В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

К. Барсов

Изд. "Русская земля. Область крайнего севера". Т I.//Издатель: Типо-литография М.П. Фроловой. С.-Петербург, 1899 г.

[231]

20. — Самоеды.

Самоеды — родичи лопарей, но худший лопарь стоит лучшего самоеда. Малорослого, широкоплечего самоеда с короткими руками и ногами толстой шеей, большой головой — вряд ли кто назовет красавцем; прибавьте к этому широкое, плоское, изжелта смуглое лицо с выдающимися скуловатыми костями, узкий лоб, несоразмерно большой рот, приплюснутый нос, тонкие губы, скошенные глаза и редкую бороденку — и вы получите типический облик нашего самоеда. Женщины, как и мужчины, очень некрасивы.

По уму и характеру самоед ниже лопаря; он плутоват; раболепен в сношении с богатыми и груб, жесток с слабым, особенно женщиной. На охоте за пушным зверем, на морских промыслах и рыбной ловле, самоед проявляет, однако, не мало смышлености, а подчас и храбрости. Самоеды — записные пьяницы и за водку готовы отдать все, что у них есть: чум, оленей, жену; пьют решительно [232] все — взрослые и дети. Свою жену самоед бьет нещадно за вину и без вины, трезвый и пьяный; забитая, отупевшая женщина в самоедской семье проводит всю жизнь в постоянном тяжелом труде: шьет одежду себе, мужу, детям, иногда на продажу, готовить кушанье, разбирает и собирает при перекочевках походное жилище и мн. др. Самоед считает женщину низшим, нечистым существом, муж не помогает ей, как лопарь, во всю жизнь не услышит она ласкового слова. Он не задумается прогнать свою старую больную жену и взять другую. Одежда мужчин и женщин почти во всем сходна. Главным материалом служат оленьи шкуры, из которых, при помощи иглы и оленьих жил, самоедка шьет малицы и совики; то и другое напоминает по виду длинную рубашку, только к воротнику совика пришит меховой колпак (куколь), шапка (пыжица), рукавицы и оленьи сапоги довершают наряд самоеда. И шапка и малица бывают украшены клочками разноцветных сукон. Самоедская одежда тяжела, безобразна, но зато очень тепла. Женщины не прочь украсить свою малицу снизу оторочкой из собачьего меха; девушки заплетают волосы в косы (на двое) и вешают на них безделушки.[233]

Жилище самоеда — чум; он очень похож на лопарскую вежу. Устройство чума крайне просто: заостренные с одного конца шесты втыкаются конусообразно в землю; вверху связываются ремнями, причем оставляется отверстие для выхода дыма; сбоку, обыкновенно с подветренной стороны, делают выход. Летом чум обкладывают берестой, зимой двойным, рядом оленьих шкур; пол устилают ветками и оленьими шкурами. Внутри чума по стенам — постели, валяются чашки, коробки и плетушки, куда прячется убогий скарб самоеда. Всюду грязь; воздух невыносимо тяжел. Посреди чума на очаге, огороженном досками, постоянно поддерживается огонь; над ним — котел, в котором варится лисицевина, песцевина или рыба — обыкновенная пища самоедской семьи; иногда мясо коптится на деревянной решетке над очагом. Мороженую рыбу едят сырую, стругая ножом, как дерево.

Оленина — редкое блюдо у самоеда; оленей за последнее время сильно поубавилось, и трезвый самоед решится зарезать своего кормильца только в исключительном случае: на свадьбе, для угощения важного гостя и др. Зарезав оленя, пьют чашками горячую кровь, потом вырезывают куски теплого мяса и, ухвативши [234] зубами, ловко отрезывают меньшие куски и глотают почти не жеванными. При еде соблюдается строгий порядок: сначала едят мужчины, потом женщины и дети; кости достаются голодным собакам.

Самоеды — бродячий народ; только ничтожная часть их живет оседло по реке Усе, в деревне Колве, имеет избы и обрабатывает поля и огороды. Жизнь бродячих самоедов, вполне зависит от оленей: съеден мох — и самоед переходить на другое место. Чтобы олени не терпели недостатка в корме, самоеды ставят свои чумы на довольно далекое расстояние друг от друга — за версту и более. Г. Максимов, хорошо изучивший север России, так описывает перекочевку самоедов.

«Решившись переменить стоянку, они посылают своих смышленых собачонок собрать оленей в кучу; накинув аркан на оленя, самоед привязывает, его к санкам. Откинутые от чумов, санки стоят уже наготове, нагруженные коекаким скарбом, снесенным иньками (женщинами); на остальные из них накладываются затем вьюки, поднючья (те же оленьи шкуры, которые в чуме заменяют нижнюю подстилку); на третьи санки кладут шесты, на четвертые садятся ребятишки, по одному и по два, на шестые мать[235] с грудным ребенком, на седьмые бросают хохлатых собачонок, сделавших свое дело, на восьмые, передние, садится сам хозяин чума — и аршин (поезд) готов. На новом месте, верст за 50 отсюда, самоеды разобьют в полчаса эти же чумы и опять постоят на нем два, много три дня, как бы исключительно для того, чтобы перебраться на иные места».

Главным занятием самоедов до последнего времени, дававшим им средство к существованию, являлось оленеводство; но теперь самоеды обеднели, редкий из них считает у себя оленей десятками, большинство же имеет 2-3, много 5 штук.

Тяжелый грех лежит на русских и особенно зырянских промышленниках, ижемцах, которые бессовестно обирали невежественный народ. Зыряне окончательно споили самоедов.

С бочкой спирта зырянин отправлялся в тундру, останавливался у становища и, захватив бутылку, входил в чум. После взаимных приветствий, он начинал угощать самоеда, его жену и детей, и у пьяного хозяина почти даром брал все, что нравилось: оленей, звериные шкуры, рыбу и др. Потом он ехал в другой чум, где повторялась та же история. Когда бочка пустела, зырянин прекращал[236] грабеж и ехал домой, везя на нескольких санях меха и шкуры, ведя десятка два-три оленей. В настоящее время все самоеды ближайших становищ в кабале у зырян и русских купцов, состоя у них пастухами; пасут оленей в тундре и на острове Вайгач, куда угоняют оленей на лето, причем олени переплывают пролив, отделяющий остров от твердой земли. Самоеды, живущие вдали от опасного соседства, сохранили самостоятельность, напр., на п-рове Канин и остров Вайгач; последние, по словам г. Робуша, развитее своих других несчастных братьев, живут в достатке, многие даже умеют читать и писать по-русски.

Звероловством прежде самоеды занимались скорее ради удовольствия, чем из нужды; совсем не то теперь. Охота в данное время составляет важную доходную статью самоеда; он усердно ловит и горностая и песца, и лисицу, и зайца, и куницу; не дает спуску ни хищному волку, ни быстроглазой рыси.

Охота происходит преимущественно зимой; чаще всего употребляют разнообразные ловушки, петли, кладут отраву, ставят самострелы; огнестрельное оружие пускают в ход довольно редко.

Волк страшный враг оленьих стад.[237] Волки бегают по тундре стаями; настигнув оленя, одни схватывают его сзади тогда как другие мгновенно перегрызают горло бедному животному. Волков редко стреляют, чаще убивают отравой, для чего в мясо павшего животного кладут сулему (яд); однако старые волки трудно поддаются такому обману, зато молодые гибнуть во множестве.

Как тундровые, так и островные самоеды усердно промышляют рыбой, а живущее близ моря бьют морских зверей: тюленя, моржа, белуху. Беднейшие самоеды нанимаются в батраки к русским рыбопромышленникам и уплывают на судах далеко в открытое море.

Продукты рыболовства и охоты, а также одежду и обувь из оленьих шкур, изготовленные трудолюбивыми самоедками, самоеды везут зимой на продажу в город Березов, Пустозерск, Архангельск русские и зырянские села, разбросанные по рекам Печоре и Мезени. Торг не обходится без плутни со стороны купцов; на сцену является неизбежная водка, и самоед уезжает в тундру не только с пустыми санями, но подчас и с долгом на шее, который, непонятным для него образом, присчитает ловкий торгаш.

За редкими исключениями, самоеды — христиане только по имени; язычество проглядывает[238] во всей жизни дикаря, его привычках и суевериях. Многие из них, будучи, крещены, в трудные минуты прибегают к помощи старых божеств; вынимая идолов, тщательно завернутых в тряпье, они усердно молятся им. В личной жизни самоеда огромное значение имеет тадибей (колдун, знахарь); это чаще всего старик-самоед, самым умный и плутоватый из своих братьев.

Невежество, бродячий образ жизни и связанные с ним голодовки производят разного рода заболевания среди самоедов; между взрослыми не встретишь в настоящее время здорового. Плохая пища и дурные условия жизни особенно отзываются на детях: они мрут, как мухи осенью. Но и из взрослых только немногие выживают до 50 л., большинство же умирает между 30 и 40 годами.

Если не произойдет улучшений в жизни самоедов, то им грозит полное вырождение, и от некогда сильного племени будущему поколению останется лишь одно воспоминание.

© Текст, К. Барсов, 1899

© OCR В. Жуков, 2008

© HTML - И. Воинов, 2008

 

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: Скидка 15%. https://instyle-kozha.ru .Интернет магазин - зажимы для денег. *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика