В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век
В. И. Немирович-Данченко. Лопь белоглазая. (Из поездки в полярный край), 1913 г.

[34]

IV.

Горы Лапландии.

Таковы реки и озера Лапландии. Но главную, характеристическую черту лапландского пейзажа составляют горы. На картах я не встретил ни одного хребта, в действительности же видел Кодовский, Хибинский, Олений, Волчий, Монческий, Плесцовый и Лавозерский хребты. Формы местных гор весьма замечательны. То это пики, то конусы, то пирамиды, вершины которых образуют гладкую столовую поверхность. Горы здесь тянутся собственно не хребтом и это название употреблено мною за недостатком другого, более подходящего. Они тесно скучиваются, но каждая из них стоить отдельно, словно вся эта страна разом окаменела в момент сильнейшего кипения. Некоторые возвышенности представляют правильные террасы; если бы не громадность, можно было бы заподозрить искусственность их происхождения. На их скалах повсюду видны следы движения плавающих [35] льдов в доисторические эпохи. Тут же трассы глетчеров намечены с поразительною ясностью. Чтобы познакомить с характером лапландских гор, я позволю себе привести описание экскурсии на Хибинские горы — величайшие в этой стране, осмотренный впервые известным русским путешественником и натуралистом Миддендорфом.

Уже с Коло-озера, верст за и50, видны он синими, смутными очертаньями. Отсюда они преследуют путешественника, и только проехав всю Имандру, теряешь их из вида. С Пермес-озера уже заметны Хибинские глетчеры и самые очертания этого хребта вполне определяются. Его особенность—отсутствие второстепенных вершин. Это ряд крупных гор, связанных значительною возвышенностью. Великолепию вида способствует гладь окружающего района. Даль открыта и на саамом краю ее рисуются эти великаны теми смелыми размахами, на какие способен только величайший художник природа. Но уже с Роснаволока на Имандре Хибины являются тем, что он есть. Несмотря на значительную высоту, они подымаются прямо, без предгорий. Во время плавания отсюда до Роснаволока на моих глазах отчетливо поднялись одна за другою двенадцать вершин. Не[35]которые чрезвычайно круты. Это просто масса гранита, только кое-где лежит на нем ягелевая тундра, т. е. площадки, поросшие оленьим мохом. В луговинах растет трава, откосы на солнечной стороне одеты лесами.

Иллюстрация к главе

Олени, медведи, волки, росомахи, лисицы, зайцы кишмя кишат. среди этой каменной пустыни. Против острова Высокого Хибины прямо обрушиваются в Имандру. Необычайно крутые спуски их отливаются фиолето[37]вым отсветом. Напротив Хибин, по другую сторону озера, вздымается не менее дикий хребет Монче-Тундра. Особенно живописны вершины Хибин: Лявинская, Поу-Телле и Чудская-смерть; последняя собственно две горы; но они составляют точно одну, рассеченную пополам с верху до низу. Щель между ними заметна только с одного пункта, с остальных вершина кажется цельной... На этих горах вечные льды.

Взяв провизии на 5 дней, и отправился на Хибины. Нанять проводника не было средств. Целью экскурсии была гора Лявинская. Первое восхождение на хребет было в полном смысле слова ужасно. Спуски почти отвесны. Выветрившийся гранит, “рапа-киви”, обрывался; под ногами всюду зияли бездны. Мертвое молчание каменной пустыни только изредка нарушалось хриплым клекотом орла да какими-то странными звуками, только и слышанными мною в этих горах. Они похожи были на глухие, тягучие стоны, точно гора издыхала вблизи. Я слышал их и ночью, но не мог уяснить, откуда это и что такое? Звук был так силен и глубок... Полагаю, что не оседание ли это снегов в безднах и трещинах? Сильное впечатление производили эти загадочные вздохи среди без[38]людья и молчания, особенно ночью. Не буду описывать всего своего пути. Это однообразный ряд подъемов и спусков, до безумия утомляющих пешехода. Часто на более далеких вершинах попадаются олени. То одинокий силуэт этого красивого животного рисовался на вершине утеса, то целое стадо их неподвижно грелось на солнце, лежа где-нибудь на площадке гранитного выступа. Ползая по хребту вверху, я замечал изредка темные массы медведей внизу; иногда оглушала меня испуганная дичь в захолустьях, поросших травою и ягелем у воды; но пройдешь вперед — и опять вокруг та же молчаливая каменная пустыня. Уже на третий день вечером я понял, что заблудился. Однообразие вершин сбило меня с толку; снизу, с озера, я ясно различал намеченные мною горы. Здесь их не было видно. Хуже всего притом было полное отсутствие воды. Издали далеко-далеко в свете зари сверкало какое-то озеро, но до него добрых два дня пути... а здесь ни одного ручья, ни одной горсти снегу. Самая поверхность каменных гор была вполне обнажена. Ни травы, ни ягеля, ни серебристых пятен сухого лишая... Я устал до того, что не мог продолжать путь; я был притом голоден и не смел есть, потому что [39] со мною была только соленая рыба, возбуждавшая жажду... Эта ночь была полна галлюцинаций. Мне чудился шум большой реки, журчание ручья... засыпая, я видел воду, много воды; просыпался — и опять передо мною возникали картины водяных гладей... Только на другой день, после мучительного пути, я услышал внизу, с неописанной радостью, рокот ключа, и после недолгих поисков заметил жалкую струю воды, зигзагами сочившуюся по дну каменной щели... Это спасло меня от смерти. Пробродивши еще несколько, я заметил вдали две вежи. Спешу туда, думаю, наконец, увидеть человеческое лицо. Кричу еще издалека в ответ мне молчание... Добежал, с трудом отворил дверь — и чуть не упал назад. Меня отшиб невыносимый смрад. На полу лежал почерневший и скорчившийся труп... Страшно было выражение мертвого, зеленоватого лица... Судорожно захлопнув дверь, я уже не заглядывал в другую вежу, а стремглав уходил далее! Опомнился я только на вершине крутой горы, в обществе нескольких кречетов, резко кричавших мне что-то. Бродя по Хибинам, я постоянно встречал их, но еще чаще следил за громадными кругами, описываемыми орлами в недосягаемой вышине [40] небес. До чего эти властители Хибин непуганы, видно из того, что раз я всю ночь провел в приятном соседстве орла, спавшего рядом на скале. Гордая птица не выразила царю создания даже малейшего знака своей почтительности. Таким образом, не встретив живого человека, я круто повернул назад и пошел опять на Имандру, но попал туда уже на сорок пять верст южнее острова, с которого началась моя экскурсия. Нужно прибавить, что во все время моей экскурсии на горах стояла знойная погода.


<<< к оглавлению | следующая глава >>>

ОCR И. Воинов, 2012 г.

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: По ссылке https://www.tendence.ru/ недорогой хостинг для почтовых серверов. *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика