В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

Грамота Печенгскому монастырю от царя Алексея Михайловича, выдана на основании списка (копии) выданных ранее, но утраченных во время пожара грамот от Патриарха Филарета и царя Ивана Васильевича. В тексте говорится о посылке бригады строителей во главе со старцем Сергием Кайдаловым в Печенгский монастырь. Особо упоминается важная миссия монастыря, вместе с Кольским воеводой следить за тем чтобы датские сборщики дани не промышляли на российской территории. Подробно расписывается экономика монастыря, монастырские земли, угодья и пр. при этом особо упоминается, чтобы никаких обид и насилия в отношении лопарей не чинить. Документом регламентируются правовые вопросы, судебные процедуры, таможня, налоговое право.

В первой части грамоты приводится текст списка с утраченного полинника грамоты 16 века, затем текст повторяется, но уже от имени царя Алексея Михайловича, таким образом фиксируя подлинность ранних списков.

[545]

254. – 1675 июня 15.

Жалованная грамота Кольскому Печенскому монастырю
на земли, рыбные ловли, соляные варницы и другия удья.

Божиею милостию мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великие и Малые и Белые Росии Самодержец, и многих государств и земель восточных и западных и северных отчичь и дедичь, и наследник, и Государь и Обладатель. Пожаловали есмя Кольскому острогу, Живоначальные Троицы Печенского монастыря строителя старца Сергия Кайдалова с братьею: бил челом нам Великому Государю он строитель с братьею, что де Печенской монастырь стоит на украйне, на Студеном море, а пашни у них около монастыря нет, земля пришла каменистая, и стужа великая, во все лето снеги мало сходят; и даны де им были многие жалованные грамоты, листовые за красными печатми, прежних Великих Государей, блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Ивана Васильевича всея Русии Самодержца, и отца нашего блаженные ж памяти Великого Государя Царя и Великого Княза Михаила Федоровича, всея Русии Самодержца, и деда нашего блаженные ж памяти великого государя святейшего Патриарха Филарета Никитича Московского и всея Русии; и ныне де с тех жалованных грамот списки на наше Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великие и Малые и Белые Росии Самодержца, имя подписаны. А по тем де жалованным грамотам велено им владеть рыбными ловлями, и лесами, и сенными покосами, и монастырскими дворами, и дворовыми места, и варницами, и мельницами, и амбарами, и всякими того Печенского монастыря угодьями; а в которых де местах и урочищах, те рыбные ловли, и леса, и дворы, и дворовые места, и варницы, и амбары, и всякие монастырские угодья, и сенные покосы, и то де именно писано в тех жалованных грамотах и в писцовых книгах; и с тех де монастырских рыбных ловель, и с зверя, и с рыбы, и с рыбья и звериного сала, и что изловят в своем монастырском угодье, и со всяких монастырских угодей, и что в варницах соли уварят, дани и оброку и десятины, и с Колскими посадскими людьми и с волостными и с уездными крестьяны во всякие земские росходы никаких податей, и кормов, и подвод, и со всяких их монастырских промыслов, и ни с каких с продажных и покупных товаров, и с соли, ни в котором городе пошлин, и с судов проплавного, шестового, и с работных людей, которые на тех судех ходят, головные явки и пошлин, и с телег и с саней перевозу и мостового, нигде имать не велено; и Дацкого Короля давщиком в дани велено им отказывать, и Колского острогу воеводам и приказным людем их старцов и слуг и крестьян и бобылей, от тех денщиков, и от гонцов, и от всяких людей велено обегать и в обиды никому не давать. И в прежних де годех Печенской монастырь трижды Свейские Немцы разоряли, а в четвертые сгорел без остатку, и в то время многие [546] подлинные жалованные грамоты утерялись, а остались с них списки за руками того монастыря прежних игуменов; и о таком де разорение в прошлом во 145 году розыскивано, и те заручные списки с жалованных грамот … году и иных лет досматриваны; и о тех списках, в 145 году, дана им отца нашего, блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича, всея Русии Самодержца, и деда нашего, блаженные ж памяти великого государя святейшего Патриарха Филарета Никитича Московского и всея Русии жалованная грамота; а в той де жалованной грамоте написано: в которых местах жалованные грамоты в смутное время утерялись и в которых монастырях погорели, а остались списки за дьячьими приписьма, и за архимаричьими и за игуменскими и соборных старцев за руками, и в те монастыри велено давать жалованные грамоты против тех списков; и им де с тех заручных их списков и по се время листовой жалованной грамоты за красною печатью не дано; а без такой де жалованной грамоты везде их теснят и обиды великие чинят, со всего дань и оброк, и десятину, и пошлину, и во всякие земские расходы, и всякие подати, и кормы, и подводы, и с телег и с саней перевозы и мостовые везде емлют, и до конца из разоряют. Да им же в Колском остроге, после Немецкого разорения, дано под монастырь место, в городе, у Благовещения пречистые Богородица, и на том месте был построен монастырь, и во 127 году тот монастырь сгорел; да у них же подле города было старое дворовое место, и владели де они тем местом по жалованной грамоте блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Ивана Васильевича, всея Русии Самодержца; да двор на нижнем посаде, данья Семена Аникиева с племянники Строгоновых, и тот двор, для приходу Свейских воинских Немец, сожгли сами; и на тех на всех местах построились насилством Кольские посадские люди и стрельцы, а оброку с тех мест в монастыри им не платят, а те де дворовые места в тех писцовых книгах и в жалованных грамотах написаны за ними ж; да у них же на Вологде двор торговой, а под двором земли шестьдесят сажень в длину, восмь сажень поперешнику, и тот де двор в Вологодских писцовых книгах, письма и меры князя Михайла Щербатого да подьячего Федора Стогова, 135 и 136 годов, написан за ними ж; а в прошлом де во 131 году по жалованной грамоте, за приписью думного нашего дьяка Ивана Грамотина, велено тем двором им владеть безданно, и у них де тою дворовою землею многою завладели Соловецкого монастыря старцы насильством; да им же де на Вологде воеводы на своем монастырском дворе стоять не дают, а велят стоять на гостином дворе и емлют с них постой, с саней по алтыну на сутки; да на Устюге Великом, в Никольском приходе, двор на белой земле, и того двора огородною землею завладели воеводы, а тот де двор в Устюжских писцовых книгах и в жалованных грамотах написан за ним же; да на Колмогорах, в Курецкой волости, в Кузмо-Демьянском приходе, двор да землица на четверть, и тот двор и пашенная земля написана в Колмогорских писцовых книгах и в жалованных грамотах за ними ж. И ныне, по нашему Великого Государя указу, велено послать в Кольской острог к воеводе наша Великого Государя грамота, тот их Печенского монастыря с рыбных ловель, и с сала, и с соли, десятины и пошлин, и со всяких угодей дани и оброков, ни с чего имать и в мирские во всякие расходы притягивать их не велено; и нам Великому Государю пожаловать бы их строителя [547] с братьею, велят прежних Великих Государей, и отца нашего Государева, блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича, всея Русии Самодержца, и деда нашего, блаженные памяти великого государя святейшего Патриарха Филарета Никитича Московского и всея Русии, с жалованных грамот и с заручных списков и из писцовых книг о всем, как в тех жалованных грамотах написано, выписать, и по выписке о том о всем дать им нашу Великого Государя жалованную листовую грамоту, за нашею Государскою красною печатью, чтоб де им, без такой грамоты, отовсюду изобиженных и истесненным не быть, и из нашего Великого Государя богомолья от многих людских налог и обид врознь не розбрестись. – И подал он строитель старец Сергий Кайдалов, в Новгородском Приказе, боярину нашему Артемову Сергеевичу Матвееву да дьяком нашим, думному Григорью Богданову, да Якову Поздышеву, Ивану Евстафьеву, да Василью Бобинину да Степану Полкову, к выписке, подлинную грамоту блаженные памяти отца нашего, Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича, всея Русии Самодержца, за приписью дьяка Максима Матюшкина, 145 году; а в ней написано: в докладной выписке, какова взята из Приказу Сыскных Дел, по которой отца нашего, блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича, всея Русии Самодержца, и деда нашего, блаженные ж памяти великого государя святейшего Патриарха Филарета Никитича Московского и всея Русии, докладывал боярин князь Борис Михайлович Лыков, за помятью думного дьяка Ивана Грамотина, написано: в которых монастырях грамоты жалованные в смутное время утерялись, и в которых монастырях грамоты погорели, а остались списки, и те списки за дьячьими приписьми и за архимандричьими и за игуменскими и соборных старцов за руками, и в те монастыри велено давать грамоты против списков таковы же; а у которых списков архимандричьих и игуменских и соборных старцов и дьячьих рук нет, и тем верить не велено. И строитель старец Сергий подал с жалованных грамот три списка, за руками прежних игуменов и соборных старцов: один список с жалованные грамоты блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Феодора Ивановича, всея Русии Самодержца, 99 году, и тое подлинную жалованную грамоту Великий Государь Царь и Великий Князь Борис Федорович всея Русии, и отец наш, Великий Государь Царь и Великий Князь Михаил Федорович, всея Русии Самодрежец, слушали и на их Государское имя подписана была, а у того списка руки Печенского монастыря игуменов Сергия да Дмитрия; другой список с жалованные грамоты блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Василья Ивановича всея Русии, 115 году, и тое подлинную жалованную грамоту отец наш, Великий Государь Царь и Великий Князь Михайло Федорович, всея Русии Самодрежец, слушал же и на его Государское имя подписана ж была, а у того списка руки тогож Печенского монастыря игуменов Сергия да Дмитрия да Семиона; третий список с жалованные грамоты отца нашего, блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича, всея Русии Самодержца, 131 году, и тое подлинную грамоту мы Великий Государь слушали и на наше Великого Государя имя подписана была ж, а у того списка руки тогож монастыря игумена Дмитрия, да келаря, да казначея, да строителя, старцов Антониа да Варфоломея да Иоанна. Да он же строитель подал две подлинные грамоты: одна блаженные памяти отца нашего, [548] Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича, всея Русии Самодержца, 141 году, за приписью дьяка Гарасима Мартемьянова, а другая наша Великого Государя Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великие и Малые и Белые Росии Самодержца, 155 году, за приписью дьяка нашего Микифора Демидова. А в тех заручных списках и в подлинных грамотах написано: в списке с жалованной грамоты 115 году написано: того де их Печенского монастыря вотчинные жалованные грамоты в разоренье сожжены, а остались у них списки а в списках де у них монастырские угодья и промыслы писаны не сряду, да у них же де в жалованных грамотах не написано было их монастыря, на Устюге Великом, двор белой в Никольском приходе: и Великий Государь пожаловал бы их, велел те их жалованные грамоты переписать; и которые их монастырские угодья и промыслы и торга по городом писаны в списках с жалованных грамот, и которые их монастырские угодья прибыли после тех старых грамот, велел бы то все вписать и дать им жалованную новую грамоту. И того Печенского монастыря игумен Ефим с братьею, или кто по нем в том монастыре игумен и братья будут, пожалованы: что у них под тем Печенским монастырем и к монастырю во всех разных местах вотчины, земли и воды, и великие угодья, и промыслы, и им дани и оброков, с рыбы и с сала десятины, и иных никаких податей в Государеву казну и в мирские ни в какие розметы и платежи ничего давать никому не велено; а нечто Немецкие Дацкие люди учнут, к ним впредь приезжая, каких оброков и дани и с рыбы десятины у них просить, и им Немецким людем велено отказывать, что та земля Лопская и искони-вечная вотчина наша Великого Государя, а не Дацкого Короля, и по 115-й год в тое землю Датцкого Короля люди ни в чем не вступались, и даней и оброков и рыбных десятин не спрашивали, а после того в тое землю учали вступаться мимо прежней обычай; и однолично Немецким Дацким и никаким людем, с тех земель, и с вод, и со всяких угодей, и с промыслов, что пожаловано им в монастырь, дани и оброков и десятин никакие давать не велено; и что их монастырские земли и воды, и всякие угодья и промыслы в разных местах, что дали им в дом Живоначальные Троицы новокрещеная Лопь, старец Логин Марков с детьми, да Ефим Негостев, да Микула Кононов, в Соньеле свои два лука со всеми угодьи, и с половиною речки Печенги, и с лешими озерки и с звериными ловлями; да Кирило Ермолин, Антон Спиридонов дали им в монастырь в Мотоцкой губе свои два лука со всеми угодьи, и с половиною речки Печенги, и с речкою с Ворьемою, и с тонями, и с озерки с лешими, и с звериными ловлями, да и данные грамоты на те луки им подавали, а те луки наши Великого Государя данные, а дани с них идет нам Великому Государю, по книгам писма Никиты Сорокопенина с товарищя, на год по два рубли по тринадцати алтын по две денги; да у них же к монастырю угодей: в Поморских волостях, в волости в Коле два двора, да четыре амбара да кузница, да в реке в Коле рыбные ловли половина, от морские губы и до забору, и в забор половина ж рыбные ловли, на реке на Коле две мелницы, мелют на монастырской обиход; да у них же соляная варница на Кольской губе пониже волости, данье в монастырь Семена Аникеева с племянники, да варница ж их монастырское строенье; да у монастыря ж рыбные ловли, в Кольской губе тоня Савина, от устья Тювского да до устья Середния реки, с горовными месты (а [549] была та тоня Антонка Андреева), да тони Ронковская, Березов наволок с Толстым наволоком, с горовными месты до острова, к морю, берегом межа с Елисеем Поповым, да речка Малая Тювица с горовными месты, тоня на острову против волости с горовными месты, да Варламов ручей, да Кротов ручеек; Печенского ж монастыря в волости в Коле луковых угодей три лука, да девять тоней рыбных ловель с озерки и с лешими ухожьи, и с бобровыми тоны, и с звериными ловлями, и с пожнями, тоня Шуриновская с горовными месты, тоня Никиты Корки с отворотною тонею и с горовными месты на Никитине волоке и с пожнями, межа от Гриши Турьянца к морю до Белого Камени; тоня Мишуковская под Киеваракою с горовными месты, тоня Ручьевая с горовными месты, да вверх по реке по Туломе в Муромашах тоня Островская с горовными месты, тоня в Калепухе с горовными месты по Карчь ручей, тоня Песчанка с горовными месты, тоня Крестовая с горовными месты, тоня Васковская с горовными месты; да у них же под реке по Туломе пожни, на Туломе пожня, далее в монастыре Филипе Евсевьеве; да у них же рыбная ловля в реке в Туломе под Кривцом, осенней лов с Ильина дня и до осени (а была та рыбная ловля за Нечаем Поповым); да у них же речка Улита, да на Туломе же повыше Калепухи пожни их монастырские Коржавинские, да на Юрькине острове пожня, что куплены в монастыре у Постника у Сорихина; да у монастыря ж рыбная ловля вверх реки Туломы под Падуном и под Каменем, во всех ловлях половина с Соньелскими и с Нотозерскими Лопари, по купчим и по данным грамотам; да у них же суды удебные, а ездят в них на море, по всем их становищам рыбы ловить подолниками и удами; треску и палтус и всякую морскую рыбу, и сало; да Печенского ж монастыря, в Мотоцкой губе, река Ура большая да речка Уряца меншая, что были Урских Лопарей, три луки и со всею Урскою губою, с рыбными ловлями, с тонями и с горовными местами, и с озерки, и с бобровыми и звериными ловлями; да река болшая Лица да речка Лица меншая, что были Лицких Лопарей, три луки и со всею Лицкою губою, с рыбными ловлями, с тонями и с горовными месты, и с верхотинами, и с лешими озерки, и с бобровыми и звериными ловлями; да Печенского ж монастыря речка Китовка и со всею с Мотоцкою губою от Погань наволока, и со всякими морскими промыслы, (с) становищем с Типуновым, и с речкою с Гейною, с и тонями, и с лешими ухожен, и с озеры, и с ручьи, и с бобровыми и звериными ловлями, три ж луки, а дани шло с тех луков в нашу Государскую казну на год по двадцати по одному алтыну; да у них же в Колской губе полтони Мелешкинская, оброку шло с тое полутони в казну по два алтына по три денги на год; да у них же в леших озерах и в реках и в малых речках рыбная ловля, и в лесах звериная ловля ж; да Печенского ж монастыря речка Паз-река, три луки, половина того угодья за Печенским монастырем, а угодья к тем лукам, тоня под Пахтою, тоня под другою Пахтою Фефиловская, а межа Пазрецкое устье, да тоня Крестовая от моря, да половина речки Роаденги и с тонями, да тоня Ручьевая, тоня под наволоком, а межа к морю до Немецкого наволока, с горовными месты; да на Паз-реке ж на устье храм Страстотерпцов Христовых Бориса и Глеба, поставленье строителя их старца Трифона; да в реке в Нявземе рыбная ловля, четверть лука, с тонями и с горовными месты, и с бобровыми и звериными ловлями, и с лешими озерки, да два амбара с погребом; да [550] Ксея тоня Давыдовская с горовными месты, а межа от песку до Товского наволоку, да в другой тоне третья доля; а на все на те промыслы и места были у них купчие и даные и иные крепости, и как их Печенской монастырь Свейские Немцы воевали, и многие у них крепости купчие и данные поимали; да Печенского ж монастыря в волости в Кандалакше дворе монастырской да амбар, данье Филки Никитина, да к томуж двору лукового угодья четверть лука, в рыбных ловлях, в реках и озерах, и в бобровых и звериных ловлях, и в леших ухожеях; да они ж де купили двор в волости в Кандалакше у старца Деонисия; да у них же в Канде две варницы соляных и дворы монастырские; да им же дал вкладом в монастырь, в волости в Кандалакше, Митрофан Кукин лук угодья впромеж волостных людей, в рыбных ловлях, в реках и в топях, и в озерах, и в леших ухожелх, и в бобровых и звериных ловлях, и во всяких промыслах; да у них же в волости в Порье-губе росчисти пожни Евсевьевские, межа от Соловецкие варницы вверх по реке по Порье до Падуна, по обе стороны, оброчные, да промеж волостных людей рыбные ловли, и сенных покосов и в леших ухожиях и во всяких промыслах девятая доля; да в волости ж в Порье-губе двор монастырской да соляная варница; да в волости Ковде двор монастырской да рыбные ловли в реках, и в озерах, поллука, и с лешими ухожия и с пожнями; а оброку давали они с тех дворов, и с амбаров, и с мельниц, и с варниц, и с рыбных и звериных ловель, и с пожен, и со всяких угодей, и с луков, в пашу Государскую казну, по книгам Василья Оголипа с товарищи, осмнадцать рублев четыре алтына полпяты денги на год; да у них же, на Двине, в Курецкой волости, в Кузмо-Демьянском приходе, двор да соляные амбары, да землицы на четверть и сенные покосы, по купчим и по данным грамотам. И с тех их со всех рыбных промыслов, и с дворов, и с варниц и со всяких промыслов, которые в той жалованной грамоте написаны, и с лодей, которые приходят в монастырь и к варницам по соль и привозят в монастырь и в усолья всякие хлебные запасы, и с лодейных казаков поголовного и явки, в Кольском остроге и волости в Кандалакше и во всех Поморских волостях, и с звериных ловель и луковые пошлины, с монастыря и с их крестьян, с крещеных Лопарей, и с казаков, которые живут в монастыре, и у варниц, и у мельниц, и на рыбных промыслах по рекам на заборех и по тонях, и на всяких монастырских рыбных и звериных промыслех, и с удебных судов на море, и с покрученников отпуску, дани и оброков имать на них не велено, нигде, ничего; и таможенным головам и целовалником, и всяким пошлинным людем, тамги, пошлин и явки, и хозяйского, и с осночней поголовного, и с монастырских хлебных запасов и с иных со всяких запасов, которые они привозят в монастырь и к варницам на лодьях, и с соли, и с рыбы, и с сала, и со всяких с Немецких и с Лопских товаров, с покупки и с продажи, и приезжих и отъезжих и всяких пошлин, с них не имать ничего, с того, что продают с своих промыслов каких товаров для монастырского обиходу, и что на то купать на монастырской же обиход, и с рыбных и с звериных и со всяких их промыслов, с белой и красной рыбы, с троски и с палтоса десятины, и с сала троскина и с китовья десятого, имать с них не велено, то им в монастырь, в руги и в моле[551]бенных и в понахидных денег место; и велено им владеть теми всеми угодьи к монастырю безданно, безпошлинно, а с Поморскими и с Кольскими и с Кандалашскими и со всеми волостными тяглыми крестьяны тянут им ни в которые розметы мирские и ни в какие земские росходы и проторы не велено; и Кольского острогу приказным людем Печенского монастыря игумена с братьею, и монастырских служек, и крещеных Лопарей, от Немецких и от Руских данщиков, и от тутошних Поморских волостей жилцов, и от посланников и от гонцов, и от всяких людей, велено во всем беречь, чтобы Печенского монастыря игумеву с братьею, и их монастырским служкам и детенышем, крещеным Лопарям, тесноты и продажи и насилства и убытков и всяких обид не было, ни от кого, ни в чем. Також того Печенского монастыря игумен с братьею, или кто по нем в том монастыре иный игумен и братья будут, пожалованы: велено им возить из Колы, и из Канды, и с Порьи-губы, и ото всех их монастырских промыслов, в лодьях соль и рыбу всякую, и Немецкой и Лопской всякой сухой товар, на Двину, к Архангельскому городу и на посад к Колмогорам, и из лодей перекладывать в дощеники и в малые судки, и Двиною вверх провадити на Устюг Великий, и на Тотму, и на Вологду, и по всем городам и по пригородкам и по торжком, и продавити им тое соль и рыбу и иной всякой сухой товар у города Архангелского, и на Колмогорах, и на Устюге Великом, и на Тотме, и на Вологде, и по иным по всем городам и по уездам, для монастырского обиходу, а не для торговли, и на то покупати на монастырь всякие запасы; и с того у них во всех городах приказным людем, и таможенным головам, и верным целовальником, и откупщиком, и всяким пошлинником, с их продажных товаров пошлин никаких, и с соли пироговые пошлины, мытов и перевозов, и анбарщины, и всяких пошлин имать не велено; а на денги покупати им, в тех во всех городах и в уездах, хлебные запасы про монастырской обиход и к соляным варницам, рож и ячмень, и овес, и солод, и крупы, и толокно, и семя конопляное, и масло, и мясо, пшеницу и горох, и мед на кутью, и воск на свечи, и на платье холсты, и точива, и сукна всякие, и обувь, и на обувь всякие кожи дубленые, и юфти белые и красные, и конопля, и пряденье всякое на неводы на сети, и на подолники, и на судовую снасть, и на лодейные шеймы и на завозы, и смолу, чем суды смолить, и всякие монастырские заморские запасы, велено купить безпошлинно ж; и пуд и меры из таможен таможенником во всех городах велено давать безпошлинно ж, и привозу и отвозу с продажных их товаров и с покупки нигде не них никому не имати ж; и по Двине вверх идучи с солью и с рыбою и со всякими товары, в дощенике и в малых судках, мимо Архангелской город и Колмогоры, и мимо Устюг Великой, и мимо Тотмы, и на Вологде и по иным по всем городом, с них проезжих пошлин, и грузового, и побережного, и посаженные пошлины, и привалного, и отвалного, и (с) старцов и с служек хозяйского, и с кормщиков кормного, и с носовщиков носового, и с освочей рядовых поголовного, и шестового, и сухим путем с коней и с саней и стелег мытов, и перевозов, и мостовщины, и всяких пошлин имать не велено. Також их служек и крестьян. Крещеных Лопарей, и дворников наместницы Новгородские, и Двинские, и Устюжские, и Тотемские, и Вологодские и Каргопольские, и Колского острогу воеводы, и всякие прикаяные люди, не[551]бенных и в понахидных денег место; и велено им вледети теми всеми угодьи к монастырю безданно, безпошлинно, а с Поморскими и с Кольскими и с Кандалашскими и со всеми волостными тяглыми крестяны тянути им ни в которые розметы мирские и ни в какие земские росходы и проторы не велено; и Кольского острогу приказным людем Печенского монастыря игумена с братьею, и монастырских служек, и крещеных Лопарей, от Немецких и от Руских данщиков, и от тутошних Поморских волостей жилцов, и от посланников и от гонцов, и от всяких людей, велено во всем беречь, чтоб Печенского монастыря игумену с братьею, и их монастырским служкам и детенышем, крещеным Лопарям, тесноты и продажи и насилства и убытков и всяких обид не было, ни от кого, ни в чем. Токож того Печенского монастыля игумен с братьею, или кто по нем в том монастыре иный игумен и братья будут, пожалованы: велено им возить из Колы, и из Канды, и с Порье-губы, и ото всех их монастырских промыслов, в лодьях соль и рыбу всякую, и Немецкой и Лопской всякой сухой товар, на Двину, к Архангельскому городу и на посад к Колмогорам, и из людей перекладывать в дощеники и в малые судки, и Двиною вверх провадити на Устюг Великий, и на Тотму, и на Вологду, и по всем городом и по пригородкам и по торжком, и продавати им тое соль и рыбу и иной всякой сухой товар у города Архангелского, и на Колмогорах, и на Устюге Великом, и на Тотме, и на Вологде, и по иным по всем городом и по уездам, для монастырского обиходу, а не для торговли, и на то покупати на монастырь всякие запасы; и с того у них во всех городах приказным людем, и таможенным головам, и верным целовалником, и откупщикам, и всяким пошлинником, с их продажных товаров пошлин никаких, и с соли пироговые пошлины, мытов и перевозов, и анбарщины, и всяких пошлин имать не велено; а на деньги покупати им, в тех во всех городах и в уездах, хлебные запасы про монастырской обиход и к соляным варницам, рож и ячмень, и овес, и солод, у крупы, и толокно, и семя конопляное, и масло, и мясо, пшеницу и горох, и мед на кутью, и воск на свечи, и на платье холсты, и точива, и сукна всякие, и обувь, и на обувь всякие кожи дубленые, и юфти белые и красивые, и конопля, и пряденье всякое на неводы на сети, и на пдолники, и на судовую снасть, и на лодейные шеймы и на завозы, и смолу, чем суды смолить, и всякие монастырские заморские запасы, велено купить безпошлинно ж; и пуд и меры из таможен таможенником во всех городах велено давать безпошлино ж, и привозу и отвозу с продажных их товаров и с покупки нигде на них никому не имать ж; и по Двине вверх идучи с солью и с рыбою и со всякими товары, в дощенике и в малых судках, мимо Архангелской город и Колмогоры, и мимо Устюг Великой, и мимо Тотмы, и на Вологде и по иным по всем городом, с них проезжих пошлин, и грузового, и побреженого, и посаженные пошлины, и привалного, и отвалного, и (с) старцов и с служек хозяйского, и с кормщиков кормного, и с носовщиков носового, и с освочей рядовых поголовного, и шестового, и сухим путем с коней и с саней и с телег мытов, и перевозов, и мостовщины, и всяких пошлин имать не велено. Також их служек и крестьян, крещеных Лопарей, и дворников наместницы Новгородские, и Двинские, и Устюжские, и Тотемские, и Вологодские и Каргопольские, и Колского острогу воеводы, и всякие приказные люди не [552] судать их ни в чем, и доводчиков своих не посылают к ним ни по что, и на поруки их давать не велено ни от кого, ни в чем, оприч душегубства и разбою и татбы с поличным; а ведает и судит своих крестьян и детенышев и дворников монастырских игумен с братьею сам, во всем, или кому прикажет. А случится суд смесной монастырским слугам, или крестьяном, или дворником и детенышем, с посадскими или с волостными людми, и наместницы и воеводы судат, а игумен с ними ж судит, или кому прикажет; а прав, или виноват монастырской человек, в правде и вине игумену с братьею. А кому будет чего искать на игумене, или на его братье, или на монастырских слугах: и их судити на Москве, или кому Великий Государь укажет; а срок им перед нами Великим Государем ставиться к суду на Стретение Господа нашего Иисуса Христа, а срочит их на тот срок кто у них данной пристав. А в духовных делех судит их Митрополит Великого Новаграда и Великих Лук. Також и к городовому делу им, в Колском остроге, стрелцов и казаков и деловых людей давати не велено ж; а коли лучится городовое и острожное дело, и им давати шесть человек деловцов со всех своих угодий и промыслов. А посланником и гонцом и данщиком, Печенского монастыря у игумена и у старцов, и у слуг, и у крестьян монастырских, крещеных Лопарей, и у дворников, подвод и кормов и проводников, и зимою оленей и кереж, и водяным путем судов и кормщиков и гребцов, везде у них имати не велено ж. А приказным людем, и таможенным головам и целовалником, в Коле и в Кандалакше, и во всех Поморских волостях, пуд и меру из таможен довать им для монастырских промыслов безпошлинно ж; и судов монастырских под Государевы запасы не имати ж, ни в котором городе, ни в волостях. А это будет того монастыря старцы, и слуги, и детеныши, и крестьяне, крещеные Лопари, и дворники, во всех своих угодьях уловят какие рыбы, или в варницах соли уварят, или какого зверя убьют, и ту рыбу и соль и зверя продадут, или на хлеб променяют: и им со всего, с рыбы и с соли и с сала и с зверя, и со всяких сухих товаров, пошлин никаких давать не велено ж. И в котором городе или в волости явят они жалованную грамоту, и им с всего явки не давать же ничего. В другом списке с жалованные ж грамоты 99 году написано: пожалованы Печенского монастыря игумен с братьею, для приходу Немецких людей велено им строить монастырь в Колском остроге, у Благовещения пречистые Богородицы, кельи поставити, и ограду около монастыря огородить, и анбары на монастырскую казну на монастыре поставить, безданно и безпошлинно; да что за тем же монастырем в Лувенге соляная варница, и тою варниницею того Печенского монастыря старцов велено владеть безданно ж и безпошлинно. В третьем списке с жалованной же грамоты 131 году написано: велено того Печенского монастыря монастырские их соли, домашнего варенья, продавать, для всякого монастырского строенья, на тысячу рублев; а как они тое соль продадут, и на те денги строити им монастырь и покупати на братью и на служебников запасы и платье иобувь в городех безпошлинно; а купить велено в годе одиново на тысячу рублев во всех городех, а не по городом по тысяче рублев, и с той их продажи и покупки Великого Государя пошлин имать не велено; а где сколько соли продано будет, или каких покупок купят: и им в том имати по городом у воевод и у приказных людей и у таможенных голов выписи за приписьми, для веры; [553] а болши тысячи рублев годом продать и купить не велено; а будет Печенского монастыря игумен с братьею, или кто по нем иный игумен и братья будут, учнут в которые городы привозить соль и торговать сверх тысячи рублев; и с того со всего Печенским старцом и слугам велено платить во всех городех пошлина по Государевой уставной грамоте. И посланником и гонцом на монастырской их двор в неволю ставиться не велено, опричь Государвых болших воевод. А коли поедет строитель того Печенского монастыря с Двины к Москве, и с ним старцы и слуги монастырские, для монастырского дела, зимою на трех или на четырех санях, а летом на пяти телегах, а с собою повезут запас монастырской про свою нужду, а товару с ними не будет никоторого, или будет лучится самим ехать в Великий Новгород для монастырского дела, или назад с Москвы и из Новагорода и из иных городов, а повезут с собою запасы про свою нужду, на указных санях и телегах: и по городом воеводам и приказным людем с тех их монастырских запасов, которые они повезут с собою для своей нужи, пошлин никаких имать не велено.

В подлинной грамоте блаженные памяти отца нашего, Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича, всеа Русии Самодержца, 141 году, за приписью дьяка Герасима Мартемьянова, написано: прежних жалованных грамот, каковы даны в Печенской монастырь, рудить не велено, и того Печенского монастыря игумена с братьею, и монастырских служек и служебников и бобылей, по челобитью всяких чинов людей, которые учнут на них бити челом, опричь розбою и татбы с поличным, судить, и в монастырские промыслы и во всякие угодья и в звериные гоны Колского острогу воеводам и подъячим людей своих и промышленников посылать и монастырского лесу жечь не велено; а будет кому Печенского монастыря до игумена с братьею, и до монастырских служек и до всяких служебников и бобылей дело: и им велено на игумена с братьею, и на их служек и на крестьян бити челом Великому Государю на Москве. Да в другой подлинной же грамоте блаженные памяти отца ж нашего, Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича, всеа Русии Самодержца, 145 году, за приписью дьяка Максима Матюшкина, написано: пожаловать того Печенского монастыря игумен с братьею: с их монастырских промыслов со всякие рыбы и с сала десятины и пошлин, и с дворов, и с анбаров, и с мелниц, и с варниц, и с пожен, и с луков, и с рыбных ловель и со всяких угодий, дани и оброку и никаких податей, и с продажи, что они продадут в Колском остроге из своих промыслов, и с того что они купят на монастырь, Государевых пошлин имать, и Колским посадским и уездным людем в мирские ни в какие росходы притягивать их не велено; а которые сторонние люди, с ними вместе, на морских промыслех рыбою и салом учнут промышлять, по уговору, из полу и из трети и из чети, для своей корысти: и с тех сторонних людей, с их доль, таможенным головам и целовалником десятина имать на Великого Государя, по прежнему, а не с монастырские рыбы и с сала. Да в нашей Великого Государя подлинной же проезжей грамоте, 155 году, написано: по городом бояром и воеводам нашим, и дьяком и приказным людем, и таможенным головам и целовалником, и всяким пошлинником, того Печенского монастыря прежних Государей и отца нашего, блаженные памяти Великого Государя Царя и Великого Князя Михаила Федоровича, всеа [554] Русии Самодержца, жалованных грамот, которые подписаны на наше Государьское имя, рудить не велено; а что они Печенского монастыря старцы и слуги купят про монастырской обиход хлебных всяких годовых запасов, а не на продажу, наших Великого Государя пошлин нигде имать не велено, и пропущать их велели везде безо всякого задержанья, опричь нашея соляные новые пошлины, каков о той соляной пошлине наш Великого Государя указ послан во все городы из Приказу нашея Болшие Казны; а сколко Печенского монастыря с покупных хлебных запасов и со всякит годовых обиходов, с покупки, в котором году, наших Великого Государя таможенных всяких пошлин взять доведется, и то велено таможенным головам писать в таможенные книги ежегодно, имянно, особою статьею, чтобы нам Великому Государю про то имянно было ведомо; а будет Печенского монастыря старцы и слуги, в которых городех нибудь, из покупных своих монастырских хлебных запасов и из годовых обиходов учнут продавать: и с тех продажных хлебных всяких запасов и с годовых обиходов, Печенского монастыря с старцов и слуг, которые у той продажи будут, имать наша Великого Государя пошлина, также ак и сторговых людей нашу пошлину емлют. – И мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа Великие и Малые и Белые Росии Самодержец, пожаловали Колского острогу Живоначалные Троицы Печенскоо монастыря строители страца Сергия Кайдалова с братьею, велели им с прежних Государьских жалованных грамот дать нашу Великого Государя жалованную грамоту, во всем против того, как в тех Государьских грамотах именовано, и велели им строителю Сергию с братьею, или кто по них иный строитель или игумен и братья будут, владеть их монастырскими двема луки в Соньеле, что дали им в доме Живоначалные Троицы новокрещеная Лопь, старец Логин Марков с детми, да Ефим Негостев, да Микула Кононов, со всеми угодьи, и с половиною речки Печенги, и с лешими озерки, и с звериными ловлями; и в Мотоцкой губе двема же луки, что дали Кирило Ермолин да Онтон Спиридонов, с всеми угодья, и с половиною речки Печенги, и с речкою с Ворьемою, и с тонями, и с озерки с лешими, и с звериными ловлями; и в Поморских волостях, в волости в Коле двема дворами, да четырмя анбары да кузницею, да в реке в Коле рыбными ловлями половиною, от морские губы и до забору, и в заборе половина ж рыбные ловли; и на реке на Коле двема мелницами, что мелют на монастырской обиход, и соляною варницею на Николской губе, пониже волости, что данье Семена Аникеева с племанники, да варницею, что монастырское строение; и монастырскими рыбными ловлями, в Колской губе тонею Савинею, что от устья Тювского да до устья Середние реки, с горовными месты (а была та тоня Антонка Андреева), да тонею Ронковскою, что Березов наволок с Толстым наволоком, с горовными месты до острова, к морю, берегом межа с Елисеем Поповым; и речкою Малою Тювицею с горовными месты, и тонею на острову против волости с горовными ж месты, и Варламовым ручьем да Кротовым ручейком; и в волости в Коле луковыми угодьями, тремя луки да девятью тонями, рыбными ловлями, с озерки, и с лешими ухожеи, и с бобровыми гоны, и с звериными ловлями, и с пожнями, и тонею Шуриновскою с горовными месты, тонею ж Никиты Корки с отворотною тонею и с горовными месты на Никитине волоке и с пожнями, межа от Гриши от Турьянца к морю до Белого Камени; и то[555]нею Мишуковскою под Киеваракою с горовными ж месты, и тонею Ручьевою с горовными месты; и вверх по реке по Туломе в Муромашах тонею Островскою с горовными же месты; и тонею, что в Калепухе, с горовными месты по Карч ручей, тонею же Песчанкою с горовными месты, тонею ж Крестовою с горовными ж месты; да по реке ж по Туломе пожнями, на Туломе пожнею, что дал в монастырь Филип Евсеев, да рыбною ловлею в реке в Туломе под Кривцом, осенней лов с Ильина дни до осени (а была та рыбная ловля за Нечаем Поповым); да речкою Улитою, да на Туломе ж повыше Калепухи пожнею Коржавинскою; да на Юркине острове пожнями, что куплены в монастырь у Постника у Сорихина; да рыбною ловлею вверх по реке по Туломе под Падуном и под Каменем, во всех ловлях половиною с Соньелскими и с Нотозерскими Лопари; и судами удебными, что ездят в них на море, по всем их становищам рыбы ловить подолниками и удами, троску и палту и всякую морскую рыбу, и сало; да в Мотоцкой губе рекою Урою болшою, да речкою Урицею меншею, что были Урских Лопарей три луки, и со всею Урскою губою, с рыбными ловлями, с тонями и с горовными месты, и с озерки, и с бобровыми и с звериными ловлями; да речкою болшею Лицею да речкою Лицею меншею, что были Лицких Лопарей три луки, и со всею Лицкою губою, с рыбными ловлями и стонями, и с горовными месты, и с верхотинами, и с лешими озерки, и с бобровыми и с звериными ловлями; и речкою Китовкую и со всею Мотоцкою губою от Погань наволока, и со всеми морскими промыслы, и (с) становищем с Типуновым, и с речкою с Гейною, и с тонями, и с лешими ухожеи, и с озеры, и с ручьи, и с бобровыми и с звериными ловлями, три ж луки; и в Колской губе полутонею Мелешкинскою, и в леших озерах и в реках и в малых речках рыбною ловлею, и в лесах звериною ловлею ж, и речкою Паз-рекою, тремя луки, половиною того угодья, да к тем же луком тонею под Пахтою, и тонею под другою Пахтою Феофиловскою, а межа Пазрецкое устье; да тонею Крестовою от моря, да половиною речки Роведнги и с тонями, да тонею Ручьевою, да тонею под наволоком, а межа к морю до Немецкого наволока, с горовными ж месты; да на Паз-реке ж на устье храм Страстотерпцов Христовых Бориса и Глеба, поставление их Печенского монастыря строителя старца Трифона; да в реке в Нявземе рыбною ловлею, четверть лука, с тонями ж и с горовными месты, и с бобровыми с звериными ловлями, и с лешими озерки, да двемя анбары с погребом; да Ксиею тонею Давыдовскою с горовными же месты, а межа от песку до Товского наволоку, да в другой тоне третьею долею; да в волости Кандалакше двором монастырским да анбаром, что данье Филки Никитина, да к тому же двору луковым угодьяем, четрветью лука, в рыбных ловлях, в реках и в озерах, и в бобровых и в звериных ловлях, и в леших ухожеях; и в волости в Кандалакшедвором, что куплен у старца Деонисия, да в Канде двемя варницами соляными и дворами монастырскими; и в волости в Кандалакше луком угодья, что тот лук купил Митрофан Кукин, промеж волостных людей, в рыбных ловлях, в реках и в тонях, и в озерах, и в леших ухожеях, и в бобровых и в звериных ловлях, и во всяких промыслех; и в волости в Порье-губе росчистьми, пожнями Евсеевскими, межа от Соловецкие варницы вверх по реке по Порье до Падуна, по обе стороны, оброчными, да про[556]меж волостных людей рыбными ловлями и сенными покосы, и в леших ухожиях и во всяких промыслех девятою долею; да в волости ж в Порье-губе двором монастырским да соляною варницею; да в волости в Ковде двором монастырским да рыбными ловлями, в реках и в озерах половиною луки, и с лешими ухожеи, и с пожнями; да еа Двине, в Курецкой волости, в кузмо-Демьянском приходе, двором да соляными анбары, да землицею на четверть с сенными покосы, да землею, что велено им строить монастырь в Колском остроге, у Благовещения пресвятые Богородица, кельи поставить, и ограду около монастыря огородить, и анбары на монастырскую казну на монастырь поставить, и что в Лувенге соляная варница, – теми всеми землями, и луками, и луковыми угодьями, и реками, и речками, и озерки, и ручьями, и пожнями, и сенными покосы, и в лесах бобровыми гоны, и лешими ухожьи, и звериными ловлями, а в водах, в реках и в озерах и по становищам рыбными ловлями ж, и всеми топями, и горовными месты, и удебными суды, и дворами, и дворовыми месты, и анбары, и кузницами, и мелницами, и соляными варницами, и становищами, и погребами, и кельи, и всякими их монастырскими угодьи и промыслами, которые из прежних жалованных грамот описаны в сей нашей Великого Государя грамоте выше сего, – велели ему строителю Сергию Кайдалову с братьею, или кто впред в том монастыре иный строитель или игумен и братья будут, владеть им к их Печенскому монастырю, против тогож, как указано им владеть в прежних жалованных грамотах; и с тех со всех их монастырских угодей, которые в сей нашей Великого Государя жалованной грамоте описаны, и с лодей, которые приходят в монастырь и к варницам по соль и привозят в монастырь и в усолья всякие хлебные запасы, и с лодейных козаков поголовного и явки, в Колском остроге, и в волости в Кандалакше, и во всех Поморских волостях, и с звериных ловель, и луковые пошлины, с монастыря и с их монастырских крещеных Лопарей и с казаков, которые живут в монастыре, и у варнице, и у мельнице, и на рыбных промыслах, по рекам на заборех и по тоням, и на всяких монастырских рыбных и звериных промыслех, и с удебных судов на море, и с поркчеников отпуску, дани и оброков и никаких податей, и таможенным головам и целовальником и всяким пошлинным людем танги, пошлин и явки, и хозяйского, и с осночей поголовного, и с монастырских хлебных и с иных со всяких годовых запасов, которые они купят про монастырской обиход, а не на продажу, и с соли, и с рыбы, и с сала, и со всяких с Немецких и с Лопских товаров, с покупки и с продажи, и приезжих и отъезжих и всяких пошлин, мимо того, как из прежних жалованных грамот о том писано выше сего, с них не имать, с того, что они продадут своих промыслов каких товаров, на сколько им указано, для монастырского обиходу, и что на то купят на монастырской же обиход, и с рыбных и с звериных и со всех иных промыслов, с белой и с красной рыбы, с троски и с палтусу десятые рыбы, и с сала троскина и с китовья десятого, с них мимо прежних жалованных грамот не имать же: то им в монастырь в руги и с молебных и в понахидных денег место; и возить им из Колы, и из Канды, и из Порьи-губы, и ото всех их монастырских промыслов, в лодьях соль и рыбу всякую, и Немецкой и Лопской всякой сухой товар, на Двину к Архангелскому городу и на посад к Колмогорам, и с лодей переладывать в дощеники и в малые[557] судки, и Двиною вверх провадити на Устюг Великий, и на Тотму, и на Вологду, и по всем городам и по пригородкам и по торжком, и продавати им тое соль, и рыбу, и иной всякой сухой товар, у города Архангелского, и на Колмогорах, и на Устюге Великом, и на Тотме, и на Вологде, и по иным по всем городом и по уездом, для монастырского обиходу, а не для торговли; и продавати им соль, домашнего их монастырского варенья, для всякого монастырского строения, на тысячу рублев, и на те денги строити им монастырь; и с того у них во всех городех приказным людем, и таможенным головам, и верным целовалником, и откупщиком, и всяким пошлинником, с их продажных товаров пошлин, и мытов, и перевозов, и анбарщины, и всяких пошлин, и с соли пироговые пошлины, по них не имати; и на те денги, на тысячу рублев, покупати им во всех городех и во уездех хлебные запасы, про монастырской обиход и к соляным варницам, рож и ячмень, и овес, и солод, и крупы, и толокно, и семя конопляное, и масло, и мясо, и пшеницу, и горох, и мед накутью, и воск на свечи, и обувь, и на обувь всякие кожи дубленые, юфти белые и красные, и конопля, и пряденье всякое на неводы и на сети, и на подолники, и на судовые снасти, и на лодейные шеймы и на завозы, и смолу, чем суды смолить, и всякие монастырские заморские запасы покупать им безпошлинно; а купить им в год одиново на тысячу рублев во всех городех, а не по городом по тысяче рублев; и с того у них, с продажи и с покупки, наших Великого Государя пошлин не имать; а где сколко сколи продано будет, или каких покупок купят: и им в том имать по городом у воевод и у приказных людей и у таможенных голов выписи, за их приписьми, для веры; а болши тысячи рублев им не продвать и не купить; а будет Печенского монастыря строитель с братьею, или кто по нем иный строитель и братья будут, учнут в которые годы привозить соль и торговать сверх тысячи рублев, и с того со всего Печенским старцом и слугам во всех городех платить нашу Великого Государя пошлину, по нашему Великого Государя указу; а пуд и меру из таможен, таможенным головам и целовалником, во всех городех им давать безпошлинно ж; и привозу и отвозу с указноо числа, с продажных их товаров и с покупки, нигде никому не имати ж; и по Двине вверх идучи, с солью и с рыбою и со всеми товары, в дощенике и в малых судках, мимо Архангелской город и Колмогоры, и мимо Устюг Великий, и мимо Тотму, и на Вологде, и по иным по всем городом, с них проезжих пошлин, и грузового, и побережного, и посаженные пошлины, и привалного, и отвалного, и (с) старцов и служек хозяйского, и с кормщиков кормового, и с носовщиков носового, и с осночей рядовых поголовного, и шестового, и сухим путем, с коней и с саней и с телег, мытов и перевозов, и мостовщины, и всяких наших Великого Государя пошлин нигде не имать, и пропущать их везде безо всякого задержания, опричь нашея соляные новые пошлины, каков о той соляной пошлине наш Великого Государя указ послан во все городы из Приказу нашея Великого Государя Большие Казны; а сколко того Печенского монастыря с покупных хлебных запасов и со всяких годовых обиходов, с покупки, в котором году, наших Великого Государя таможенных всяких пошлин взять доведется: и таможенным головам писать в таможенные книги ежегод, имянно, особно статьею, чтоб нам Великому Государю про то имянно было ведомо. А будет с ними с Печенскими вместе которые сторонние люди на морских [558] промыслех рыбою и салом учнут промышлять, по уговору, из полу и из трети и из четверти, для своей корысти: и с тех сторонних людей, с их доль, таможенным головам и целовальником десятина имать на нас Великого Государя, по прежнему, а не с монастырские рыбы и с сала. А будет того Печенского монастыря старцы и слуги, в которых городах нибудь, из покупных своих монастырских хлебных запасов, из годовых обиходов, учнут продавать: и с тех продажных хлебных всяких запасов и с годовых обиходов, того Печенского монастыря (с) старцов и слуш, которые у той продажи будут, имать наш Великого Государя пошлина також, как и с торговых людей наши пошлины емлют. Да их же строителя с братьею пожаловали мы Великий Государь: коли будет строитель того Печенского монастыря, и с ним старцы и слуги монастырские, для монастырского дела, с Двины, зимою на трех или на четырех санях, а летом на пяти телегах поедут, а с собою повезут запас монастырской про свою нужду, а товару никоторого с ними не будет, или будет лучится самим ехать в Великий Новгород для монастырского дела, или назад с Москвы и из Новагорода и из иных городов, а повезут с собою запас про свою нужду, на указных санях и телегах: и по городом воеводам и приказным людем с тех их монастырских запасов, которые они повезут с собою для своей нужды, с них пошлин никаких не имать. И посланником и гонцом на монастырском их дворе в неволю не ставиться, опричь наших Великого Государя болших воевод. И с Поморскими и с Кольскими и с Кандалашскими и со всеми волостными тяглыми крестьяны ни в которые розметы мирские и ни в какие земские росходы и роторы не тянут. И к городовому делу им в Кольском остроге стрелцов и казаков и деловых людей не давать; а коли лучится городовое и острожное дело, и им давать шесть человек деловых со всех своих угодей и с промыслов. И под наши Великого Государя запасы судов монастырских, ни в котором городе и в волостех, и посланником, и гонцом, и данщиком, того Печенского монастыря у строителя и у старцов, и у слуг, и у крестьян монастырских, крещеных Лопарей, и у дворников, подвод и кормов и проводников, и зимою оленей и кереж, и водяным путем судов и кормщиков и гребцов, везде у них не имать; и Кольского острогу приказным людем того Печенского монастыря строителя с братьею, и монастырских служек, и крещеных Лопарей, от Немецких и от Русских данщиков, и тутошних Поморских волостей от жилцов, и от посланников, и от гонцов, и от всяких людей, во всем беречь, чтоб того Печенского монастыря строителю или игумену с братьею, и их монастырским служкам и детенышам и крестьяном, крещеным Лопарем, тесноты и продажи и насилства и убытков и всяких обид ни от кого, ни в чем не было; также и самим того Кольского острогу воеводам и подъячим в монастырские их промыслы, и во всякие угодья, и в звериные гоны, людей своих и промышленников не посылать, и лесу их монастырского жечь не велеть. Также их Печенского монастыря служек и крестьян, крещеных Лопарей, и дворников, наместником Новгородским, и Двинским, и Устюжским, и Тотемским, и Вологодским, и Каргополским, и Кольского острогу воеводам и всяким приказным людем, не судити их ни в чем, и доводчиков своих не посылать к ним ни по что, и на поруки их не давать ни от кого, ни в чем, опричь душегубства и розбою и татбы с поличным; а ведает и [559] судить своих слуг, и крестьян, и детенышев, и дворников монастырских строитель или игумен с братьею, сам во всем, или кому прикажет; а случится суд смесной монастырским слугам и крестьяном, или дворником и детенышем, с посадскими или с волостными людми: и наместницы или воеводы судят, а игумен или строитель с ними ж судит, или кому прикажет; а прав или виноват монастырской человек, в правде и в вине строителю или игумену с братьею. А кому будет того Печенского монастыря до строителя или до игумена, или до их братьи, или до монастырских слуг и до служебников и до бобылей дело: и им на строителя и на игумена с братьею, и на их служек и на крестьян бити челом нам Великому Государю, на Москве; а срок им ставиться к суду на Сретение Господа нашего Иисуса Христа, а срочита их на тот срок, кто у них данной пристав. А в духовных делех судит их Митрополит Великого Новаграда и Великих Лук. А кто Живоначалные Троицы Печенского монастыря строителя Сергия, или игумена с братьею, и слуг монастырских и крестьян, крещеных Лопарей, и дворников, и детенышев чем изобидит, чрез сее нашу Великого Государя жалованной грамоте: и тому от нас Великого Государя Царя и Великого Князя Влексея Михайловича, всеа Великие и Малые и Белые Росии Самодержца, быть в великой опале и в наказанье. А по жалуем мы Великий осударь которого наместника или властеля, и дадим ему свою Великого Государя грамоту, а на сее нашу Великого Государя грамоту грамоты нет. И держать им, строителю с братьею, сю нашу Великого Государя подлинную грамоту у себя в монастыре, в казне; а для проезду, с подлинной нашей Великого Государя грамоты, для воевод и приказных людей, дан им, за дьячьею приписью, список слово в слово; а где они нашу Великого Государя жалованную грамоту и сей список явят, и они не дают ничего. Дана наша Великого Государя жалованная грамота и сей список в Печенской монастырь, в царствующем преименитом граде Москве лета от создания миру 7183 месяца Июня 15 дня.

Современный список писан столбцем на 27 листах, без скрепы. – Хранится в Московском Главном Архиве Министерства Иностранных Дел, между Монастырскими бумагами.


Акты исторические. Собранные и изданные археографической кмиссиею. 1645-1676. Том четвертый. С-Пб, 1842 г.

 

Оригинал 3,9 Мб

© OCR Игнатенко Татьяна, 2012

© HTML и аннотация И. Воинов, 2012

 

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика