В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

 

Обложка

КРАТКИЙ ОЧЕРК ПУТЕШЕСТВИЙ АРХАНГЕЛЬСКОГО ГУБЕРНАТОРА А. П. ЭНГЕЛЬГАРДТ В 1894 ГОДУ НА МУРМАН, НОВУЮ ЗЕМЛЮ И В ПЕЧОРСКИЙ КРАЙ.

Прибыв в Архангельскую губернию уже в Августе месяце прошлого 1893 г., т.е. под осень, А. П. Энгельгардт успел в том году лично ознакомиться с одним только из важнейших пунктов вверенного его управлению обширного Северного края, именно с Мурманским берегом, и то благодаря тому лишь, что он поехал сюда из Петербурга кружным путем — через Норвегию. Мысль избрать этот путь была весьма счастливой: с Мурманским берегом и его промыслами тесно связаны не только экономическое благосостояние населения всей Северной прибрежной части населения здешней губернии, но, в значительной части и Архангельская торговля. Поэтому заинтересованность и желание как можно скорее ознакомиться с жизнедеятельностью и значением названной окраины для вновь назначенного Губер[2]натора были вполне естественны, между тем, если бы он не успел побывать там в Августе месяце прошлого года, то возможности личного ознакомления с Мурманом ему волей-неволей пришлось бы ожидать почти целый год, так как сообщение с Мурманом возможно только летом, морским путем, а из Архангельска на Мурман путь этот открывается лишь с Июня, редко с конца Мая месяца. Удавшееся же в прошлом году личное посещение Мурмана оказалось для Александра Платоновича в высшей степени существенным в том отношении, что оно на первых же порах облегчило для него возможность убежденно ориентироваться в тех письменных материалах, какие нашел он в делопроизводстве Губернаторской канцелярии и др. учреждений относительно морских промыслов, как главнейшего источника народного благосостояния для значительной части населения Архангельской губернии.

Проверяя эти материалы с личными впечатлениями и выводами, привезенными с Мурмана, и в то же время, смотря на карту губернии, Александр Платонович не мог не обратить внимания и на то, что в положении Мурманского берега и Новой Земли, в отношении естественных даров природы, есть очень много общего, между тем как разность в эксплуатировании означенных богатств в той и другой местности огромная; для колонизирования [3] Мурманского берега и для развития там промыслов сделано, сравнительно многое, колонизация же Ново-Земельского острова, олицетворенная поселением там, около 20 лет тому назад, лишь нескольких самоедских семейств и устройством потом маленького скита с одним монахом и послушником, до сих пор продолжает иметь характер как бы только опытного доказательства, что и здесь де можно жить и прибыльно заниматься промыслами.

Затем, в то время, когда Мурманский берег, имеющий только до 2000 чел. оседлого населения, да около 3000 чел. временно приходящих туда на лето промышленников, связан регулярным пароходным сообщением не только с губернским центром — Архангельском, но даже и с Норвегией, — вдруг весь восточный край губернии, так называемый Печорский край, с занимаемой им площадью в 47/мил. десятин, с населением свыше 25.000 человек, с обилием в нем морской, речной и озерной рыбы, ценных пушных зверей и дичи, скотоводством и оленеводством, остается каким-то пасынком в губернии, лишенным средств к надлежащему развитию в нем торговли и промыслов — вследствие совершенной его изолированности и отчужденности, тогда как протекающая вдоль всего сказанного края река Печора впадает в тот же Ледовитый океан, по кото[4]рому учреждено срочное пароходное сообщение Архангельска с Мурманом, а, следовательно, таким же сообщением не только мог бы, но, по-видимому, и должен бы быть связан с губернским центром и названный выше Печорский край. Описанные явления, конечно, не могли казаться нормальными, и вот, благодаря первому ознакомлению с означенным положением окраин Архангельской губернии, почти вслед же за вступлением в должность Архангельского Губернатора, Александр Платонович наметил несколько весьма серьезных экономических мероприятий, — сущностью которых мы тогда же ознакомили наших читателей (см. Арх. Губ. Вед. За конец 1893 г.). Как вероятно помнят наши читатели, Г. Начальником губернии признано было неотложно нужным: проведение телеграфной линии вдоль Мурманского берега, расширение колонизации Ново-Земельного острова, соединение Печорского края регулярным речным и морским пароходным сообщением с Архангельском, Новой Землей и Мурманом и, наконец, соединение Архангельска с железнодорожной сетью Империи. Насколько убедительны были сделанные Его Превосходительством представления о названных нуждах края, достаточно сказать, что ни одно из ходатайств Александра Платоновича не осталось неудовлетворенным: на соединение Архангельска с Московско-Ярославской железной дорогой [5] через Вологду уже последовало Высочайшее Его Императорского Величества соизволение и для проведения этой линии производятся ныне технические изыскания; равным образом производятся изыскания и по проектированному направлению железной дороги и телеграфной линии на Мурман, при чем на устройство там телеграфа ассигнован уже к условному отпуску кредит в 500.000 руб.; что прошено ввиду упрочения и расширения колонизации Новой Земли, то дано; наконец производятся уже и гидрографические исследования устьев р. Печоры для нанесения глубин их на карту и для определения пункта, где должны будут сходиться морские и речные пароходы при установлении срочного пароходного сообщения от верховьев р. Печоры до морских ее устьев и оттуда морем до Архангельска.

Таким образом, даже и за то время, которое с закрытием морских сообщений пришлось Г. Начальнику губернии пробыть в Архангельске и управлять интересовавшими его окраинами, так сказать, из кабинета (мы не говорим здесь о поездках Его Превосходительства в Холмогорский, Шенкурский и Пинежский уезды, каковые поездки имели характер лишь обычного Губернаторского обозре[6]ния), — он успел уже сделать многое. С наступлением же навигации нынешнего года, когда вновь открылись свободные водные пути, главным стремлением Александра Платоновича, конечно, было лично посетить и Новую Землю, и Печорский край.

На этих то поездках Его Превосходительства мы и намерены теперь остановиться несколько подробнее, тем более что, одновременно с нынешнею поездкою, напр., на Новую Землю, Александру Платоновичу уже не знакомиться только с этим пунктом, а вместе с тем и фактически осуществить там то, что он успел выхлопотать.

Морские поездки Александра Платоновича по губернии начались в Мае месяце обозрением Онежского и Кемского уездов, а затем в Июне месяце он посетил Соловецкие острова и опять таки Мурманский берег, куда Его Превосходительству пришлось сопровождать посетившего наш край Г. Министра Финансов, благодаря чему Начальник губернии имел случай вторично ознакомиться с бытовою и промысловою жизнью Мурмана и на этот раз уже гораздо подробнее, чем это доступно было ему при прошлогоднем проезде вдоль Мурмана.

Возвратившись оттуда 28-го Июня, Александр Платонович выехал на Новую Землю 5 Июля, имея спутниками: Правителя Канцелярии Л.В. [7] Сидоренко, на которого возложено как заведывание снабжением Ново-Земельских поселенцев всем необходимым и ведение денежной об этом отчетности, так равно сбыть в Архангельске продуктов промысла и расчет с собственниками последних, о чем сказано будет ниже; затем для изучения санитарных условий быта названных поселенцев и указания наиболее осуществимых по местным условиям мер к предупреждению между ними болезней, Г. Начальника губернии сопровождал доктор П. К. Большесольский, а в качестве туристов и собирателей образцов флоры, фауны и минералов Ново-Земельского острова сопутствовали Его Превосходительству, по собственному желанию, Старший при нем Чиновник для особых поручений И.В. Сосновский и Подполковник Н.И. Чарковский.

Отправляясь из Архангельска на пароходе “Ломоносов”, Его Превосходительство вез с собой на Новою Землю: а) 38 челов. Новых поселенцев, из самоедов Мезенского и Печорского уездов, которые снабжены надлежащей одеждой, скорострельными ружьями с патронами и другими орудиями для промыслов; б) вновь срубленный в Архангельске и в разобранном виде погруженный на пароход дом для проживающих на Новой Земле иеромонаха и псаломщика (на постройку этого дома, перевозку и постановку его на ме[8]сте, по ходатайству Г.Начальника губернии, отпущено из сумм св. Синода 5000 р.); в) годичный запас предметов продовольствия для всех прежних и новых поселенцев, равно как и запас пороху и патронов для производства промыслов; г) несколько новых лодок для выездов в море на промыслы, а для передвижений поселенцев по материку — несколько десятков собак; д) для постановки нового дома и для ремонтирования существующих зданий на Новой Земле (на что в свою очередь Александром Платоновичем исходатайствовано в Министерстве Вн. Д. 2000 руб.) отвезены туда плотники и печники, и, наконец, е) для отопления означенных жилых помещений — отвезено 120 саж. дров. По прибытии на Новую Землю 8-го Июля, посетив существующие там становища в Кармакулах и у Маточкина Шара, Александр Платонович, ввиду расширения колонизации по Ново-Земельному материку, выбрал еще место для нового становища на Гусиной Земле у Белужьей губы, в бухте Гагарка, куда и переместились уже, с частью новых поселенцев, некоторые из бывших там ранее самоедов, в качестве как бы руководителей новоприезжих в предстоящих им занятиях промыслами и вообще в новых условиях их жизни. Так. обр. с настоящего времени на Новой Земле будет уже три [9] населенных пункта: северное становище у Маточкина Шара, где особенно удачно промышляют белых медведей; среднее—в Кармакулах, где промышляют тюлени, белухи, песцы и частью дикие олени, и южное — у Гусиного носа, близ коего водятся в изобилии дикие олени, тюлени, рыба “голец” (из породы семги) и разные птицы. Кстати заметить здесь, что, не смотря на сравнительную незначительность поселенцев на Новой Земле, которые сначала все сгруппированы были в Кармакульском становище, а потом уже часть их переселилась к Маточкину Шару, — вопрос о новых местах для поселения начал назревать уже там и сам собою, так напр. В приезд Г. Начальника губернии на Новую Землю оказалось, что два самоедских семейства сами выселились из Кармакул в другие места — вследствие того, главным образом, что при скученности в одном поселении они мешали друг другу в производстве промыслов. Таким обр. желание Александра Платоновича расширить, по возможности, район заселения Ново-Земельского острова и избрание им для сего нового становища оказались вполне совпадающими и с местной в этом потребностью. В настоящее же время указанная мера явилась тем более своевременной, что вместе с народившимися там и с в вновь увезенными теперь самоедами общее число поселенцев на Новой Земле простирается ныне уже [10] до 90 человек, для проживания которых двух прежних становищ, конечно, было недостаточно.

В среде обитателей Новой Земли (иеромонах о. Иона, псаломщик, фельдшер с семьею и самоеды — поселенцы) Г. Начальник губернии нашел полное благополучие. За истекшую зиму, ни смертных случаев, ни даже заболеваний скорбутом не было; последнее благоприятное обстоятельство должно быть приписано достаточному снабжению поселенцев растительною пищею и др. противоскорбутными специями.

Особенно приятное впечатление произвело на Г. Начальника губернии очевидное влияние иеромонаха о. Ионы на поселенцев-самоедов, которые, видимо, покончив совсем с язычеством, охотно посещают построенный для них там православный храм, несут туда свои посильные лепты, в виде свечей, которые ставят перед иконами, и затем никогда не выезжают на промысел не помолебствовав предварительно в церкви. В свою очередь, не безуспешно идет там и обучение самоедских детей грамоте местным псаломщиком и фельдшером, успех занятий коих должен теперь обеспечить тем, что вновь свезенном туда и сооружаемом ныне причтовом доме, состоящем из 5 комнат, предполагается устроить и особую школу. Постоянное же присут[11]ствие назначенного на Новую Землю правительственного фельдшера, в свою очередь, поддерживает там санитарные условия быта поселенцев и таким обр. способствует охране их здравия.

Полагаем, не неуместно будет здесь вновь вспомнить, что как все здания, построенные на Новой Земле, так и самые поселенцы находятся в непосредственном ведении и на попечении Губернатора, поэтому заботами Губернатора же означенные здания поддерживаются ремонтом, а поселенцы снабжаются всем необходимым, начиная с продовольствия. На сооружение новых и на ремонт существующих зданий на Новой Земле отпущены в нынешнем году в распоряжение Губернатора особые суммы, на счет которых и отправлены туда как строительные материалы, так и рабочие; в отношении же содержания поселенцев и снабжения их тем, в чем оказывается для них потребность, практикуется обыкновенно следующий способ: содержание пароходного сообщения между Архангельском и Ново-Земельским островом возложено на Товарищество Архангельско-Мурманского срочного пароходства, которое получает за это правительственную субсидию по 5/т. руб. за навигацию. В течение навигации на Новую Землю совершается всего два рейса: первый в начале Июля, когда, по расчетам, омывающие Ново-Земельский остров [12] океанские воды освобождаются ото льдов, и второй — осенью, большей частью в первых числах Сентября. С последним из этих рейсов, по распоряжению Г. Начальника губернии, отправляется на Новою Землю годовой запас продовольствия для поселенцев, порох, патроны и пр.; все это сдается там в склад, заведывание которым возложено на фельдшера; фельдшер же выдает из означенных запасов каждому из поселенцев то, что ему нужно, и записывает в долговую книгу, по лицевому счету каждого кредитующегося, — что именно и на какую сумму отпущено из склада; в свою очередь каждый из поселенцев в общий же склад сдает все, что он напромышляет, а фельдшер, принимая эти продукты промыслов, записывает их в книгу по лицевым счетам — кем и что сдано в склад. В первый рейс следующего затем года командируемый Начальником губернии чиновник принимает от фельдшера упомянутые продукты промысла по означенному списку собственников и с обозначением — что именно принадлежит каждому из них, а из долговой книги в том же списке делает отметки о количестве и стоимости взятого из склада каждым из поселенцев; тогда же делается и спрос поселенцев о том, кому и что именно требуется привезти по осени из Архангельска на следующую зиму. Затем увезенные с [13] Новой Земли продукты промысла поселенцев продаются в Архангельске по возможно-наивыгоднейшим ценам, а из вырученной суммы, за отчислением известного % с валовой выручки на образование запасного капитала, предназначаемого на общие колонизационные потребности, покрывается долг каждого поселенца по продовольственному складу, остаток же, если таковой оказывается, или обращается на заготовку предметов по вновь сделанному заказу поселенца, или же записывается чистой выручкой по счету каждого; о результатах этих расчетов поселенцам промышленникам объявляется по осени тем же командируемым чиновником. За то время, как дело это находится в ведении Губернатора (т.е. за 8 лет; ранее оно было в ведении Архангельского Окружного Правления Общества спасания на водах, так как первоначально сооруженные на Новой Земле здания исключительно предназначались для приюта экипажей судов в случае их крушения), при указанном выше способе реализирования Ново-Земельских промыслов, большею частью покрывались все расходы по снабжению поселенцев продовольственными припасами и др. предметами. Для наглядности приведем здесь валовые цифры оборотов хотя бы за последние четыре года: в 1890/91 г. поселенцами забрано было продуктов продовольствия и др. предметов на 1752 руб., выручено же[14]было за их промысел 2046 р. 78 к. (+297 р. 78 к.); в 1891/92 г. забрано на 2583 р. 18 к., выручено 4228 р. 17 к. (+1644 р. 99 коп.); в 1892/93 г. забрано на 2473 р. 10 коп., выручено 4665 р. 35 к. (+2182 р. 25 коп.) и в 1893/94 г. забрано на 2863 р. 17 к., а выручено 3781 руб. 40 к. (+918 р. 23 к.) Так. обр. оказывается, что общая ценность добычи Ново-Земельских поселенцев-промышленников в значительной степени превышает сумму стоимости их потребностей, так что за отчислением с валовой выручки от10 до 12 % на образование особого запасного капитала, предназначенного для удовлетворения разных нужд вообще по развитию колонизации на Новой Земле, в личную пользу поселенцев за приведенные выше годы получились все-таки весьма солидные остатки. Правда, означенная прибыль неравномерно распределяется между всеми поселенцами-промышленниками, а соответственно личной добыче промысла каждого из них, поэтому есть, конечно, между поселенцами и такие, долг которых не покрывается стоимостью их добычи, но за то у многих их них образовались уже и значительные денежные сбережения, которые и внесены общей суммой в Контору Банка, для хранения и приращения процентами, так как, будучи всем вполне обеспечены, собственники сказанныхсбережений в наличных деньгах не имеют надоб[15]ности; о том же, кому именно и в какой сумме принадлежат упомянутые сбережения, каждому из собственников выдана расчетная книжка за подписью Губернатора. Кроме того, из упомянутых выше ежегодных отчислений в 10-12 % с валовой выручки за продаваемые продукты Ново-Земельских промыслов, образовался еще за указанное время и запасный капитал (к 1894 году его было до 1200 р.), служащий оборотным фондом и предназначались на оказание первоначальной, на изложенных же выше условиях, помощи новым поселенцам на Новой Земле. На счет этого же источника снабжены и в настоящем году всем необходимым вновь отправленные туда 38 человек самоедов. По мере того, как капитал этот будет увеличиваться, несомненно, будет развиваться и сама колонизация Ново-Земельного острова; охотники же селиться туда, при столь льготных условиях, конечно найдутся.

Пробыв на Новой Земле несколько дней, Александр Платонович, как охотник, совершал значительные экскурсии и внутрь материка, знакомясь таким образом с природой острова, а спутники Его Превосходительства, пользуясь этими экскурсиями, составляли гербарии и коллекции из тех предметов местной флоры и минералов, которые представлялись для них наиболее достойными внимания. Из выездов в море, [16] Александру Платоновичу и спутникам его особенно было интересным и на долго останется памятным посещение острова, который носит название “Птичий базар”. Здесь им представилась такая картина, которую трудно себе и вообразить, не бывши очевидцем подобного явления. Буквально весь названный остров представлял из себя одну сплошную массу пернатых, при том настолько плотную, что скалистые утесы острова являлись как бы покрытыми ковром, ткань которого вовсе не имеет определенного фона, а состоит из одного лишь пестрого узора. Основанием для названия этого острова Птичьим базаром, помимо описанной массы там всевозможных птиц, всевозможных птиц, послужил, вероятно, тот, несмолкающий здесь ни днем, ни ночью, птичий крик, который еще издали напоминает собой гул рыночной площади, а при приближении к острову переходит в столь ужасающий гам, что расслышать тут друг друга даже сидящим рядом невозможно. Чтоб составить полное понятие о густоте птичьего населения в указанной местности, достаточно добавить к сказанному, что в означенную экскурсию там поймано было несколько десятков птиц прямо руками. Да пожалуй, иные-то какие-либо способы едва ли были тут возможны, так как употребление в дело ружья в данном случае представлялось весьма рискованным. Встревоженная выстрелом [17] и спугнутая с места миллиардная масса пернатых могла поставить нарушивших покой их в крайне затруднительное положение. По крайней мере потом, когда на обратном пути с Птичьего базара, в приличном уже от него отдалении, из любопытства — что будет, все-таки сделан был по направлению к острову залп и эхо его раскатилось по царству пернатых, то в ответ оттуда послышался такой ураган, от которого могли, как говорится, мурашки забегать по коже.

В итоге описанных экскурсий и вообще посещения Новой Земли и близ лежащих к ней островов, у Александра Платоновича образовался, можно сказать, целый музей различных предметов, характеризующих природу и жизнь названного полуночного пункта; в собранных и привезенных оттуда в Архангельск коллекциях особенное разнообразие представляют собой чучела птиц и морских зверей, в числе последних два или три экземпляра даже утробных, затем множество птичьих яиц, различные раковины, окаменелые водоросли, образцы горного хрусталя и аспида, ползучих древесных растений и цветов. Часть этих коллекций Его Превосходительством передана в музей Губернского Статического Комитета.

По выполнении своей задачи на Новой Земле, заключавшейся, как мы упоминали выше, в же[18]лании г. Начальника губернии лично ознакомиться с условиями быта тамошних поселенцев и вместе с тем избрать новый пункт для поселений там ввиду расширения колонизации острова, назначить место для постройки причтового дома и лично же дать руководящие указания по ремонтированию существующих уже там зданий, — Его Превосходительство, по ранее намеченному им плану своего путешествия, намерен был с Новой же Земли проследовать по океану к устьям р. Печоры, где Александру Платоновичу предстояло в свою очередь избрать, на основании результатов обследования сказанных устьев, пункт для устройства пристани, у которой могли бы сходиться с одной стороны речные суда, плавающие по р. Печоре, а с другой — морские, дабы связать таким образом весь Печорский край регулярным водным путем с Архангельском, для чего, как было сказано в начале этой заметки, Александром Платоновичем проектировано учреждение срочного пароходства как по р. Печоре на протяжении до 1000 в. вверх по течению ее до сел. Щугорь, так и между устьями этой реки и Архангельском, в связи с главными промысловыми пунктами на океанских островах Колгуеве, Вайгаче и Новой Земле. Кроме того, г. Начальником губернии избран был означенный путь и в тех еще видах, чтобы проследовав от устья р. Печоры в сел. Устьцыльму [19] и обревизовав там уездные учреждения, проехать затем в Архангельск по вновь устроенной в прошлом году Устьцылемско-Койнасской грунтовой дороге, по которой открыто ныне почтово-пассажирское и товарное движение и которая, с закрытием прежнего пути по речкам, является ныне единственным трактом для сообщения Печорского края не только с Мезенью, но и с Архангельском. Личное обозрение этого нового пути г. Начальник губернии признавал тем более необходимым, что он осведомлен был о неудовлетворительности дороги в районе Печорского уезда, и неотложные распоряжения Его Превосходительства к возможному устранению неисправностей на сказанном тракте, имеющем столь серьезное значение.

Проезд от Новой Земли к устьям Печоры Александр Платонович имел совершить на военном крейсере “Вестник”, на офицеров и команду которого, вместе с транспортом “Бакан”, по ходатайству Начальника губернии, распоряжением Управляющего Морским Министерством возложены были производство промеров и другие гидрографические работы в устьях реки Печоры для указанной выше потребности. Крейсер “Вестник” прибыл за Александром Платоновичем на Новую Землю 9-го же Июля, а Его Превосходительство отправился на нем 13-го, оставив плотни[20]ков и печников на Новой Земле для сооружения и ремонта зданий до следующего рейса. На этот раз, впрочем, Александру Платоновичу не удалось попасть в Печору. Отправившись с Новой Земли, как мы уже сказали, 13 Июля и обогнув Гусиный Нос и Костин Шар, крейсер встретил на 70-й параллели сплошные льды; рассчитывая обойти их, крейсер взял было направление вдоль линии льдов вплоть до острова Колгуева, но, обогнув этот последний, крейсер встретил и на западной стороне такие же сплошные льды по направлению к Канину Носу. Не имея, таким образом, возможности пробиться через льды к Печоре и истощив запас угля, крейсер вынужден был идти в Архангельск, так как зафрахтованная Начальником губернии частная шхуна с углем, для сдачи оного на борт крейсера “Вестник” в одном из пунктов перед входом в устья р. Печоры, ушла туда вместе с транспортом “Бакан”, ранее и на пути следования крейсера от Новой Земли до о. Колгуева не встретилась, так что место нахождения ее в описанное время для крейсера было неизвестно. Впоследствии оказалось, что шхуна эта, равно как и транспорт “Бакан”, прошли к месту своего назначения по южной стороне океана беспрепятственно.

Встреченное Начальником губернии препятствие [21] к достижению намеченной им цели было однако очень не продолжительно. Описанное выше скопление льдов на прямом пути от Новой Земли к устьям р. Печоры, как оказывается, было совершенной случайностью и объясняется тем исключительным явлением, что в настоящем году, начиная с половины Июня и почти в течение целого месяца, в океане дул беспрерывно восточный ветер, который и держал льды на указанной выше параллели; едва же тот ветер сменился, как и льды на означенном пространстве рассеялись, сделав путь совершенно свободным, как в этом и пришлось убедиться Александру Платоновичу вскоре же.

Нагрузившись углем, крейсер “Вестник” снова пошел из Архангельска в океан по направлению к устьям р. Печоры для исполнения возложенного на него поручения, а вслед затем, именно 26 Июля, отправился в Печору и Г. Начальник губернии, изменив лишь первоначальный свой маршрут таким образом, что сначала он поехал на Мезень, чтоб оттуда проследовать вновь устроенным грунтовым трактом в Устьцыльму и потом уже спуститься вниз по течению р. Печоры к морским ее устьям. На проезд от Архангельска до Мезени, совершенный Александром Платоновичем на частном пароходе Н.О. Шарвина, потребовалось все[22]го около суток; почти сутки же употребил Его Превосходительство на обозрение Мезенских учреждений и делопроизводства их, а затем, 29 Июля, он отправился по тракту на Устьцыльму. На протяжении первых 133 верст между Мезенью и сел. Болше-Нисогорским путь идет по существовавшему и ранее летнему Пинего-Мезенскому почтовому тракту, от Больше-Нисогор до сел. Койнасского, на протяжении 123 ½ верст, — по старому же проселку, а от с. Койнаса и до Устьцыльмы идет уже вновь устроенная на счет губернского земского сбора грунтовая дорога, одна половина которой, протяжением в 125 ½ верст, входит в район Мезенского уезда, а вторая, протяжением в 124 версты (не считая еще последних к Устьцыльме 6 верст, на протяжении которых сообщение производится по рр. Цыльме и Печоре), пролегает по району Печорского уезда. На проезд означенного расстояния между Мезенью и Устьцыльмой, в сложности 506 в., при обычном состоянии почтовых дорог в Архангельской губернии вообще, требовалось не более 2 ½, самое большее 3 суток, а у Александра Платоновича путь этот отнял вдвое более времени и был вообще довольно тяжел, в особенности в районе Печорского уезда, где наибольшая скорость езды на тройке лошадей только на одном лишь перегоне достигала 8 в., а в общем не превышала 5 верст в час. [23] Не вдаваясь здесь в подробности всего замеченного Начальником губернии на указанном выше 506 верстном тракте, отметим лишь в общих чертах — в каком положении найдена эта дорога Его Превосходительством и что им признано необходимым сделать, чтоб привести сказанную дорогу в такое положение, при котором она вполне соответствовала бы своему назначению.

1) Относительно проселка между селениями Больше-Нисогорским и Койнасским. На всем пути признано нужным расширить просеку до нормальной для почтовых трактов 6 саженой ширины; между станциями Юромской и Пылемской, вместо нынешнего проселка на левом берегу р. Мезени, обратить в почтовую существующую ныне проселочную же дорогу, идущую вдоль правого берега реки через деревню Березник, при чем расстояние между названными станциями сократиться на 10 ½ верст, а главное будут избегнуты несколько переправ через р.р. Мезень, Важку и Ежугу, кроме того, в этом же именно направлении пройдет и телеграфная линия от Больше-Нисогорской телеграфной станции на Устьцыльму, для каковой линии расширяется уже просека по указанному проселку; там, где существующая ныне дорога пролегает по самому краю обрывистых берегов р. Мезени, и таким образом представляет опасность для проезда в ночное время, — отвести ее [24] дальше от берега в боровые места; наконец, в виду усилившегося ныне движения по дороге почт и проезжающих, обусловленного открытием нового Койнасско-Устьцылемского тракта, — усилить разгонную силу на станциях.

2) Относительно вновь устроенной дороги в районе Мезенского уезда. В общем, состояние этого участка дороги найдено Его Превосходительством более чем удовлетворительным: направление пути избрано с большим вниманием, работы по устройству полотна дороги и искусственных сооружений, равно как и по постройке станционных зданий произведены основательно, практично и денежном отношении бережливо. Оказавшиеся здесь лишь некоторые недоделки объясняются, главным образом, последовавшим от Губернского Распорядительного Комитета расширением первоначальных требований, предъявленных к строительству пути, и ограниченностью отпущенного в его распоряжение кредита, а затем, отчасти, спешностью производства работ в некоторых пунктах, которая обусловливалась необходимостью открытия тракта для движения, и, наконец, вздорожанием в последнее время рабочих рук в Мезенском уезде. Для доведения этого участка дороги до полного благоустройства Г. Начальником губернии признано нужным: вследствие осадки некоторых станционных домов — произвести ремонтные [25] в них исправления; один из станционных домов поднять, с пристройкою к нему чистой половины; местами исправить дорогу, укрепить топи, устроить ограждения около обрывов и срезать несколько крутых спусков.

3) Относительно вновь устроенной дороги в районе Печорского уезда. Этот участок дороги произвел на Александра Платоновича совершенно иное впечатление, чем предыдущий. В то время как в районе Мезенского уезда для проведения дороги выбирались по возможности места, покрытые крупным лесом (признаки более сухого и крепкого грунта), и горные кряжи, с которых удобен спуск почвенных вод, — в Печорском уезде дорога извивается все время между возвышенностями, по безлесным или малолесным низинам, косогорам и топким болотам, для обхода которых ничего не предпринято. Сами работы по устройству дорожного полотна производились, как видно, без всякой системы и заранее обдуманного плана, неумно и непрактично: на значительных протяжениях, и при том именно там, где обделка представлялась необходимою, дорога осталась вовсе необделанною, просеки не доведены до надлежащей ширины, а большие болота ничем не укреплены и представляют чрезвычайные затруднения не только для колесной езды, но даже и для пешеходного движения; там, где топи укреплялись, сделаны непроизводи[26]тельно чрезмерные затраты на возку в большом количестве песка, который бесследно уходил в болото, не принося ровно никакой пользы; переправы и мосты плохи, зарезок нигде на пути не сделано, канавы не удовлетворяют своему назначению. В то же время на трех станциях этого участка выстроены большие станционные дома, которые по размерам помещений не отвечают действительной надобности, а между тем на постройку их затрачены значительные суммы в ущерб работам по устройству самой дороги и дорожных сооружений. Кроме того, Г. Начальником губернии найдено, что некоторые из перегонов на Печорском участке дороги распределены слишком неравномерно и несколько станций поставлено в ненадлежащих местах, в виду чего две из станций Александром Платоновичем признано необходимым перенести с нынешних на другие более соответствующие места, а слишком длинные и тяжелые перегоны сократить, с образованием для этого даже одной новой станции.

При описанном положении Печорского дорожного участка, Его Превосходительство признал необходимым на месте же образовать особую комиссию из двух чиновников по крестьянским делам Печорского уезда и тамошнего исправника, поручив этой комиссии точно измерить все не[27]доделанные и неустроенные места на дороге и исчислить стоимость предстоящих работ для окончательного приведения в порядок означенного участка.

В устранение наиболее выдающихся неудобств проезда по сказанной дороге Г. Начальником губернии преподаны надлежащие указания и сделаны личные распоряжения на месте же, при чем на производство неотложных работ им даже выдана из своих часть денег, с возвратом потом из подлежащего источника, а об обсуждении общих мер, какие необходимо принять для приведения в окончательно-благополучное состояние всей дороги от Больше-Нисогорского селения до селения Устьцыльмы, и об изыскании потребных на это средств Его Превосходительством дано соответствующее предложение Губернскому Распорядительному Комитету, куда препровождено им и подробное описание всего им найденного при обозрении означенного тракта, по каждому перегону отдельно.

Как бы в вознаграждение за те трудности, какие пришлось преодолеть Начальнику губернии на пути от Мезени к Устьцыльме, судьба как нельзя более поблагоприятствовала успеху дальнейшего его путешествия, и не в отношении быстроты только, а главное в смысле полного достижения им той именно цели, к которой он особенно [28] стремился. Через самый короткий промежуток времени после того, как Александр Платонович прибыл в Устьцыльму, туда же пришел с верховьев р. Печоры один из частных пароходов, направлявшийся в Пустозерск и в с. Кую, куда и нужно было попасть Александру Платоновичу. Само собою разумеется, он не упустил столь удобного случая и, хотя был очень утомлен предшествовавшею дорогой, но, ни мало не заботясь об отдыхе, тотчас же отправился на сказанном пароходе в путь. Менее чем через сутки Александра Платоновича был уже в с. Куе, где ожидал его еще более приятный сюрприз: здесь он встретил большой морской пароход купца Сибирякова “Норденшильд”, готовый в свою очередь отправиться в Архангельск. Пересев на этот пароход (кстати, заметим, имеющий осадку в 11 фут), Александр Платонович проплыл на нем р. Печорой от сел. Куи до устьев ее 120 верст, а затем свободно же прошел и Печорский бар, где он нашел как военный крейсер “Вестник” и транспорт “Бакан”, так и парусное судно с углем, о котором мы упоминали выше. Служебный персонал названных военных судов Александр Платонович застал за производством гидрографических работ в устьях р. Печоры, при чем от главного производителя этих работ Лейтенанта Жданко Его Превосходительство по[29]лучил вполне утешительные сведения о результатах исследования фарватера на упомянутом баре, убедившие Александра Платоновича в полной возможности устройства пристани для остановки морских и речных пароходов, — в случае учреждения срочного пароходного сообщения для соединения регулярным водным путем Печорского края с Архангельском и др. пунктами, — в любом месте на протяжении 120 верст р. Печоры от океанских ее устьев до названного выше селения Куи. Что же касается вопроса о том, на сколько осуществимо учреждение сказанного срочного пароходства между Архангельском и устьями р. Печоры собственно по Ледовитому океану, то в пользу утвердительного решения этого вопроса говорить во 1-х то, что не только паровой транспорт “Бакан”, но даже парусное судно с углем в первой трети Июля месяца, а несколько времени спустя после них, и военный крейсер “Вестник” прошли туда совершенно свободно, следовательно, океанский путь туда нельзя считать закрытым, а во 2-х и личное путешествие Александра Платоновича на упомянутом выше пароходе “Норденшильд”, на котором он 6 Августа отправился от устьев р. Печоры в Архангельск открытым же океаном и прибыл сюда 11-го числа, на всем пути своем не встретив нигде ни льдов, ни иных каких-либо препятствий, — чем, как нельзя очевид[30]нее, подтверждается тот факт, что встреченные крейсером “Вестник” в половине Июля льды на 70-й параллели океана были действительно явлением лишь временным и совершенно случайным.

Лучшим же доказательством доступности устьев р. Печоры для прохода туда морских паровых судов с океана может служить как каждогодное, и иногда даже по несколько раз в навигацию, посещение устьев р. Печоры пароходом г. Сибирякова “Норденшильд”, который и ныне, по доставлении сюда Г. Начальника губернии, снова отправился в Печору, зафрахтованный полным грузом, так в особенности подлинные судовые журналы за последние 10 лет, любезно открытые пред Александром Платоновичем капитаном названного парохода Кишем во время нынешнего рейса, пользуясь каковой любезностью капитана, Его Превосходительство получил возможность извлечь из означенных журналов очень драгоценные сведения обо всех плаваниях, совершенных за указанный период времени в устья р. Печоры как из Архангельска, так равно из Норвегии и Англии, и при том с точным указанием, — в какое именно время навигации, при каких условиях совершался туда каждый рейс и во сколько, наконец, дней делались те рейсы. Сведения эти окажутся как нельзя более полезными при назначении следующих срочных рейсов от Архангельска к устьям [31] р. Печоры и, конечно, помогут поставить это дело сразу же на обоснованную уже почву.

Таким образом, все данные говорят в пользу полной осуществимости желаемого и проектируемого Г. Начальником губернии учреждения срочного пароходного сообщения Архангельска с устьями р. Печоры, а мера эта, с приведением ее в исполнение, несомненно, оживит весь Печорский край, разовьет его производительность и поднимет благосостояние его населения.

В заключение настоящей нашей заметки добавим, что, за исполнившийся ныне год управления Архангельской губернией, на обозрение ее Александр Платонович употребил в общей сложности (в разное конечно время) более 50 дней, объехав в течение их пространство свыше 10.000 верст.


Перепечатано из №№71 и72 Архангельских Губернских Ведомостей 3 и 7 Сентября 1894 года.

Оригинал текста 15 mb

© OCR Байкова М., 2010 г.

© HTML Воинов И., 2010 г.

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика