В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

Андреев А.И. Исторические материалы о Кольском полуострове монастырских архивов //Сб. материалов по истории Кольского полуострова в XVI—XVII вв. – Л., 1930. – С. 3–14.

Исторические материалы о Кольском полуострове монастырских архивов

[3]

Древнейшим монастырем края, основанным в западной части Кольского полуострова еще в первой половине XVI века, был Троицкий Печенгский монастырь.

Архив Печенгского монастыря за период более чем 200-летнего существования монастыря подвергался неоднократным бедствиям. О них отчасти упомянуто в моей статье о жалованной грамоте Печенгскому монастырю 1556 г.1. В XVII в. этот архив испытал новое передвижение. После приписки в 1658 г. Печенгского монастыря к Крестному, архив был перевезен на Кий-остров и был возвращен на прежнее место лишь после 1686 г.; еще в декабре этого года патриарх Иоаким предписывал властям Крестного монастыря вернуть Печенгскому монастырю его жалованные грамоты и крепости, взятые во время приписки Печенгского монастыря и до тех пор не возвращенные2. Вскоре, однако, именно в 1701 г., Печенгский монастырь был приписан к Холмогорскому архиерейскому дому, куда попал, вероятно, в большей части, и его архив.

Данных XVII в. о составе архива у нас нет. Первая монастырская опись, которая дает некоторые сведения об его содержании, относится к 1727 г. В ней, между прочим, читаем: «да близь церкви... Петра и Павла стоит колокольня ветхая... под тою колокольнею амбар казенной, а в нем книги письменные... а четыре грамоты жалованных, которыми пожалован преподобный Трифон, прежних царей... и ныне оных на лицо нет, понеже посланы со строителем иеромонахом Сильвестром в Санкт-Петербург и доныне не возвратились3...; купчих и закладных и данных и менных старых давных лет 44 крепости, да на Кольских жителей и на лопарей кабал и записей числом 20 давных лет, по них взято сорок рублев денег, да разных городов на Волокжан и Холмогорцов и на Поморцов кабал и писем давних лет числом 14, по них денег взято девяносто шесть рублев». В таком скромном составе представлен описью [4] 1727 г. архив Печенгского монастыря. В описи, составленной спустя 30 лет, нет упоминаний об отмеченных в описи 1727 г. частных актах, но зато дана опись грамот публичных, начиная известной грамотой 1556 г. ноября 21 и кончая грамотами 1698 г., в количестве тридцати одной грамоты, причем часть из них была в подлинниках, другая в копиях. Впрочем, этот перечень публичных грамот все же не полон, — в него не вошли, например, жалованные тарханные грамоты Печенгскому монастырю 1591 и 1606 гг. и др.

О судьбе архива Печенгского монастыря после его упразднения в 1764 г. мы ничего не знаем. По общему правилу, грамоты его должны были поступить в Коллегию экономии, но среди грамот последней по Кольскому у., ныне отпечатанных во втором томе «Сборника грамот Коллегии экономии», нет большинства грамот, отмеченных в описи 1757 г., а хранящиеся в этом фонде происходят из другого источника — именно, Холмогорского архиерейского дома, в архиве которого находились копии с некоторых грамот Печенгского монастыря, сданные Холмогорским архиерейским домом в 1764 г. в Коллегию экономии. Последними не исчерпывался весь состав грамот Печенгского монастыря, хранившихся в архиве Холмогорского архиерейского дома: напечатанные в 1865 г. в «Трудах Архангельскаго статистическаго комитета», в 1869 году в «Архангельских губернских ведомостях» (№№ 2, 10, 23 и др.), в 1878 г. А. Я. Ефименко в исследовании об «Юридических обычаях лопарей, карелов и самоедов Арханг. губ.» и др. документы, относящиеся к Печенгскому монастырю, извлечены из архива Холмогорского архиерейского дома, хранившегося в те годы в Холмогорском соборе. В «Записке о состоянии старины в Архангельской епархии», составленной священником Зах. Колчиным и напечатанной в «Архангельских епархиальных ведомостях» 1889 г., № 1, стр. 7—12, имеются ценные сведения об этом архиве и о тех мероприятиях по его разбору и описанию, которые предпринимались епархиальной властью до 1877 г.; в «Записке», между прочим, отмечено, что в период с 1874 по 1877 г. «архив собора Холмогорского из разбитого, разбросанного положения снова приведен в надлежащий порядок; дела и бумаги прочтены и записаны в опись, связаны в тюки и размещены на полках в архивной палатке». Для периода более раннего, именно 60-х годов, та же записка сообщает, что «в половине 60-х годов Холмогорского собора протоиерей Иаков Михайлов Ключарев делал разбор делам и много дел переслал в Духовную консисторию»; такая же отсылка повторилась в 1870 г., когда было переслано в Архангельскую духовную консисторию «до ста слишком номеров печатных и рукописных книг и две пачки свитков, из них в одной 195, а в другой 45 свитков». Так образовалось еще одно хранилище, в котором могли оказаться интере[5]сующие нас документы Печенгского монастыря4. Собрание рукописей и документов Архангельской духовной консистории перешло позже, в. 1889 г., в Архангельское епархиальное древлехранилище, куда попали и документы Холмогорского собора.

Ранее того, в 1885 г., значительное число рукописных книг и документов Холмогорского соборного архива увезено было членом Учебного комитета при св. синоде И. К. Зинченко. В 1889 г., по требованию обер-прокурора св. синода, для И. К. Зинченко были отправлены две большие корзины документов того же Холмогорского соборного архива. Полученные И. К. Зинченко документы и книги составили коллекцию, часть которой напечатана в «Русской исторической библиотеке», т. XII, XIV и XXV; еще большая часть (вместе с изданной) хранится ныне в Археографической комиссии и Гос. публичной библиотеке в Ленинграде5. Оставшаяся затем на месте часть Холмогорского соборного архива в 1906 г. была перевезена в Архангельское древлехранилище6. По упразднении Древлехранилища в 1922 г. его коллекции поступили в Архангельский дом книги имени М. В. Ломоносова, откуда в 1927 г. оставшиеся там документы были приняты Архангельским губархбюро; в хранилищах последнего, в неразобранном виде, они пребывают пока вне научного оборота.

Автор упомянутой выше записки 3. Колчин, говоря о 60-х годах XIX в., между прочим, пишет: «также в это время и далее за сим имели вход к делам (архива Холмогорского собора) некоторые состоящие под надзором полиции, списывали и помещали выписки в Архангельских Губернских Ведомостях. Но как работа их была не для пользы епархии, то и воспрещено было им брать бумаги из архива соборного». Речь идет здесь, конечно, о том блестящем периоде существования Архангельских Губернских Ведомостей 60—70 годов XIX в., когда на их страницах П. С. Ефименко, А. Я. Ефименко, Ф. Хоревич и др. печатали ценные материалы по истории края, извлеченные из архива Холмогорского собора. Благодаря тем же лицам в составе центральных хранилищ появились ценные источники для истории Севера. Именно, П. С. Ефименко обязана, например, Археографическая комиссия делами и сборниками XVIII в., относящимися к Северу и лопарям, часть материалов которых печатается далее7. Из того же источника, как уже отмечено выше, И. К. Зинченко почерпнул драгоценные материалы для «Актов Холмо[6]горской и Устюжской епархии»; в недавно напечатанном в Летоп. зан. Археогр. ком. в XXXIV описи части собрания И. К. Зинченко, не вошедшей в состав печатных «Актов», историк Русского Севера найдет не менее ценные материалы. Равным образом, пожертвованные в 1900 г. проф. П. Н. Мрочек-Дроздовским в Общество истории и древностей российских и печатаемые далее материалы Архангелогородского архиерейского дома по домовому Мурманскому промыслу, по своему происхождению, восходят к тому же архиву Холмогорского собора.

По восстановлении в 1886 г. Печенгского монастыря заботливостью настоятеля монастыря архимандрита Ионафана в нем был образован архив. Большую часть его представляли копии списков с царских грамот, снятые в Соловецком монастыре, в Архангельске и в Москве8. Копиями грамот этого архива воспользовался лишь один исследователь — иеромонах Никодим (Кононов), автор нескольких брошюр о Печенгском монастыре. В них он ссылается, между прочим, на «сборник № 9 Печенгского монастыря», из которого извлекает сведения о нескольких грамотах монастыря XVII в., упомянутых вместе с тем в описи 1757 г. В 1905 г. для А. М. Филиппова с этих и других грамот сборника № 9 были сняты копии, находящиеся ныне в распоряжении Археографической комиссии. Большая часть грамот, упоминаемых в описи 1757 г., по-видимому, имеется в копиях в сборнике № 9. Но, как уже отмечено выше, опись 1757 г. неполная; в ней, кроме частных актов, не упомянуты и некоторые царские грамоты XVI—XVII вв., сохранившиеся, однако, в списках среди «монастырских» и «приказных» дел б[ывшего] Московского главного архива министерства иностранных дел9. Таким образом, большая часть государевых грамот Печенгскому монастырю, по-видимому, дошла до нас, иногда, впрочем, в весьма ненадежных списках. Из них далее печатаются несколько грамот.

Какая судьба постигла архив Печенгского монастыря после 1922 г., остается мне неизвестным.

Кроме Печенгского монастыря, в пределах Кольского у. очень рано, еще в 20-х годах XVI в.10, появился Рождественский Кандалажский монастырь, «что в Дикой Лопи, у Студеного моря». Писцовая книга Алая Михалкова 1607 г. называет много крепостей монастыря на принадлежавшие ему владения в Кандалажской вол., но ни одной из этих крепостей не сохранилось. Напечатанная жалованная тарханная [7] грамота монастырю 1615 г. (Р. И. Б., II, № 170) является самой ранней грамотой монастыря, известной до настоящего времени (список с нее XVII в. хранится в Археографической комиссии). Ее повторяет хранящаяся в Археографической комиссии (в списке XVII в.) такая же грамота 1624 г. марта 4. Некоторые новые данные о том же монастыре и его деятельности в конце XVI—XVII вв. дает вкладная книга Кандалажского монастыря, поступившая в Археографическую комиссию в январе 1929 г. в составе коллекции рукописей В. О. Ключевского (№ 21); записи вкладов в книге с 7071 по 7195 г. (на лл. 3—226); среди вкладчиков попадаются и лопари (см., например, л. 14 об.: «дал Митя лопин Васильев сын при Петериме (1563—1597) игумене оленя, а при игумене Селивестре (1598—1638) два оленя вкладом — Пречистые в дом»).

Насколько можно судить по старинным описям, в архиве Соловецкого монастыря были документы, касающиеся монастырских промыслов на Кольском полуострове, главным образом, в Умбской, Варзужской, Керецкой, Ковдской и Порьегубской вол., но точного перечня сохранившихся документов не имеется. Архив Соловецкого монастыря, перевезенный Б. Д. Грековым в 1917 году в Пермь, находился там до 1927 г., когда был отправлен в Москву, в Московское древлехранилище, где находился в неразобранном состоянии до последнего времени, недоступный исследователям11. В недавнее время один из сотрудников Древлехранилища приступил к составлению описи архива.

Как известно, часть документов Соловецкого монастыря хранилась не в его архиве, а в ризнице; они оставались на месте до 1922 г., когда были перевезены (в незначительной части) в Археографическую комиссию; большая же часть грамот, находившихся в ризнице Соловецкого монастыря, была доставлена в Москву, в Оружейную палату, где хранится до сих пор12.

[8]

Кроме Соловецкого монастыря, во второй половине XVI в. в Варзуге появились промыслы и местного монастыря-промышленника Николаевского Корельского; в 1565 г. монастырь получил здесь по двум данным 43^ лука в реке Варзуге и в последующие годы увеличил свои владения до 30% луков13. К сожалению, богатый архив монастыря еще в середине XVIII в. был значительно опустошен изъятием преимущественно частных актов в Коллегию экономии14. Все же на месте, в монастыре, оставалось весьма большое количество документов и книг, как о том свидетельствует хронологический реестр их, напечатанный в «Арханг. губ. ведом.» 1852 г. (перепечатан еписк. Макарием в «Чтен. моск. общ. ист. и древн.» 1878, кн. 3). Какие грамоты и книги монастыря поступили позже в Архангельское епархиальное древлехранилище, сказать невозможно ввиду отсутствия описей. Во всяком случае, часть монастырских документов была вывезена И. К. Зинченко в конце 80-х годов XIX в. в Петербург и ныне издана в «Русской исторической библиотеке», т. XIV, а неизданные им, до 1613 г., вошли в опись их, напечатанную в «Летоп. зан. Археографич. ком.», вв. XXXIV и XXXV. Некоторое количество документов монастыря за XVII век пришлось мне видеть в 1926 г. в Доме книги в Архангельске, в неразобранном состоянии, откуда они вместе с книгами поступили в Архангельское губархбюро. По поручению Археографической комиссии, Ю. М. Сибирцевым составлена опись книгам монастыря за XVI—XVII вв. Сравнение современных описей с упомянутым реестром 1852 г. не оставляет сомнения, что большое количество публичных и частных актов монастыря за XVI—XVII вв., по-видимому, утеряно, в том числе и его крепости на владения в Варзужской волости.

В волости Умбской во второй половине XVI в., кроме промыслов Соловецкого монастыря, появились промыслы Кириллова Белозерского монастыря. Богатый архив его еще до 1917 г., в весьма значительной части, разошелся по частным и публичным собраниям. К счастью, сохранились копийные книги монастыря, находящиеся ныне в Государственной публичной библиотеке в Ленинграде; они позволяют проследить лихорадочную деятельность монастыря в 80—90-х годах XVI в. по скупке луков особенно в Умбе. Сохранившиеся в копийных книгах купчие, данные и проч. акты являются весьма ценным дополнением к грамотам монастырю, напечатанным в приложениях к т. I «Сборника грамот Коллегии экономии» (№№ 217а, 221а; см. также «Доп. к А. И.», 1, № 223).

[9]

В начале 80-х годов XVI в. по данной варзужского данщика Алексея Иванова сына Троице-Сергиев монастырь приступил к промышленной деятельности в Варзужской волости. Напечатанные акты монастыря за 1580—1586 гг. на угодья по реке Варзуге и по морскому берегу (Сборн. грам. Кол. экон., I, №№ 235, 247, 250—253, 255, 260, 263—266, 269, 270, 273, 283, 296, 301—307) отмечают ту же деятельность по скупке владений волостных крестьян, которой в те же годы занимались и другие монастыри: Соловецкий, Кириллов Белозерский и др. В те же годы XVI в. промыслы Троице-Сергиева монастыря появились в восточной части Кольского полуострова, среди Терской лопи. В дополнение к напечатанным уже документам15 среди известных мне сборников архива Троице-Сергиевой лавры не удалось найти новых материалов. Если в общих чертах известна деятельность монастыря среди Терских лопарей в XVI—нач. XVII в., то остается невыясненным, в какой момент и при каких обстоятельствах монастырь уступил там место другому монастырю-промышленнику — Антониеву Сийскому.

Архив Антониева Сийского монастыря, начавшего свою промышленную деятельность на Кольском полуострове в 1618 г., претерпел много превратностей и в далеком и в недавнем прошлом. Сохранившиеся описи монастырской казны начинаются описью 1646 г. Опись грамот была выделена позже в особую книгу, причем ранней из них является «книга переписная и отводная» 1652 г. По-видимому, во второй половине XVII в. архив в нашем смысле перешел в ведение «крепостного старца»; при передаче грамот от одного крепостного старца другому составлялись также отводные книги, из которых сохранились книги за 1672, 1673, 1682, 1684, 1688, 1696 и 1697 гг. В середине XVIII в., как и у прочих монастырей, часть грамот монастырского архива была взята в Коллегию экономии. Если Николаевский Корельский монастырь, например, сдал туда весьма большое количество частных актов своего архива, сохранив и после изъятия большинство своих жалованных и других грамот, то Антониев Сийский монастырь сдал, наоборот, в Коллегию экономии лишь некоторые публичные акты, сохранив почти целиком все частные акты и большую часть публичных, не говоря уже о том, что приходо-расходные и другие книги вообще не были взяты в Коллегию экономии. Стоит сравнить количество грамот Коллегии экономии, относящихся к обоим монастырям и напечатанных в двух томах «Сборника грамот Коллегии экономии», чтобы убедиться в сказанном. В 20-х годах XIX в. по инициативе правившего тогда Архангельской епархией епископа Неофита (Платонова), одного из культурнейших пастырей первой половины XIX в., архив Антониева Сийского монастыря [10] подвергался какому то разбору и описанию; вероятно, к этому времени: относятся составленные к каждой грамоте и приклеенные к ней заголовки. В 1900 г. весь архив монастыря поступил в Архангельское епархиальное древлехранилище, где всем документам Ю. М. Сибирцевым и его сотрудниками была составлена, наконец, подробная опись. Древлехранилище приступило и к другой работе — к изданию документов Антониева Сийского монастыря, опубликовав в 1913 г. первый выпуск «Актов Антониева Сийского монастыря», к сожалению, единственный. Разобранный и описанный архив несколько пострадал в годы гражданской войны, но все же в значительной своей части был доставлен в 1922 г. в Архангельский дом книги имени М. В. Ломоносова, где оставался до сентября 1926 г., когда документы до 1700 г. были вывезены в Ленинград, в Археографическую комиссию, для разбора, научного описания и издания. Оставшиеся на месте книги, по инициативе и при содействии Археографической комиссии, были впервые описаны Ю. М. Сибирцевым; в апреле 1927 г. эти книги и часть документов (после 1700 г.) были переданы в Архангельское губархбюро, где хранятся в настоящее время.

Та часть архива, которая находится в Археографической комиссии, ныне вновь разобрана по годам и в части своей (за XVI—нач. XVII вв.) описана. Сохранившийся в довольно хорошем виде — и количественно и качественно — архив Антониева Сийского монастыря, в своей актовой части, дает драгоценные материалы по истории восточной части Кольского полуострова в XVII в., именно за 1610—1686 гг. Хотя промыслы монастыря в этой части Кольского полуострова появились лишь в 1618 г. (см. купчую этого года), но в распоряжение монастыря были переданы прежними владельцами и более ранние документы, с 1610 г. Являясь до 1654 г., в сущности, единственным крупным монастырем-промышленником среди Понойских и Еконгских лопарей, Антониев Сийский монастырь сохранил в своем архиве несколько ценных грамот, относящихся к упомянутым лопарям. Со времени патриарха Никона в той же части Кольского у. у монастыря появляются сильные конкуренты: сначала Патриарший дом, а затем основанные патриархом Никоном монастыри Крестный и Воскресенский, из которых последнему к 1686 г. удалось вытеснить совсем Антониев Сийский монастырь из его бывших промыслов в Поное и на берегах Пулонгском, Сосновском и Орловском. Упорной борьбе монастыря с его сильнейшими соперниками посвящено большое количество документов монастырского архива, из которых некоторые приводятся далее. Едва ли не большую часть документов архива Антониева Сийского монастыря, относящихся к Кольскому у., составляют кабалы Еконгских и Понойских лопарей, дающие наряду с книгами драгоценные материалы о закабалении лопарей монастырю. Заемные кабалы лопарей за 1665—1686 гг. имеют на обо[11]роте лопарские клейма, отсутствующие, однако, в более ранних заемных. Не меньшее значение для истории края имеют приходо-расходные и другие книги монастыря за тот же XVII в. Сохранившиеся преимущественно за время с 1646 г. они дают возможность изучить хозяйственную деятельность монастыря, в частности, на Кольском полуострове. Для последней цели имеют значение: 1) приходо-расходные книги денежного казначея16, 2) важным дополнением к ним являются книги переписные отводные денежной казны, при передаче ее от одного казначея другому17, и 3) упомянутые выше переписные книги грамотам. Сохранились и особые книги приходо-расходные рыбных промышленников монастырских: Орловского за 1658—1680 и 1682 гг., Понойского за 1649 и Пулонгского за 1653—1684 гг. Сведения о промыслах на Кольском полуострове дают также «книги приходу и расходу хлебного запасу лодейного отпуску», «книги Колмогорского судового вешнего в морские промыслы отпуску» и «книги рыбной продажи». К сожалению, названные книги сохранились не за все годы и заключают в себе все же отрывочные сведения.

Для характеристики содержания книг рыбных промышленников остановлюсь на единственной сохранившейся приходо-расходной книге Понойской службы рыбного промысла приказчика старца Моисея Сибирца (по описи Ю. М. Сибирцева № 481, на 12 лл.). Книга заключает в себе записи за время с мая по ноябрь 1649 г. Приход монастырских денег состоял из сумм: 1) полученных из монастыря; 2) собранных по кабалам, причем в числе должников выступают: Понойский поп Тимофей Логинов и церковный дьячок Артемий Терентьев Жила, понояне Офонка Мокеев и Первой Микулин и «лопин» Илья Марков; 3) из церковной дани, «по десятинной отписи» и подъезда; 4) из сумм, занятых старцем Моисеем у того же попа Тимофея Логинова, церковного причетника пономаря Самылы Григорьева. Полученные старцем из монастыря хлебные запасы (рожь, жито, мука, крупа, толокно, горох) и харчевые (мясо, масло) запасы, а также сукна сермяжные, белые и черные расходовались на себя и слуг, продавались тем же причетникам и раздавались «в почесть» Понойскому десятинному целовальнику Семену Сорихину; взятая на Колмогорах соль 140 пуд. пошла на еду и рыбное соленье. Расход состоял в уплате по кабалам (15 р. 20 алт.) и в покупке рыбы семги: у церковных причетников попа Тимофея Логинова, у пономаря и проскурни «по уговорной записи» «заборной рыбы семги, межени и осени», 2945,'рыб «и з десятинною опричь покрутной», за 100 рыб по 4 р., итого 117 р. 26 алт. 4 д., у дьячка Артемья Терентьева Жилы «по уговорной записи» [12] 9761/4 рыбы, за 100 рыб по 3 руб., итого 29 р. 3 алт. ЗУг д.; у попа Тимофея с причетниками, сверх указанных выше, было куплено еще 45 рыб, за рыбу по 8 ден., на сумму 1 р. 26 алт. 4 д.; у поноянина Васки Килы с товарищами было куплено 100 рыб за 6 рублей. Купленная в Поное рыба была отправлена к Архангельску: 26 июля 140 рыб просольных и 90 рыб пластаных в бочке; 1 августа 310 рыб просольных и 11 сентября 3288 рыб просольных и 5 рыб весом 2 пуда; издержано в Поное и дорогой, на себя и работников, 45 рыб; с собой старец Моисей привез в монастырь 590 рыб (аналогичного содержания и другие книги старцев-промышленников, дающие картину монастырских промыслов на Орловском и Пулонгском берегах).

В половине XVII в., именно с 1654 г., в восточной части Кольского у. появились промышленники Патриаршего дома; еще ранее того, именно в 1619 г. Патриаршему дому были даны две трети Варзужской вол. (А. И., III, № 82). Деятельность патриарших старцев-промышленников должна была найти отражение в документах и книгах архива Патриаршего дома. К сожалению, поступившая в Государственный исторический музей вместе с Синодальной библиотекой часть архива Патриаршего дома не разобрана; по полученным мною сведениям, столбцы архива относятся к центральным уездам Московского государства XVII в., книг же приходо-расходных и иных в архиве не имеется. Таким образом, о деятельности Патриаршего дома на Кольском полуострове в XVII в. приходится по прежнему судить по отрывочным данным, встречаемым в документах других архивных фондов, главным образом, монастырей Крестного, Воскресенского и Антониева Сийского.

Архив Крестного монастыря до 90-х годов XIX в. хранился на месте; в эти же годы часть его, именно документы XVII и отчасти XVIII вв., были перевезены в Архангельск, в Епархиальное древлехранилище. Здесь ими занимался П. И. Иванов, отметивший их общее количество («шесть вязок и несколько подлинных грамот») и давший общий обзор их содержания18. Ранее того часть документов монастыря, в связи с интересом к деятельности патриарха Никона, была напечатана М. Г. Поповым в «Русском Архиве» 1894 г., №№ 3 и 11. Позже прот. Илья Легатов дополнил эту коллекцию другими документами Крестного монастыря, содержащими грамоты патр. Никона и челобитные монастырских крестьян с резолюциями патриарха19. Среди опубликованных документов лишь одна патриаршая грамота 1658 г. мая 1 о [13] посылке монастырских людей на промыслы, которые указаны в государевой грамоте этого года (Сборн. грам. Кол. экон., т. II, № 151), относится к деятельности Крестного монастыря на Кольском полуострове20.

В Архангельское епархиальное древлехранилище поступила лишь часть архива Крестного монастыря: большая часть приходо-расходных и прочих монастырских книг оставалась на месте до 1925 г., когда была перевезена в Государственную публичную библиотеку в Ленинграде, где эти книги находились до 1928 г. При изъятии из Библиотеки Центрархивом РСФСР материалов, поступивших в нее в 1917—1927 гг. и подлежащих, по мнению Центрархива, хранению в его учреждениях, были взяты упомянутые книги и отосланы в Москву.

Часть архива Крестного монастыря, именно за XVIII—XX вв., оставалась до 1928 г. на месте. Образовавшееся в Онеге краеведческое общество уже приступило к его разбору, когда по требованию из Архангельска архив был отправлен туда. В настоящее время эта часть архива в ящиках хранится в Архангельском губернском архивном бюро, вместе с той частью архива, которая из Архангельского епархиального древлехранилища в 1922 г. передана была в Дом книги имени М. В. Ломоносова, а затем из Дома книги в 1927 г. была свезена в Архангельское губархбюро.

По моей просьбе, Ю. М. Сибирцев с обычной своей готовностью разбирал в последние месяцы документы Крестного монастыря за XVII в. Они оказались в большом беспорядке. При просмотре удалось, однако, найти: 1) 9 выписей 1662—1669 гг. таможенных целовальников об отпуске из становищ Гаврилово и Зеленцы на монастырских лодках палтусов, трески и сала трескового и о получении десятины, 2) 9 отписей тех же годов о взятии с Печенгского монастыря таможенных сборов с продажной соли, 3) 2 отписи 1662 г. о взятии пошлин с продажной семги Понойского рыбного промысла.

Попытки выписать в Академию Наук некоторые сборники Воскресенского Истринского монастыря, также имевшего промыслы в Кольском у., не увенчались успехом. Ввиду этого пришлось включить обозрение архива монастыря в план поездок лета 1928 г. Я имел возможность осмотреть архив Воскресенского монастыря, хранящийся в Воскресенском музее. Архив состоит из двух частей: часть его хранится в помещении Музея, а другая, за XVIII—XIX в., в Воскресенском соборе. Разобрана и описана лишь позднейшая часть архива, за XVIII—XIX вв., старая же за XVII в. хранится в неразобранном состоянии. Для ознакомления с нею пришлось перебрать столбцы и выбирать то, что относилось к моей теме. Из документов (в столбцах) лишь очень небольшое количество, [14] относящихся к Понойскому промыслу Воскресенского монастыря, сохранилось до настоящего времени, причем все они относятся к последней четверти XVII в. Часть из них, касающаяся споров с Антониевым Сийским монастырем о владении Пулонгским и Орловским берегами, представлена более полно в Сийском архиве и потому не имела для меня особого интереса. Равным образом, подрядная 1686 г. января 1 каргопольца посадского человека Ивана Панфилова соборному старцу Дамаскину на покупку хлебных запасов для Понойского промысла к 7195-му г., или подрядная 1696 г. декабря 2 Семена Кочирина о перевозке уловленной в Поное рыбы в монастырь или, наконец, покрутная 1701 г. Игнатия Калинина с товарищами на Понойский и Мурманский промыслы, являются типичными образцами сделок подобного рода, достаточно известными уже в литературе. Наказные памяти монастырским промышленникам 1692 и 1696 гг. имеют некоторый интерес для истории промысловой деятельности монастыря. Найденная мною там же правая выпись 1694 г. марта 20 патриаршего дворецкого Дмитрия Сурмина Вокресенскому монастырю на его Понойский промысел дает любопытные сведения о прошлом этого промысла, дополняющие имеющиеся печатные данные (Зап. Отдел. русской и слав. археол. II, стр. 654—656). По недостатку времени я не имел возможности ознакомиться с архивом Воскресенского монастыря за XVIII в., когда его промыслы в Кольском у. постигла общая участь, в достаточной степени отразившаяся в печатаемых далее документах о Печенгском монастыре в XVIII в. и известная отчасти по изданным уже материалам. Вероятно, и среди документов XVIII в. найдутся ценные данные о крае, как о том можно судить по указанному мне В. И. Троицким интересному отчету монастырского служки, ездившего в 1759 г. в Понойский погост. Кроме документов и дел, в Воскресенском музее хранится довольно много книг Воскресенского монастыря: 1) книги описные монастырского имущества за 1665— 1875 гг. (37 томов), в некоторых из них (как например, в книге 1679 г.) приведены описи грамот и книг монастыря, 2) книги указов за большую часть XVIII в., 3) несколько книг копийных XVII — XVIII вв., 4) описи монастырских вотчин и 5) книги переписные грамотам и крепостям. Рассеянные в них данные о промыслах монастыря на Кольском полуострове служат ценным дополнением к сохранившимся актам Воскресенского монастыря за XVII—XVIII вв.


Примечания

[3]
1 Русск. истор. журн., кн. 6, стр. 141 (пожар 1589 г.), 143 (пожар 1619 г.).
2 Археогр. ком., рознь по Каргоп. у., грам. 1686 г. декабря 14.
3 Ср. Опис. докум. и дел, хранящ. в арх. Св. Синода, т. XII, 1732 г. СПб. 1902, стр. 679—681.

[5]
4 Об этом собрании см. Е. Бурцов. Из документов Архангельской духовной семинарии. — Древности. Труды Археографич, ком. Моск. археолог, общ., т. II (в. I), 1900, стр. 111—124.
5 В той части коллекции И. К. Зинченко, которая хранилась до последнего времени в архиве Св. Синода и в 1928 г. увезена Центрархивом в Москву, актов Холмогорской епархии (за небольшими исключениями) не было.
6 Арханг. епарх. вед. 1907, № 6, стр. 179—181.
7 Летоп. зан. Археограф, ком. VI, отд. IV, стр. 43—44 (извлеч. из протоколов 1872 г.).

[6]
8 Известие А. М. Филиппова (Литерат. вестн., т. IV, 1902, кн. 6, стр. 158) о том, как собирался этот архив копий, в своих подробностях, вызывает основательные сомнения.
9 См., напр., «монаст. дела», дело 1674 г. октября 10 о выдаче Печенгскому монастырю жалованной грамоты: лл. 5—9 (грамота 1636 г. ноября 2), 15—20 (жалованная тарханная 1591 г. марта 20), 22—34 (тоже 1606 г. ноября 30), 45—47 (грамота 1633 г. февраля 6).
10 Из упоминаемых в жалованной грамоте 1615 г. (РИБ., II, № 170) документов ранний — жалованная 7062 (1553—54) г. Ср. «Полн. собр. русск. летописей», XX, стр. 404.

[7]
11 Опись архива Соловецкого монастыря 1676 г. напечатана С. А. Белокуровым в «Чтен. Моск. общества ист. и древн. Рос.» за 1887 г., кн. I. Позднейшие описи XVIII и XIX вв. имеются в Археографической комиссии (о них в предисловии Н. С. Чаева к изданным им «Северным грамотам XV в.». — Летоп. зан. Археогр. ком., в. XXXV (1929), стр. 125—127). О составе архива в 1916 г. см. отчет Б. Д. Грекова о поездке в Соловецкий монастырь в 1916 г.— Летоп. зан. Археогр. ком., в. XXXIV. — Во время нахождения архива в Перми над ним работал А. А, Савич, написавший, главным образом по документам архива, исследование «Соловецкая вотчина в XV—XVIII вв.» (Пермь, 1927); о владениях Соловецкого монастыря в Кольском у. (со ссылками на документы архива) А. А. Савич говорит на стр. 89—90, 119—125. В распоряжении Археографической комиссии (в сборн. № 146, полов. I) имеется несколько копий с документов XVI—XVII вв., касающихся промыслов Соловецкого монастыря в Порьегубской, Ковдской, Керецкой, Варзужской и Умбской вол.
12 Грамоты и книги, поступившие в Археографическую комиссию, кратко описаны в «Летоп. зан. Археогр. ком.», в. XXXII, извлеч. из проток., стр. 84—85. Грамоты Соловецкого монастыря XV в., хранящиеся в Оружейной палате и в Археографической комиссии, напечатаны в «Летоп. зан. Археогр. ком.», в. XXXV (1929), стр. 121—164.

[8]
13 Арханг. губ. вед. 1852 г. № 18; Летоп. зан. Археогр. ком., в. XXXIV, стр. 341, № 541.
14 См. в «Сборн. грам. Колл. экон.», тт. I и II, свыше 200 №№ актов Николаевского Корельского монастыря.

[9]
15 АЭ, I, №№ 288 и 309 и Сборн. грам. Колл, экон., т. II, №№ 139—141, 144 и 147.

[11]
16 Книги денежного казначея сохранились за 7154—7158, 7173—7175, 7178—7210 гг.
17 Сохранились за 7171, 7174, 7179, 7184, 7189, 7194, 7195, 7197—7199, 7201 и 1701 гг.

[12]
18 В статье «Документы Крестного Онежского монастыря» — Древности. Тр. Археогр. ком. Моск. археол. общ., т. I, в. 3 (1899), стр. 511—530.
19 И. Легатов. Грамоты патриарха Никона в Крестный монастырь — Арханг. епарх. ведом., 1907, № 16 стр. 528—537, № 17, стр. 577—586. Его же. Из документов Крестного монастыря—там же, № 18, стр. 606—616.

[13]
20 Арханг. епарх. вед., 1907, № 17, стр. 580—581.

 

© текст, Ульянов Н.И., 1930

© OCR, HTML-версия, Шундалов И., 2006-2007

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: металлические вентиляционные решетки *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика