В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

Русские акты Копенгагенского государственного архива, извлеченные Ю.Н. Щербачевым. СПб., 1897. Т.16.

№113

[571]

113.

1622 г., января 22. Царская грамота к датскому королю Христиану IV, с опровержением сведений, представленных датским властям датчанином Климом Юрьевым (Климентом Блуме) касательно задержанья в Коле его самого и его товаров, которые доставлены из Колы в Архангельск уже по отъезде Юрьева в Данию и которые ему предоставляется получить или продать на месте лично или через поверенного; с жалобою на разгром у острова Кильдина двумя датскими военными кораблями гамбурского купеческого судна, шедшего в Архангельск, и причинение ими же убытков русским рыбным ловцам, и о том, чтобы на будущее время датские военные корабли не были отправляемы к русским морским пристаням.

Бога в Троице славимаго милостию, мы, великий государь царь и [572] великий князь Михайло Федоровичь, всеа Русии самодержец (титул), [573] брату нашему любителному, другу и соседу, Крестьянусу, королю датцкому (титул). Писали есте к нашему царскому величеству в грамоте своей с человеком вашим с Вилимом Фандергуденом, будто в нашем государстве задержаны были не по правде торговой ваш человек Клим Юрьев да агличанин, которой был с ним на карабле в вожех, Матюшка, а после тово из нашего государства отпущены в вашу землю, а товары тому вашему человеку Климу отданы не сполна. А вашего королевского величества приказные люди того вашего торгового человека Клима Юрьева о тех делех спрашивали и сыскивали, и о том подлинно сыскали, что будто он никаких неподобных слов, которые не настоят к миру, в Колском городе не говаривал, а слышел де будто он от некоторых наших людей про вашу королевского велеможства парсону говорили позорные слова за то, что вы себе присваиваете Лопские земли, и он де, то услыша, не смолчал, а говорил, что та земля меж нас еще не розделена, и для тово будто ево задержали и на Колмогоры послали, и там ево держали в неволе и в тюрму сажали, и вашу грамоту взяли будто у него насилством. И ваша любовь по тому разумеете, что будто та ссора учинилася от наших приказных лю[574]дей, и просите того у нас, чтоб вам то объявити, в которых местех вашим подданным те денги и все убытки, что учинилося тому вашему человеку Климу Юрьеву и что и вперед учинятца, заплачены будут; и чтоб наше царское величество поволили и велели вашим подданным во всех местех, где пристани и реки, торговлю свою имети и урочных бы им мест вперед не оказывати, а чтоб приезжати и торговати во всех местех было поволно. И мы, великий государь, грамоту вашего королевского величества выслушали, и о том вам объявляем, что тот ваш подданный торговой человек Клим Юрьев вашим приказным людем сказал неправду, что будто он никаких ненадобных слов, которые не настоят к миру, в Колском остроге не говаривал, а слышел будто от некоторых нашего царского величества подданных людей про вашу королевского велеможства парсону непригожие слова, и за то не смолчал, и будто ево на Колмогорах сажали в тюрму и безчестили; и то вашему величеству разсудить мочно, толко бы тот ваш человек, будучи в Колском городке, непригожих слов не говорил, и нашим было воеводам для чево ево задержати, и на Колмогоры б о нем к нашим воеводам писать, и его ис Колского городка на Колмогоры по[575]сылати? А о Лопской земле меж наших государств и дело ему не достало: не для он тово в Колской острог приезжал, также и от тебя, брата нашего, о Лопской земле с ним писма никаково не было. Да и в прежние времена ваши люди в Колской городок приезживали и не одинова, а задорных и непригожих слов не говаривали, и им и задержанья не бывало, и поволность была во всем. Да и на Колмогорах будучи, тот ваш человек говорил многие ссорные слова; а толко бы он меж на ссорных слов не говорил, и ево было нашим двинским воеводам за что держати и к нам о том писать, ведая наше государское повеленье, что вашим людем в нашем государстве в торгех и во всем поволность и безчестья и неволи им нет никоторые? А в тюрме тот ваш человек не сиживал, а дан был ему на Колмогорах двор доброй до тех мест, покаместа корабелной ход поспеет. А что он сказывал вашим приказным людем, что будто он слышел некоторые непригожие слова от наших людей про вашу парсону, и тог он на Колмогорах нашим воеводам не сказывал, и воеводы наши о том к нам не писывали; а толко б он те слова сказал, и наши б воеводы про то сыскали тотчас и винным бы учинили наказанье. [576] А ныне тот ваш человек сказывает вашим приказным людем, избывая своей вины, для того что он ездил на корабле в наше государство не в те места, где преже тово ваши люди с торгом ездили, а после тово пристал на корабле х Колскому острогу в осень; а сказал, что он ходил на том корабле к нашим северным землям, к Пустоозеру. А товаров на том корабле было немного: то было и товары, что запас сьестной, а иных товаров не было. А в вожех у них на том корабле был ваш человек Матюшка, а сказался в те поры родом агличенин; а для чего ходил, и того воеводам нашим не сказали. И наши двинские воеводы, сыскав про то подлинно, того вашего человека Клима велели ис Колского городка прислати к себе на Колмогоры для сыску, а неволи и безчестья не учинили ему никоторово, и в тюрме он не сиживал, а что с ним было товаров, и то велели ис Колского острогу прислати к себе, для тово чтоб ево отпустити с Колмогор на кораблех. А товарыща ево, вожжа Матюшку, для подлинново роспросу прислали к нам к Москве. И на Москве нашего царского величества приказным людем тот Матюшка в роспросе сказал, что он у того вашего человека у Клима Юрьева на корабле был в [577] вожех, а родом де он агличанин. И для того он на Москве и позадержан был, что он сказался агличанин. И как был у нашего царского величества брата нашего Якуба, короля аглинского и шкотцкого, посол князь Иван Мерик, и для свидетелства тот агличанин Матюшко перед послом ставлен и роспрашиван; а в роспросе сказался родом агличанин, а ныне де служить вам, брату нашему, Христьянусу королю, а на датцком де корабле был он в вожех. И тот Матюшко достоен был немалого наказанья за то, что ездил на корабле в те места, где им ездить не указано; и мы, великий государь, для вашие брата нашего любви, велели ево отпустить к вам. А того вашего человека Клима Юрьева на Колмогорах наши воеводы роспрашивали: для чего он к Пустоозеру ходил; а преже того там никакие иноземцы не хиживали, и ходити не для чево: место пустое, а учинено для проходу пеших людей, которые ходят в Сибирь. Да тот же человек ваш Клим сказал воеводам нашим у себя вашу королевскую грамоту о его торговле, и та грамота писана к нашему царскому величеству вашим королевским именем мимо прежнеи обычаи, не с полным нашим государским титлом: началного нашего титла, государства Московского, в той грамоте было не [578] написано. И воеводы наши двинские, видя то, что он ездил мимо прежние обычеи и говорит ссорные слова, за то того вашего торгового человека у Архангилского города позадержали и тое вашу грамоту у него взяли, а писали о том к нашему царскому величеству о указе. И мы, великий государь, не хотя с вами, братом нашим, соседкой дружбы и любви нарушить, того вашего человека Клима Юрьева со всеми ево животы велели отпустить к вам, а наказанья над ним за его неригожие речи, для вас, брата нашего, учинить не велели никоторого и товары ево велели ему отдать. И после того писали к нам от Архангилского же города воевода наш князь Ондрей Васильевичь Хилков, что они того человека вашего от Архангилского города отпустили, а товаров ево ис Колского городка воеводы наши прислати не успели, потому что тот ваш человек поехали от морской пристани рано, а товаров своих не дождался, а прислали те ево товары ис Колского острогу после его поезду; и они те достолные товары, которые были осталися у него, Клима, в Колмогорском городке, велели устроить до нашего указу на нашем на гостином на русском дворе в анбарех. И нашего царского величества указ к Архангилскому городу к воеводам нашим послан, а велено того ва[579]шего торгового человека Клима достолные товары, как он к Архангилскому городу для тех своих достолных товаров приедет, отдати тотчас все сполна, а отдав, отпустити его за море со всеми его товары по его воле; а будет он, Клим, те товары свои похочет продавать у Архангилского города, и ему те товары продавать поволено же; а как те товары продаст, и его, Клима, по тому же велено отпустить, не задержав; а будет Клим Юрьев сам по те свои достолные товары не будет, а пришлет в Архангилскому городу кого с писмом, и нашим воеводам и приказным людем, по тому ево писму, тому, ково он по те свои товары пришлет, те ево товары отдать велено сполна же, а у него для спору вперед велено взятии писмо за его рукою. А в Колской городок к воеводам нашим от нас писано с опалою за то, что они те товары к Архангилскому городу прислали поздно. И ныне те человека вашего товары у Архангилского города вцеле и истери им нет никакой. И вам бы, брату нашему, тому своему торговому человеку Климу Юрьеву по те его достолные товары, которые у него остались, к Архангилскому городу велети приехать и те свои достолные товары велети в Архангилском городе у воевод взятии; а будет он, Клим, сам по те свои достолные товары [580] не поедет, и он бы по те свои товары прислал от себя с писмом и те свои товары велел взять, а наши воеводы те ево товары отдадут ему тотчас. А вперед бы вам, брату нашему, своим людем велети приказати, чтоб они, приезжая в наши государства, непригожих слов, которые меж нас и наших государств на ссору, не говорили и тем меж нашего царского величества и вас, брата нашего, ссоры и нелюбья не чинили, чтоб в таких ссорных делех меж нас, великих государей, дружбе и любви нарушенья не было. А в которых местех преже сего торгу и приезду не бывало, и тому и ныне быть непригоже. Да в прошлом во 129-м году писали к нашему царскому величеству з Двины от Архангилского города, от морской пристани, воевода наш, князь Ондрей Васильевичь Хилков: того же де 129-го году, июля 16 день, пришли в нашу землю в Килдин остров воинские два корабля вашего государства Датцкие земли, и тут де у того острова громили города Амборха корабль, которой шел в наше государство к Архангилскому городу с товары, и нашим людем, рыбным ловцом, починили грабеж и убытки; а погромя от корабль и корабельщика и товары взяв с собою, пошли прочь. А преже того ваши люди торговым кораблем, которые хо[581]дят в наше государство, насилства никакого не чинивали и не грамливали; а ныне ваши брата нашего люди то учинили мимо прежнеи обычаи, и тем торговым кораблям и нашим людем чинят тесноту и убытки, а меж нас, великого государя, и вашего королевского величества ссору. И вам бы, брату нашему, про то велети сыскать и вперед о том своим людем велети заказать, чтоб вперед нашего государства к морским пристаням ваши воинские карабли не ходили, и наших государств людем насилства не чинили, и иных [582] государств торговых людей, которые ходят в наши государства с товары, не громили, и тем бы меж нас и ваши любви и меж наших и ваших государств и земель ссоры и нелюбья не чинили, что в таких ссорных делех меж нас, великих государей, дружбе и любви нарушенья не было. Писана в государствия нашего дворе, в царствующем граде Москве, лет от создания миру 7130-го, месяца генваря 22-го дня.

На обороте адрес и печать. Датский перевод этой грамоты озаглавлен так же, как немецкий перевод предъидущей грамоты №112.

 

© И. Шундалов, 2008 г.

© OCR И. Ульянов, 2009 г.

© HTML И. Воинов, 2009 г.

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика