яскис и Саволакс, которые он ранее изобразил па карте. Это – расположенные по берегу Финского залива между Выборгом и рекой Сестрой округа русской Карелии, отошедшие к Швеции по Ореховецкому договору. Олаус Магнус дает их названия трем крепостям. Вблизи Нейшлота (Nyslot) почти на озере Нигер (Niger, – Сайма?) находится крепость Саволакс (на карте – Sagolax). Южнее, па том же озере, стоит крепость меньшие размеров, названная Iokas, возможно, Яскис. Между Выборгом и legaborg'oM расположен замок Egrepe. Все эти области находятся во владении шведской короны, как показывает шведский герб, помещенный на Карельском перешейке близ Нетаборга (Орешка). Но зная о желании русских возвратить эти земли и об их походах в Карелию, автор изображает рядом с крупнейшими крепостями (Выборг, Нейшлот и др.) пушки, повернутые в сторону владений Московского княжества. Этим Олаус Магнус показывает, что земли шведов надежно защищены.

К юго-востоку от русской части Карелии находится, вероятно, Ладожское озеро. Узнать его можно только по расположенным рядом городам. Это Кексгольм, Нетаборг (Нотебург, или Орешек) и крепость с названием Егаборг, которая находится много севернее Кексгольма. К. Алениус15, автор известной монографии об Олаусе Магнусе, видит в этом городе Алдейгобург, или Старую Ладогу.

Ладожскому озеру на «Carta marina» соответствует очень небольшой водный бассейн. Но и это являлось сдвигом в истории картографии, т. к. изображение Ладоги на карте Аньезе и описание его в географии Иовия «отсутствует. На карте Антония Вида оно также гораздо меньше настоящего. Впервые большую площадь Ладожское озеро получило на карте Сигизмунда Герберштейна (1556 г.)16.

С Финским заливом на карте Олауса Магнуса это озеро соединяется рекой, по-видимому, Невой. Но Невой (flu Nuggen) он называет другую реку, текущую на юг. Этой рекой может, быть только Волхов, т. к. на ней находится Новгород, или Ногардия (Nogardia), рядом с которым Олаус Магнус изображает великого князя. Волхов разделен на две части озером Ильмень (Irmen), в которое впадают реки Solana (Шелонь) и Pela (вероятно, Ловать, но может быть и Пола).

К северо-западу от озера Ильмень расположена часть территории Московского княжества, называемая Ингерманланд (Ижорская земля). По ней протекает река Нароза с городами Нарвой и Ивангородом. К востоку от Ивангорода находится крепость Янегрот (Janegrot), т. е. Ямгород, или Яма. Недалеко от Нарвы изображена маленькая крепость Landvern, по-видимому, Копорье.

«Carta marina» содержит не только географические сведения. Многочисленные рисунки дают огромный материал для разрешения ряда вопросов экономической жизни северных народов XV – начала XVI вв., в том числе и русского. Они говорят о местах расселения этих народов, о способах передвижения и транспорте, о торговых пунктах русских купцов со скандинавами, о плаваниях русских и скандинавских мореходов к северным берегам Скандинавского полуострова (рисунок, изображающий корабль, на который нападают из лодей русские)17. Изображения разнообразных пушных зверей в определенных районах Севера показывают места их распространения и добычи.

Кроме обычных животных, Олаус Магнус помещает на карте всевозможных чудовищ, которые по представлениям ученых XVI в. обитали в водах северных морей, представляя угрозу судоходству (чудовище, пожирающее корабль, и др.).

События последних (для Олауса Магнуса) лет также служили сюжетом ряда гравюр на карте. Некоторые из них иллюстрируют эпизоды русско-шведской войны 1495-1496 гг. О сражении русских войск со шведами близ Ивангорода говорит изображение двух воинских отрядов. Надпись «perdita pugna» (проигранная битва), стоящая рядом с рисунком московского гонца, сообщает о поражении русских в этой битве.

Войска московского князя помещены также на финской границе к западу от Нейшлота и на границе с Ливонским орденом. Здесь также стоят пушки, направленные против наступающих русских воинов. Возможно, Олаус Магнус имеет в виду сражение близ Изборска, в котором Вальтер фон Плеттенберг в 1501 г. разбил русское войско, состоявшее, по данным Алениуса, из 40000 человек. В «Истории северных народов» Олаус Магнус называет еще большее число – 60000 человек.

Продолжением работы Олауса Магнуса над проблемами, посвященными народам Севера, явилось его обстоятельное сочинение «История северных народов».

Историко-географические труды Олауса Магнуса содержат интересный и обстоятельный материал из жизни северных народов, в том числе и из жизни русского народа, до настоящего времени не потерявший своего научного значения.
Несомненным достижением шведского ученого в области картографии является изображение Скандинавии в виде полуострова, отделенного проливом от Гренландии, вместо традиционной группы из четырех островов. Впервые в истории географии на «Carta marina» появился Кольский полуостров в виде перешейка, соединенного с материком, и Карелия, что говорит о-несомненном интересе Олауса Магнуса к территории русского севера, который он хотел бы видеть принадлежащим Швеции.

 

Примечания

1. С. Гадзяцкий. Карелы и Карелия в новгородское время. Петрозаводск, 1941; К. Н. Вальдман. Кольский полуостров на картах XVI в. – «Известия ВГО», 1962, т. 94, в. 2, стр. 139-140; А. Л. Хорошкевич. Торговля Великого Новгорода в XIII в. М., 1963. Очерки истории СССР. Период феодализма, конец XV – начало XVII вв. М., 1955, стр. 34, 35, 631.
2. Olaus Magnus. Historia от de nordiska folken. Bd. 5. Kommentar utarbetad av John Granlund. Stockholm, 1951.
3. Первый том перевода «Истории северных народов» на шведский язык вышел в 1908 г., последний – в 1951 г. Работа над переводом и комментариями к нему длилась более сорока лет.
4. Н. Grape. Dett litterara antik och medeltidsarvet i Olaus Magnus patriotism. Stockholm, 1949.
5. H. Grape. Studier i Olai Magni forfattarskap. Stockholm, 1942.
6. Olaus Magnus. Historia om de nordiska folken. I urval K. Hagberg. Upsala, 1963.
7. H. Grape. Olaus Magnus. Svensk landsflykting och nordisk kulturapostal i Italien. Stockholm, 1962.
8. I. Magnus. Sveonumque Gothorum Historia. Romae, 1554; его же. Historia de metropolitanae upsalensis. Romae, 1554.
9. O. Magnus. Historia de Centibus septentrionalibus. Romae, 1555.
10. Carta marina et descriptio septentrionalium terrarum ac mirabitibus rerum eis contentarum, diligentissimo elaborata anno Domini 1539. Venetiis; reverendissimi d. Ieronimi Quirini patriarchae venetiano.
11. См.: О. Brenner. Olaus Magnus und seine Karte des Nordens. – «Historisk Tidsskrift», 2. Raekke V, p. 401-402. O. Brenner. Die achte karte des Olaus Magnus von J. 1539 nach der Exemplar der Munchener Staatsbibliothek. – Christianie Videnskabs-Selskabs Forhandlinger. 1886, N 15, и др.
12. K. Ahlenius. Olaus Magnus och hans framstallning al Nordens geografi. Upsala, 1895, s. 86-88.
13. Opera breve laquale demonstra et dechiara overo da il modo facile de intendere la Charta. Venetiae, 1539.
14. Ain korte Auslegung und Verklerung der neuen Mappen von den alten Goettenreich und andern Nordlenden. Venetiae, 1539.
15. K. Ahlenius. Op. cit., p. 33.
16. S. Herberstein. Rerum Moscovitarum Commentarij ... Russiae, et quae nunc cius metropolis est Moscouiae, brevissima descriptio. Basileae, 1556.
17. См. описание этого эпизода в «Hist. de gent. sept.», кн. XI, гл. 30. Позднее, в 1547 г., Олаус Магнус говорил испанскому путешественнику Франческо Лопес да Гомарра о возможном пути на восток вокруг Скандинавии.

 

© текст Савельева Е.А., 1971

© HML-версия Воинов И., 2008

 

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: пьяный водитель недорого *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика