В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

КОЛЬСКИЙ ПОЛУОСТРОВ

Физико-географический очерк, читанный в общем собрании Общества Естествоиспытателей 19 мая 1881 г.

Н. Кудрявцева.

(Описание поездки на Белое море и перехода пешком чрез перешеек Кольского полуострова)1.

Весной 1880 года, С-Петербургское Общество Естествоиспытателей сделало мне честь, предложив мне принять участие в ученой Мурманской экспедиции в качестве геолога и коллектора по минералогии и ботанике. Хотя я уже в самом начале знал, что, одновременное добросовестное и тщательное выполнение всех этих трех обязанностей, будет довольно трудно и едва будет хватать времени на все это, но полагаю, что раз взявшись за работу, я выполнил ее на столько добросовестно, на сколько это было в моих силах.

Намереваюсь пройти пешком путь от Кандалакши на Колу, поперек Кольского полуострова, местность еще неисследованную, я рассчитывал барометрическим путем определить те значительные высоты, указание на которые я нашел в статьях Широкшина, Бетлингка, Аубеля и других. С этою целью, кроме необходимых геологических инструментов, я взял с собой еще барометр анероид Naudet и термометр Цельсия, с делениями на 1/5 доли градуса, оба выверенные в физической обсерватории. При помощи этих инструментов, я вел метеорологические наблюдения и составил таблицы; кроме того, действительно определено мной несколько высот Кольского полуострова.

[2 ] Коллектирование по ботанике результатом своим дало довольно значительный гербарий, собранный, начиная от Сумского посада, по западному побережью Белого моря; затем на Кольском полуострове по сухопутному пути от Кандалакши на Колу. Этот город и был последним конечным пунктом моего коллектирования. Сюда же следует отнести несколько заметок, касающихся характера растительности различных мест и нескольких измерении деревьев, сделанных мною на крайнем Севере. Составление гербария на пути, его разборка, перекладка и просушка бумаги, занимали у меня всегда так много времени, что я по опыту могу сказать, что совмещение с этой работой других крайне затруднительно. А между тем, в тех условиях, при которых я находился, почти все время на воде, на Белом морге или на Имандре, в сырости приходилось обращать особенное внимание чтобы не сгноит растений.

Теперь, пересмотрев вновь весь гербарий, я могу констатировать, что большая часть растений сохранилась очень хорошо, только небольшая часть их, которую мне приходилось пересылать с Хибиных гор недосушенными в Кандалакшу, оказалась сгноенной; но во всяком случае и эти растения могут быть определены, они представляют наибольшей интерес по месту сбора.

При собирании растений я держался такой системы. Встречая какое-нибудь растение впервые, я брал его по 10 экземпляров, затем, если оно же попадалось и в других значительно удаленных местностях, то я брал его вновь по 2-3 экз. для сравнения географических разностей. Собирал я не на протяжении всего пути, а с большими промежутками, так что, начав коллектировать в Сумском посаде, продолжал на Сумострове, в Сороках, пропустил Кемь, в Сухой губе, Керети при устье Кандалакской губы; в Кузакоцкой гу6е, в Кандалакше (коллект. г. Лавров). Затем на Кольском полуострове, на Зашейке, на Иокострове, на Хибиных горах, в Масельском погосте, на Колозере и в Кеми. Затем была еще сделана боковая экскурсия, по реке Туломе, откуда тоже собрано много растений. Особенно обра[3]щает на себя внимание гербарий, собранный с Хибиных гор, так как там есть много представителей альпийской флоры.

В настоящее время весь гербарий разобран по семействам, в которых большинство видов определено приблизительно. Больше всего имеется представителей семейств Розоцветных и Сложноцветных (Rosaceae, Compositae, Caryophylleae, Cruciferae, Ranunculaceae, Cyperaceae и Juneaceaae). Некоторые виды имеют свое географическое распространение на всем пространстве моего коллектирования, так например: Smylacina bifolia или Majanthemum bifolium, встречающаяся под Петербургом, в громадном количестве усеивает всю дорогу от Повенца на Телекино к северу от Онежского озера, сопровождаемая там Epilobium angustifolium (Ивав-чай) и Rubus Chamaemorus (морошка). Также настойчиво преследуют они дороги и тропинки Кольского полуострова до самого города Колы. Вышеназванные Epilobium angustifolium и Rubus Chamaemorus сопровождают ее. Кроме того, например: Cornus Suecicca, очень редко встречавшееся в Сумском посаде2, в Сороках попадается целыми группами на кочках, около корней берез в постоянном сопровождении Trientalis europaea; он растет так густо, что совершенно застилает бруснику и образует на кочках целые мохнатые купола. Севернее находили его по всему побережью Белого моря, как это видно и из гербария, в Сухой губе, Керети, Кандалакше. На Зашейке, т.е. на южном конце озера Имандра Corn. Suec. достигает апогея своей силы и постоянно встречается неразлучно с Trientalis europ. В Керети 30 июня я находил Corn. Suec. вызревавшим вполне, с большими черными плодниками в числе 6-9. В Коле, 10 августа Corn. Suec. тоже вызревал и нес крупные ярко-красные ягоды, очень напоминающие бруснику. Все это можно видеть из гербария. Особенно еще интересно то, что на Зашейке, т.е. в том пункте, где я чаще всего встречал Corn. Suec., он часто после начала цветения вдруг начинал прорастать дальше и нес из [4] цветка листостебельные побеги. Из Rosiflorae или из Rosaceae, Rubus Chamaemorus, arcticus, Saxatilis, ideaus, распространены до Кандалакши одинаково; далее Rubus Saxatilis была мною встречена около Хибиных тундр в последний раз, а Rubus idaeus почти в том же месте на средине озера Имандры в Икострове. Из Compositae Gnaphalium dioicum встречается совершенно безразлично от Сумского посада до самой Колы и на высоких Хибиных тундрах в пределах распространения лесной растительности. Ranunculus же и Potentilla тоже не обнаруживали изменения ни в росте, ни в количестве. Из Papilionaceae под Хибиными тундрами был найден мною роскошный экземпляр рода, оставшегося неопределенным, так как он еще не цвел. В Коле найдены виды Trifolium’a repens – северная разновидность. В Сухой губе найдено много представителей Papilionaceae на морском берегу, в песке, в подошве прибоя, они также роскошно растут и в полном цвету. Trifolium pretense найдем в последний раз только на Зашейке, на южном конце озера Имандры3. Что касается лесной растительности, то границы ее простираются севернее города Колы; я проезжал верст на 10 в Кольскую губу и всюду, по обоим берегам, находил разнообразную древесную растительность хотя и незначительных размеров. Мною определена высота Горелой тундры – горы, лежащей по реке Коле, в 7 верстах на север от города того-же имени, и растительность древесная поднимается выше ее половины именно 137 м. На самой вершине находил я совершенно низкорослый Empetrum nigrum, Betula nana, Betula alpinа, все это в виде ползучего, стелющегося кустарника, поднимающегося над землей не выше 2-3 вершков. (Высота Горелой тундры = 257 метрам).

Для того, чтобы дать ясное понятие о размерах деревьев, привожу следующие цифры, относящиеся к измерениям, сделанным на Овечьей Вараке, находящейся в 3 верстах на [5] север от станции Кицы, или в 35 верстах на юг от города Колы; лес, мною измеренный, растет на самой вершине горы и состоит преимущественно из сосен, берез и елей.

Измерение окружности стволов производилось на высоте 1 метра от земли; при этом я без особенного выбора измерял все деревья покрупнее, которые мне попадались у самой тропинки.

Сосна: Sm. 68, 88, 130, 93, 139, 135, 133, 133, 127, 122, 170, 149, 133, 127, 120, 113, 137, 155, при этом высота от 5 до 6 сажень – 10, – 11, – 12 метров. Следовательно средний обхват = 126, 22 Sm.

Южнее, на Хибинах горах, громадный сосновый лес покрывает склоны гор до первого уступа; внизу – на берегу он громадных размеров и особенного характера; стволы с их колоннами, совершенно ровными и прямыми до самой вершины и только там пускающими толстые, прихотливо изогнутые сучья, на высоте 7-8 сажень, толщиной в 30-60 Sm. самые же стволы средним числом около 200 Sm. в обхват.

Что касается до других пород, то в 3-4 верстах на запад от Колы по реке Туломе я встречал ели высотой до 12, 13 сажень, растущие группой по 5 штук из одного корня (против Караульной Вараки). Ели вообще такой же толщины, как и сосны. Осины находим по реке Туломе целыми рощами, отдельно растущими, по склонам гор и крутых берегов, в обхвате 3-4 Decim. Южнее под Кандалакшей даже одна гора получила свое название Осиновой Вараки, вследствии преобладания означенного леса. Рябина встречается отдельными экземплярами. Цвела она на Хибиных горах 25 июля.

Вообще на основании всего вышеприведенного я могу сделать следующее заключение: полоса лесной растительности подходит до самого крайнего северного пункта пути мною пройденного; в Коле леса в полной силе, хвойные и лиственные деревья не измельчали и не стали корявыми. Даже [6] березы достигают высоты 5-6 сажень и остаются такими же прямоствольными и гладкоствольными как и в Финляндии напр. Размеры стволов доказывают силу их роста. Влияние севера сказывается также слабо и на хвойных деревьях. Так сосна почти вовсе не видоизменяет своего habitus’а, только ель теряет свой типичный вид и то в зависимости от сильного истощения почвы. Так на мелких островках озера Имандры мне приходилось встречать рядом роскошно развитые экземпляры и совершенно чахлые, тощие, вытянувшиеся в высоту, с тонкими точно чахоточными стволами и редко расставленными короткими сучьями.

Как бы некоторый перелом в характере растительности нашел я на перевале, в Масельке. Там очень тощий грунт. На каменистом ледниковом наносе лежит слой торфяника в пол-аршина толщины; местами он переходит в кочковатое болото, поросшее кустарником, ольхой, березой, Spiraea ulmaria; на таком грунте, естественно, мы встречаем только корявые березки с скрученными и уродливо выгнутыми низкорослыми стволами; сосны тоже небольшого роста – сажени 2-3. Такого же характера местность находим еще далее, за станцией Кицы, на сухопутном переходе, в расстоянии 8 верст от Кицы, характер местности такой же, торфяное кочковатое болото, поросшее изредка корявыми березками да чахленькими сосенками. Но далее по реке Коле находим растительность обновленной.

Так напр. по реке Коле, недалеко от Шуньги, горы, находящейся у конца порогов, откуда приходится ехать на лодке, древесная растительность густо устилает склоны гор по обоим берегам. Березы густолиственные перемешаны с осиной, ольхой, рябиной, вереском, сосной, ерником (Empetrum). Формы берез при большом росте и роскошной раскидистости ветвей вполне подходят к обычным под Петербургом хорошо развитым экземплярам.

Из мелких кустарников интересно, например, присутствие на реке Туломе красной смородины, именно мною была найдена 9 августа, на Харитоновом острове, в 20 верстах от Колы, вполне вызревшая красная смородина. [7] В моем гербарии сохраняется именно этот экземпляр. Что касается до отсутствия древесной растительности на северном берегу Кольского полуострова, т.е. на самой прибрежной узкой полосе Мурманского берега, то я полагаю, что к этому должны существовать какие либо особые причины. Я думаю, что могу представить по этому вопросу несколько соображений. Известно, что в самой полосе прибоя морских волн не могут расти даже лишаи, поэтому тут мы находим совершенно оголенные скалы. Только на таких скалах, которые первоначально сильно выветрились от действия влаги и атмосферических перемен температуры и потом были разъедены лишаями, закрепившимися на них, может потом гнездиться и другая растительность. Поэтому, так как все северное побережье Кольского полуострова находится в период поднятия, то оголенные скалы полос прибоя понемногу отступают постепенно от линий воды и отступление идет на столько быстро, что при тех суровых условиях существования растительности, которые имеют место для данной широты, она только очень медленно, шаг за шагом, может отвоевывать себе участки из широко нарастающей безрастительной полосы скалистого побережья. Затем, при частых бурях, с постоянным продолжительным северным ветром, – севериками, морянкой, волны на далекое пространство захлестывают свои брызги, поэтому полоса прибоя широка и растительность не может развиваться; естественно, что нет условий и для развития лесов.

Вертикальная линия распространения лесной растительности также доказывает, что леса должны бы были идти еще далеко на север; так на Горелой тундре около Колы высота лесной растительности 137 м. Вид на окружные тундры доказывает только то, что на голых скалах так трудно обосноваться какой либо и не древесной растительности, особенно при тех суровых условиях, какие имеют место для данной широты. Но голые скалы эти непременное условие северных пейзажей, так как куполовидные вершины горы совершенно лишены ледникового наноса.

Высота распространения лесной растительности была мною [8] определена и в Хибиных тундрах, т.е. горах, находящихся внутри Кольского полуострова, на пути из Кандалакши в Колу. Они лежат на восточном берегу озера Имандры, почти посредине его длины, на широте между параллелями 670 45’ и 680. Я поднимался на эти горы и достиг высшего их пункта – Высокого мыса; высота его равняется 290 метрам (=3020’).; абсолютная древесная и кустарная растительность прекратилась на высоте 400 метр., далее к верху встречалась только альпийская флора в отдельных представителях, например Papaver alpinum. На высоте от 350 до 400 метров, только ерник – Betula nana и разновидность его Betula alpine встречается в виде очень низкорослого кустарника, меньше одного аршина высоты; затем видоизменение его состоит в том, что ветвистость его сильно уменьшается и наконец находим совершенно приземистый кустарник в 1 децим. высоты, ползучий, с длинными плетями и маленькими листочками, не более 7-8 миллим. длиной. Первый уступ Хибиных тундр, явственно закругленный и обточенный в форме Roche moutonnee представляет как раз границу распространения кустарников. Леса поднимаются не свыше 250 метров4. В Коле, именно на Горелой тундре, лесная растительность поднимается на высоту 137 метров над уровнем моря, следовательно под широтой 690. Естественно, что это обстоятельство служит также очень важным доказательство в пользу того, что растительность распространяется еще далеко на север. Я говорю, конечно, про лесную, древесную растительность. Сосны и березы, которые поднимаются до означенной высоты, внизу, у уровня воды в Кольской Губе, имеют высоту – первые от 3 до 4 сажень, вторые от 2-2 ½. Здесь растительность весьма разнообразная; к названным породам примешивается много кустарников, но далее преобладают березы, даже над соснами, – размеры их на вершине до 2 аршин; обыкновенно в той полосе, где исчезает растительность, березы растут одиночными [9] экземплярами, далеко раскинутыми один от другого; средняя высота их 2, 1 1/2 и даже 1 метр, они несут очень небольшие листья и стволы изогнуты и скрючены – так называемые, корявые березы; толщина стволов сохраняет еще довольно значительные размеры, до 20 сантим.

Что касается до коллектирования по петрографии, то результатами своими оно дало собрание образчиков с всего западного побережья Белого моря и с Кольского полуострова по пройденному мною пути.

Главным образом здесь развиты гнейсы и гранит и преимущественно переходные формы гранито-гнейсы и гнейсо-граниты; так на протяжении западного побережья Белого моря, от Сумского Посада до Керети, мы встречаем исключительно только одни указанные породы различных видоизменений более или менее крупного зерна, богатые значительными примесями и включениями. Как типичный представитель этих пород мною был описан гранато-гнейс с Сумострова в геологическом отделении Общества.

Затем находим различные сланцеватые породы, так в Кузокоцкой губе, на Среднем острове – хлоритовый сланец. Далее к Кандалакше, на берегу роговообманковый сланец, черного цвета, чрезвычайно мелкозернистый. Еще севернее, на озере Имандре, на южном берегу гнейс серого цвета, на восточном берегу, верст на 50 севернее, роговообманковый сиенит с содержанием лучистого камня. На юго-западном берегу Имандры, на Сырой Тундре, в 7 верстах от Зашейка – гранулит. На северном берегу белый сиенит с выходами его по Куреньга вараке.

Тут приходится, к крайнему моему сожалению, указать на только что вышедшую работу Штельцнера, в которой уже определено большинство пород, развитых в окрестностях Умбы и Порьей губы, так что можно предполагать, что большинство этих же пород окажется имеющими соответствующие выходы по берегу озера Имандры, а следовательно и собранные мною породы уже теперь определены в Германии.

Теперь я обращусь собственно к моей поездке и пола[10]гаю необходимым описать тот путь, которого мы держались, причем позволю себе останавливаться на более интересных деталях и пропускать неважное.

Выехав вместе с прочими членами Мурманской экспедиции 29 мая из Петербурга, я проехал на пароходе до Повенца. Оттуда пришлось ехать частью на лошадях, частью на лодках. Считая совершенно излишним останавливаться для исследований в местности, уже изученной многоуважаемым А. А. Иностранцевым, я ехал безостановочно до самых Сум. Укажу здесь только на видные с дороги холмы, по почтовому тракту, на последнем переезде от Лапинской станции до Сумского Посада. Холмы, длинной грядообразной формы, вытянулись в пять рядов, параллельных друг другу и параллельных дороге, идущей здесь с севера и северо-востока на юг – юго-запад. Они расположены по правую руку дороги, следовательно на восток, в полуверсте или немного больше. Высота их, вероятно, превзойдет 15 сажень. Длина около полуверсты. Это, очевидно, прекрасно выраженные озы, вытянувшиеся по совершенно прямому направлению. Их мягкие очертания с дугообразно изогнувшейся хребтовиной, так наз., седлом, с постепенно склоняющимися концами и прямыми однообразными проходящими между ними корытами.

От Сумского Посада до Кандалакши не существует сухопутного сообщения, поэтому пришлось ехать морем. Я присоединился к гг. Лаврову и Плеске, с которыми должен был пройти вместе чрез Кольский полуостров. Будучи связан временем, я не мог произвольно останавливаться в известных пунктах и оставаться там по своему желанию. Приходилось безостановочно двигаться вперед и производить наблюдения попутно.

Все западное побережье Белого моря изобилует островами, лудами, коргами и отмелями. Берега по преимуществу скалистые. Породу их составляют красный и серый гнейс5. У Сумского Посада высота берега незначительная и отмели тянутся на очень большое расстояние, так что при отливе видны рассеянные валуны на расстоянии полуверсты от бе[11]рега. Такой же приблизительный характер сохраняет берег и около Сухой Наволок, Сорок и далее; у Кеми берега уже значительно выше, а около Керети, в губе того же имени, они достигают грандиозных размеров. Но острова и луды не покидают берега и здесь. От Сум тянутся острова сплошной полосой до Сороцкой губы, мыса Тумища, где находится остров Молчанов; здесь от мыса, находящегося на противоположной стороне Сороцкой губы, Выос-наволока, немногим дальше Кеми, до Студенского носа, все пространство опять выполнено островами. Но начиная отсюда и минуя Польгаму, Гридино, Сухую губу до самого устья Керетской губы, до Шарапова мыса нет групп островов; берега голы, и встречаются только отдельные луды, из которых наиболее значительные Голомянные луды около Кандалакшской губы. Начиная от Шарапова мыса, с Пежострова, острова тянутся до самой Кандалакши. Лудами здесь называются низменные скалистые маленькие острова, немного возвышающиеся над поверхностью воды или же показывающиеся только во время отлива. Форма их обыкновенно чрезвычайно однообразна. Круглый, овальный вытянутый остров, [12] гладкообточенный сверху, закругленный действием ледников и последующим обтачиванием воды, в различные стороны сбегает к воде низменными скалистыми мысками, грядками, которые обточены и выглажены водой и потому, вместо господствующей на верху – приплюснутой куполообразной формы, представляют после легкого, – постепенного перехода, – преобладающие вогнутые поверхности. Таков характер луд по всему побережью.

Корги представляют длинные скалистые кряжи, покрытые сплошь грудами валунов, на которых всегда пенится разбивающаяся об них волна.

Из всего побережья наибольший интерес представляет несомненно один маленький островок, лежащий в Кузокоцкой губе, севернее Керети. Это Средняя луда.

Небольшой островок овальной формы вытянут по направлению с N на S. В высшем пункте он возвышается над водой не более 5-6 метров. С северного конца засыпан грудами валунов. С южного обрывист и спускается в воду крутым закруглением – бараньим лбом. Прямо поперек острова тянутся 3 глубоких желоба – корыта, прорезывающих его насквозь; следовательно, направление их W – O6.

Одни самый широкий желоб – глубже других, до 4 метров. Остальные два около 2 метров, – они вытянуты параллельно друг другу на расстоянии полутора-двух метров. Это очевидно результат бороздящего действия ледников; как доказательство могу привести следующее. В самом северно глубоком корыте, на северном откосе, на отвесной стене и на дне прекрасно выражены ледниковая полировка, борождение и царапины. Затем седловины гладко обточены и покрыты такими же царапинами и шрамами. Затем весь западный берег этого островка представляет целый ряд типичных “roches moutonnees”. Кроме того на высшем пункте острова несколько прямолинейных каменных кряжей, вытянутых с W на O; и в небольшой котловине выточенный [13] в скале каменный кряж, не более полуметра высоты и дугообразной формы, описывает крутую кривую, напоминающую гиперболу. Интересно именно то, что все эти ледниковые образования собраны на небольшом островке, имеющем около 50 сажень длины. Следовательно здесь было не ледниковое море, а настоящие глетчеры. Стоит обратиться еще к ближайшему берегу в окрестностях Керети, чтобы видеть, что действительно географический характер местности находится в полном соответствии с только что описанными отношениями.

В Керетской губе южный берег тянется прямо с запада на восток; он очень правильно выточен по прямой линии и целая узкая гряда валунов унизывает побережье; в узких местах берега тянутся параллельно; Пеж-остров, Кереть-остров, Баклаши и Средний все вытянуты в одном направлении с W на О. Глубокая Чупа-губа тянется в одном направлении около 30 верст, с W на О, незначительно уклоняясь к S. На западе от Кузакоцкой губы два Нильмозера вытянулись, по тому же направлению W-О, совершенно параллельно друг к другу. Общее направление рек тоже самое. Направление реки Черная. Целый ряд озер и рек; напр. – Кума-иокки, Кундо озеро, Кукас озеро, Чал-озеро, Нот-озеро, Габ-озеро и Габозерские ложбины вытянулись по одному направлению с Запада на Востокю

Озера Гангас, Ярвич-ярви, Кириллово и Кичаны – Верхние, Нижние и Средние вытянуты в том же направлении параллельно предыдущему ряду. Стоит еще взглянуть на детальную карту Финляндии на границе, по той же параллели, чтобы резко бросилось в глаза то однообразие очертаний и строгий параллелизм линий, сохраняющийся в деталях и в общем направлении рельефа страны. Следовательно глетчеры, а никак не ледниковое ложе, были виновниками этой правильности очертаний, мягких контуров, общей закругленности, плавности линий и отсутствию резкой угловатости. Все сглажено, обточено, отшлифовано местами, и положена печать этой работы в виде царапин по шлифованию, в виде штриховки и борождения.

[14] Далее на севере, вдоль всего западного берега, тянется целый ряд островов, большей и меньшей величины, но сохраняющих постоянно все тот же характер – луд в увеличенных размерах. Так продолжается до самой Кандалакши. Здесь характер берега уже не тот. Целый ряд гор цепью тянется вдоль всего берега, и уже вскоре после выезда из Керети, можно было ясно различить высокую Турью гору, поднимающуюся на противоположном Терском берегу. (Выс. 500’). (500’ = 152,4 метра). Над самой Кандалакшей высятся несколько тундр, т.е. гор, имеющих обнаженные вершины. Таковы Крестовая, Железная (900’), ( 900’ = 274,4 метра), Волосная. Деревня Кандалакша расположена у самого устья реки нивы, берущей начало в озере Имандре. Часть домов расположена на левом берегу реки, скалистом, состоящем, по-видимому, из выходов рогово-обманкового и хлоритового сланцев. Другая – на правом, представляющем мощную толщу ледникового наноса, преимущественно песчанистого характера, с массою гален и валунов. Большая характерная сельга вытянулась здесь параллельно берегу; вся усыпанная крупными валунами, она одни склоном спускается к деревне, другим к лежащей за ней низине, по длине она вытянулась с запада на восток. У подножия ее, как и по всему южному склону, рассыпана целая масса валунов, которые местами собраны целыми грудами и так спускаются вместе с берегом к самой поверхности воды. Далее по берегу, на северо-запад, по дороге, здесь проложенной, наблюдается ледниковый нанос более песчанистого характера, который наконец переходит в сыпучий песок. Он чисто белого цвета, почти исключительно кварцевого состава. Такой характер его можно проследить не меньше как на протяжении версты. Очевидно, здесь происходила переработка разнообразного материала и его рассортировка. Только на высоте 3-4 сажень сохраняется такой характер пуску. Далее идет полоса леса, в котором опять бросаются в глаза крупные валуны. Такую постепенную сортировку материала можно приписать только деятельности воды. По моему мнению, здесь, следовательно, произо[15]шло значительное поднятие. Это вполне соответствует тому, что мне придется сказать об озере Имандре и реке Коле.

Река Нива на всем своем протяжении, в 30 верст длины, представляет сплошные пороши или водоскат; уже в самом устье ее длинные кряжи валунов образуют опасные корги, которые однако не мешают местным жителям ежедневно по нескольку раз переезжать реку в небольших карбасиках и даже в челночках чрез печку, как там называют сильно клокочущие пороги. Только в двух местах она образует незначительные плесы. Это более широкие места, где вода, удержанная круто поднимающимся следующим порогом, образует заводь и совершенно гладкая поверхность, в контрасте с бурно несущимся потоком, напоминает скорее озерко, чем реку. Берега реки, начиная от самой Кандалакши, крутые и обрывистые и состоят из мощной толщи ледникового наноса с громадными, включенными в нем валунами. Такие же валуны гигантских размеров выстилают и все русло. Шумно несущаяся вода бешено налетает на более выдающиеся из них, подскакивает, разлетается в брызги и пену и, охватив препятствие, несется дальше до нового прыжка и новой потери силы. Так как тропинка, по которой мне пришлось идти на Имандру, тянется не по самому берегу реки, а значительно отступая в сторону то я не мог проследить реку на всем ее протяжении. Но полагаю, что можно с уверенностью сказать, что характер остается тот же.

Река Нива берет свое начало из озера Имандры, лежащего среди Кольского полуострова, между широтами 670 20’ и 680 10’ и тянущегося на протяжении 90 верст с севера на юг. Она течет на протяжении 33 верст, в направлении с северо-востока на юго-запад, и протекает при этом чрез озеро Пинозеро. Почти на всем этом протяжении 33-х верст Нива представляет сплошной горный поток, бурно несущийся по каменистому ложу, заключенному в узких берегах. Так как Пинозеро имеет в длину 5 верст и кроме того еще есть плес до 4 верст длиной, где Нива течет спокойно, то приняв поверхности обоих этих плесов за го[16]ризонтальные, мы можем 9 верст выключить из общей длины реки и тогда получим уклон реки в 24 версты (24 версты = 25633,2 метра) длиной с разностью уровней Кандалакшской губы и озера Имандры в 110 метров, что составит отношение высоты к длине приблизительно 1:233. Понятно, что если на каждые 10000 метров падения равняется 43 метрам или на 10000’ = 43’, то как сильна должна быть размывающая сила этой реки и действительно мы видели, что она переносит громадное количество взвешенного материала. Что касается до ее берегов то, они высоки у Кандалакши и достигает 5-7 саж. далее местами до 10. Мне приходилось идти по берегу реки версты 4-5, затем тропинка сворачивает в сторону и приходится подниматься на целый ряд возвышений, носящих название “варака”; самая высокая из них Заборная, она достигает 148 метров. Но из возвышений, лежащих в стороне от моего пути, могу казать на видимые из Кандалакши Тундры Железную, Волосную, Крестовую, Плесову-Тундру – до 400 метров, находящуюся в 12 верстах к северу от Кандалакши. Указанная заборная варака составляет перевал, за ней дорога спускается под гору и скоро приходится ехать на лодке, затем следуют снова подъемы в гору, потом опять спуск, опять на карбасе и наконец последний 7-ми верстный переход.

Озеро Имандра тянется на протяжении около 90 верст с севера на юг. На южном своем конце оно образует крутой заворот на запад. Это так называемая Бабинская Имандра. Самый южный конец носит название Иокостровской Имандры. Она шире северной и отделяется узким проливом около Иокостровской станции. Северная, почти прямая, образует на западном берегу две глубоких губы Виту-губу и Мончу-губу, отделяемых друг от друга Рикатайболой. Как Вита, так и Монча губа подходят вплотную к громадным горам – Чауны-тундры. Прямо против них распложены на восточном берегу Хибины тундры. Как ни близко они расположены, но обе эти цепи гор носят совершенно своеобразный характер. Хибины тундры представляют целое плато, занимающее обширное пространство в форме [17] прямоугольника, тянущегося длинной стороной, по словам лопарей, на 60 верст, перпендикулярно длине озера, и по берегу его на 40 верст. От главной массы плато, которое все разбито глубокими и узкими долинами, так называемыми логами, отделяется целая система параллельных отрогов, спускающихся к озеру. Как основная масса гор, так и эти отроги гладко обточены, выровнены, очевидно, силою ледников. Эти склоны имеют форму каменистых кряжей, гряд, отлого спускающихся как по своей длине, переходя понемногу в характерные куполообразные закругления, гигантские Roches moutonnees, так и по своим крытым склонам, ведущим в логии, гладко обточенные и закругленные. На верху в логах залегает местами сохранившийся снег. Внизу, у подножия описанных гряд, почти непрерывной полосой тянется гряда валунов, высотой метров на 30-50. Она густо поросла гигантским сосновым лесом, которого голые колонны высоко поднимаются вверх и только там раскидывают в разные стороны причудливо извивающиеся толстые сучки, образуя таким образом широкий шатер и напоминая по форме те сосны, которые покрывают склоны Крымского Ай-Петри (они остались еще неопределенными). Хибины тундры состоят из крупнозернистой роговообманковой породы, в которой преобладающими составными частями является роговая обманка и матовый, зеленовато-серый ортоклаз. Порода эта так легко выветривается, что вся масса нередко бывает разбита глубокими трещинами, обусловливающими делимость ее на призматические, столбчатые отдельности7. Восхождение поэтому очень затруднительно; на верху горы находим настоящие россыпи. Растительность поднимается, как я уже говорил, на высоту 400 метр., т.е. и заканчивается низкорослыми порослями ерника и вороники. Далее на вершине встречается характерная альпийская флора, большею частью очень мелкие растения. Укажу на изящные Papaver alpinum, раскинутые отдельными экземплярами по голой черной поверхности вершины Высокого мыса, на который я поднимался. Затем Anemone Potentilla.

[19] Та сплошная полоса валунов, которая тянется у подножия гор, поросла густым и толстым покровом мха, который, следовательно, не дает повсюду доступа к ее осмотру. Но местами можно совершенно ясно видеть, что все более мелкие части, как песок, голыши, гравий, вымыты водой. И здесь, следовательно, работала вода; но ясно определить границу той высоты, до которой она достигала, я не могу, так как нет определенных признаков и моховой покров вплотную застилает все своим толстым слоем, minimum равняется 50 метрам ( до 200 м.). Чауны-тундры носят совершенно другой характер. Издали они представляют цепь гор, составленную из отдельных правильных конических возвышенностей с остроконечными вершинами, высоко поднимающими с своими окруженными снегом пиками и рисующимися на небе в виде редко-зубчатой линии. Доступ к ним на столько затруднителен, что проводники лопари отказались меня туда вести.

Озеро Имандра вообще мелкое, (так что легко видно его дно), между этими двумя цепями гор достигает своей наибольшей глубины в 25 сажень. Дно его, как и русло Нивы, состоит из сплошного слоя крупных валунов, и песчаные берега, как и песчаные отмели, здесь большая редкость. Целая масса островов, покрывающая всю Имандру, представляет или выходы коренных горных пород или сложена из валунов. Большие из них вытянуты по своей длине с северо-востока на юго-запад. Таков Высокий остров, лежащий у подошвы отрога Хибиных тундр, носящего название Высокого мыса. Таков Cяв остров. Но по ним проходят глубокие и широкие долины, покрытые в настоящее время толстыми торфяниками, которые ясно указывают, на то, что не так давно здесь присутствовала вода и это были проливы. На Высоком острове, например, совершенно ясно обозначается такой обсохший пролив, идущий с севера на юг. На этом же Высоком острове, на восточном его берегу, мною были найдены ясные признаки ледникового борождения, в виде полировки, шрамов и царапин, идущих по направлению с севера на юг. Все эти царапины и шрамы параллельны. [19] Но есть еще другая система, также параллельных между собой, но перекрещивающихся с предыдущими царапин, направление которых NNW-SSO, под углом в 100 с предыдущими. Хибины горы, к несчастию, не дали в этом отношении решительно никаких указаний, вследствие выветрелости составляющей их породы. На Сырой Тундре, при южном конце Имандры, я нашел направление шрамов W-O. Вообще если обратить внимание на рельеф страны, то странное сочетание направлений W-O и N-S бросается в глаза. Самый значительный лог Хибиных Тундр – Долгий лог, тянется насквозь, мимо Гребенья, с S-N. Все логии, выходящие на Имандру, идут с O на W/ Чауны-тундры – N-S. Параллельно Имандре тянется Умбозеро на востоке; направление его N-S. Соединящая их система – 2 Чуднезера и 2 Свимбозера; река и озера Печа вытянулись строго по направлению W-O. На западе – Ольчезеро, Кусколь, ламбино, Кашкозеро, Сухоламбино, Мончозеро, Кувда-ярви и Рогозеро, имеющее сток в Мончу-губу – идут также с W-O. Южнее такая же система озер: на западе – Оз. Военское, р. Военская, два Челмозера и два Пиренгозера на протяжении до 70 верст тянутся в одном направлении W-O. Южнее параллельно им Калонгозеро, Кандас и Бабинская Имандра составляют такой же ряд. Находящийся здесь остр. Ерш и Камиев наволок вытянуты в том же направлении. Озеро Нявк-ярви совмещает в себе оба эти направления и представляет по своей форме крест, две ветви которого горизонтальны, две другие, им перпендикулярные, вертикальны; т.е. W-O и N-S выражены вполне ясно, даже в параллельности берегов.

На севере от Имандры лежат два озера: Пелес-озеро и Колозеро, продолжающие тот же ряд N-S. Между ними находится водораздел. Он представляет собой узкую полосу земли, не более одной версты ширины, едва возвышающуюся над поверхностью вод того и другого озера и занятую торфяниковым болотом. Идущий дальше ряд озер уже уклоняется от общего направления N-S, которого прежде держались, и следующие от Колозера реки и озера направ[20]ляются с юго-запада на северо-восток. Это пара больших озер Пулозеро и Мурдозеро и река Кола до Кицкой станции. Затем общее направление реки Колы на N. Стоит взглянуть еще на Нотозеро и на Кольскую губу, чтобы с уверенностью сказать, что здесь, очевидно, было два различных периода, в течении которых последовательно действовала сила, избороздившая тут земную поверхность, и как результат суммирования обеих сил, получается среднее направление, промежуточное между двумя предыдущими. Первоначально направление движения должно было быть S-N, последующее с W на О. Первое было значительно сильнее и оставило гораздо большие неровности в рельефе страны; второе слабее, но продолжительнее, потому оно не успело окончательно уничтожить следы предыдущего, а само оставило более значительное числом, чем размерами, борождение.

Имандра возвышается над уровнем океана на 110 метров, но оно еще не составляет высшего пункта на Кольском полуострове, так как принимает в себя реку из Пелесмозера, которое лежит к северу и тянется прямо в том же направлении. Между Пелесмозером и Колозером находится водораздел; это узкая низменная полоса земли, покрытая торфяником, не шире 1 версты и не выше 3-5 метров. Оба озера лежат на одной высоте и высший пункт находится на северо-востоке от них; именно озера Тундозеро и Безымянное, из которых, из первого вытекает река Выро-иокки, впадающая к югу в Пенесмозеро, из второго Орловка, впадающая в Пулозеро. За Пулозером следует Мурдозеро, из которого берет начало река Кола, падающая на протяжении первых 20 верст порогами, поэтому, приходится идти пешком 18 верст; здесь находится высокая Овечья варака, абсолютная высота которой 185 метров. Тут я производил измерения деревьев. Далее за Овечьей варакой дорога понемногу спускается вниз и приходится идти или по ровной, сыроватой местности, или же по незначительным возвышениям среди небольших озерков и торфяниковых болотец. Этот переход самый большой и составляет 18 верст. При самом конце его приходится под[21]няться на небольшую вараку, носящую название Шонги. Она возвышается абсолютно на 55 метров; затем следует очень крутой спуск с нее прямо к реке Коле. Тут представляется чрезвычайно живописный вид, какой трудно себе представить на севере. С крутого уступа Шонги, среди небольшой просеки, виднеется узкой голубой полосой вьющаяся внизу река Кола с широкими песчаными берегами, к которым вплотную прилегают крупные хвойные леса, оттеняющие своей темно-голубоватой зеленью желтизну песков. Эти леса круто поднимаются в гору, изредка перемешиваясь с более нежной зеленью берез, и, переходя с одних высот на другие, теряются на горизонте.

Переезд на лодке, который затем следует, не представляет ничего особенного, кроме часто попадающихся небольших порогов, по которым приходится спускаться, пользуясь опытностью кормчих.

От станции Кицкой до Колы приходится часть пути сделать пешком, часть на карбасе. Здесь я обратил особенное внимание на древесную растительность, которая на Хибиных горах, как я упоминал, достигает значительной мощности, в особенности сосны. Ели несколько тощают, сильно тянутся вверх и несут очень короткие и редкие ветви. Около Масельской станции на Колозере, правда, растительность значительно слабее, но это объясняется весьма тощим грунтом. Далее, на север от Кицы, в 8 верстах, наблюдается как будто перелом. На небольшом торфяниковом болоте тощие корявые мелколистые березки скрючились своими тонкими стволами и несут странную крону листвы на вершине, чахлые сосенки не отстают в уродливости от своих соседок, и только голубца и багульник, да ерник во всю мощь разрастаются на своей моховой подстилке. Но тотчас же далее, при подъеме на вараку, являются березы, рябины, ольхи, мощные сосны и ели, осины – целыми группами и тоже самое повторяется у самой Колы и по реке Туломе, которая поражает своей разнообразной растительностью.

При попытках определить глубину мерзлоты меня, к несчастию, постоянно постигала неудача; так в Кандалакше, [22] на зашейке Имандры и на Масельске я скоро докапывался до ледникового наноса, не смотря на то, что сверху залегал толстый пласт торфяника, на котором стояла вода. У подножия Хибиных гор повторилось тоже самое.

В последнем пункте, где я производил свои исследования, в Коле, я нашел ясные признаки поднятия, на которые считаю долгом здесь указать. При соединении Колы с Туломой они образуют острый мыс, незначительной высоты, на котором расположен город Кола. Над городом высится с юга Соловарака, поднимающаяся на высоту 80,6 метров над равниной. Если с высоты этой Соловараки смотреть на поверхность долины, непосредственно примыкающей к подошве ее, то совершенно ясно можно различить старое русло реки, с левым сохранившимся берегом, валунами, устилающими дно и склоны и даже той ясной струистостью, которая образовалась в момент, когда схлынули воды. Ясно определить границу, до которой поднималась вода, теперь нельзя, но минимум поднятия 10 метров. Но на самой Соловараке ясно различимы еще две параллельные и совершенно горизонтальные полосы, обозначающие ту высоту, до которой достигал уровень вод в различное время. Первая находится на высоте 33 метров, вторая 47 метров. По правому берегу Колы, ниже города т. ж. и … видна терраса, соответствующая последнему поднятию т.е. на высоте 10-11 метров. Старожилы кольские уверяют, что это поднятие совершилось еще на их памяти.

Река Тулома, по которой я нарочно проехал в сторону на 30 верст, представляет собой совершенно особенного характера реку. Как известно, она берет начало из Нотозера и при слиянии ее, после 60 верстного течения с Колой рекой (40 верст), стоит город Кола. Затем совместное течение Колы и Туломы носит название Кольской губы и простирается на 60 верст. Высота приливов и отливов в губе весьма значительна и достигает 4-5 метров. Поэтому понятно, что и в Туломе реке, которая спокойно течет [23] на протяжении 7 верст выше Колы, вода сильно поднимается. Но так как очевидно, что на протяжении 7 верст не может быть значительного уклона в спокойно текущей реке, то поэтому она еще понимает первый порог, весьма опасный в обыкновенное время, и идет дальше. При этом поднятии воды наблюдается интересное явление: плавучие пески. Приливная вода, встречая упор со стороны речной воды, медленно кружась, забирает береговой песок, не смачивая его, и спокойно несет дальше против течения. Далее следует второй, затем третий и четвертый пороги, и приливная вода оказывает явственное действие на всем этом протяжении до 25-30 верст выше города Колы.

Особенности характера реки состоит, впрочем, не в этом. Но человеку, которому пришлось бы неожиданно очутиться здесь, никак не захотелось бы поверить, что он находится на крайнем севере Архангельской губернии. Весь характер местности, красивые скалистые горы (Караульная, Соколья, и др. вараки), живописные, роскошно облиственные островки, неожиданные повороты реки с ее порогами, и в особенности роскошь разнообразие растительности, бросающиеся в глаза, поражают каждого. Для примера приведу цифры. Ели, найденные мною против караульной вараки, возвышались на 12-13 саж. (25 метр.). Осиновые рощи сплошь покрывают на полверсты и на версту берега. Даже травы достигают громадных размеров. Чертополох, на песчаном Матрешкином островке, достигает высоты 2 метр. и 1 дцм. (21 дцм. = 6,88’), Achillea millefollium до 7-8 дцм. Громадное количество вики, опутывающей Spireae ulmatia и другие растения, бросается в глаза. Здесь я встречал такие растения, которые раньше не попадались. Так на Харитоновом острове нашел я вызревшую красную смородину (9 августа). Здесь же найдено необычайное обилие дичи, тут встретил я и нерп, которые на значительном расстоянии принял за крупные каменья, так спокойно лежали они на поверхности воды; но потом, по мере приближении моего, эти каменья понемногу исчезали один за другим. Присутствие их в 20 верстах от Колы выше по течению дает поня[24]тие о том, на сколько поднимается вода в Туломе. При путешествии их из губы, им приходится пройти три порога, и при этом в порогах вода на столько высока, что эти громадные животные проходят свободно.

По обоим берегам, начиная с Колы, находим выходы горных пород, в виде так называемых пахт, т.е. береговых обрывистых скал, спускающихся прямо в воду. На первых 20 верстах это все гнейсы красного цвета; далее следуют темные, серовато-черные разновидности того же гнейса, с очень большим содержанием блестящей магнезиальной слюды; вследствие этого происходит отличная сланцеватость пород и гнейс получает характер слюдяного сланца, так как по поверхности спайности видны только чешуи слюды. Здесь же на Матрешкином и, в особенности, на Харитоновом острове было мною встречено громадное количество пеструшек (Myodes torquatus). Они поселились на правом, высоком берегу Туломы в небольших холмиках, сплошь источенных их норками и ходами. Красивые эти животные массами заседают в траве и копошатся в ней, при приближении человека они притаиваются на мгновение, и затем с пронзительным визгом стремительно бросаются в свои норки, откуда через мгновение высовывают головы с блестящими черными глазами и черным воротником на шее. Вся местность вдоль берега так изрыта их ходами, что мне не раз приходилось проваливаться в них до щиколотки ноги.

Еще замечу одну особенность, которую представляет Тулома, в сравнении с другими реками севера. Ни одна река, ни Кола, ни Нива, ни другие мелкие реки, соединяющие промежуточные озера, не представляют такого громадного количества переносного материала, как Тулома. Поэтому нигде так часто не встречаем мы песчаных островов и мелей как здесь; и наоборот, корги и луды здесь сравнительно редки, ибо они занесены песком. Песчаные берега преобладают над другими характерами берегов. Объясняется это, конечно, большим уклоном реки, поэтому большей скоростью и силой размывания, и во-вторых, частыми задержками этой скорости, [25] представляемыми течению в виде порогов, так как им всегда предшествуют высокие и широкие уступы скал, представляющие значительный упор воде, следовательно замедляющие течение, и обусловливают поэтому осаждение взвешенного в воде материала. Даже у самой Колы ряд намытых песчаных кос и островков (Татарский, Немецкий) подтверждают сказанное; хотя на нижнем течении реки, на протяжении 7 верст, считая от последнего порога до Колы, наиболее легко выносится материал, так как течению сильном помогает отливная волна. Здесь замечу еще следующее: так как острова Немецкий и Татарский, по наблюдениям местных жителей, подвергаются сильному размыванию и заметно ежегодно уменьшаются в размерах, в особенности татарский, который почти уничтожен, а прежде на нем было кладбище, – то следует заключить, что там, где прежде были все условия для отложения песчаных отмелей, где отлагался при задержанном течении взвешенный материал, теперь, течение усилилось, размывающее действие воды преобладает над созидающим. А это могло произойти только при одном условии, что течение усилилось, в низовье в особенности. Усилиться оно могло только вследствие двух причин: 1) вследствие большого количества атмосферных осадков, 2) вследствие поднятия истоков над устьем, т.е. вследствие увеличения уклона русла.

Но первое не имеет места в данном случае, следовательно течение реки усилилось вследствие увеличения уклона русла Туломы. Затем, если бы поднятие совершилось равномерно, или больше при устье, то Татарский островок вышел бы над поверхностью воды большею площадью. Но в настоящее время, во время прилива, он весь покрывается водой и кости и черепа, в нем когда-то погребенные, свободно вымываются и разносятся водой в разные стороны.

Следовательно, истоки Туломы поднялись сильнее ее устья. То есть, северный берег Кольского полуострова поднимается медленнее средины, и Нотозеро (истоки Туломы), Хиюбины Тундры и водоразделы продолжают подниматься.

Вследствие этой же причины происходит и то, что мы [26] видим размывание реки Колой и Туломой долины аллювиального наноса, ими когда то отложенной. Реки врезываются глубже руслом в горизонтальные песчаные наслоения аллювиального образования.

Предположив противное, мы имели бы из Колы и Туломы в будущем 2 озера, с широкими разливами в северной (позже поднявшейся) низменной их части.

Но поднятие существует и на северном берегу, что доказывают: пахты (отвесные скалы на берегах) с сохранившимися на них ледниковыми шрамами, царапинами и проч., Соловарака с ясно сохранившимися линиями старых уровней воды, отвесные разрезы песчаных берегов аллювиального (слоистого) отложения.

ВЫВОДЫ.

Из всего вышесказанного делаю следующие заключения:

1. Состав коренных горных пород, развитых по западному побережью Белого моря, чрезвычайно однообразен. Это все граниты и гнейсы или переходные формы – гранито-гнейссы и гнейссо-граниты. Кроме них, встречаем еще сланцевые породы – глинистый сланец, хлоритовый, слюдяной, роговообманковый и др. на Кольском полуострове. Преобладают и там граниты, сиениты, гнейсы и роговообманковый сланец.

2. Выходы этих коренных пород редки, потому что всюду они покрыты мощной толщей ледникового наноса, изобилующего громадными валунами.

3. Состав ледникового наноса находится в зависимости от материнской горной породы. Поэтому он состоит почти исключительно из кварцевого песку и полевошпатовых зерен (орто- и олигоклазы) со включением гравия, галек и больших валунов такого же характера.

4. Благодаря местному поднятию берега западного Белого моря (Кемь-Кереть), мы наблюдаем выходы коренной материнской горной породы, с хорошо сохранившимися признаками ледникового борождения. Направление его, W-O, совпа[27]дает с общим характером рельефа местности. (Направление озер, рек, долин, луд, островов, берегов, губ и т.д.).

5. Не только западный берег Беломорья (на Пур-наволок Balanidae на высоте 2 сажень), но и весь Кольский полуостров находятся в периоде поднятия. (Современные раковины на высоте 15 метров, острова на Имандре, Соловарака, Мурманский берег).

6. На Кольском полуострове, как это видно из направления озера Имандры и ледниковых шрамов, борозд и царапин, глетчеры двигались с юга на север (S-N).

7. Так как высший пункт Кольского полуострова лежит теперь на пути этого движения (водораздел – Колозеро – Пельмозеро), следовательно центральная часть Кольского полуострова составляет центр поднятия.

8. Существование побочных косвенных царапин, перекрещивающихся с первыми, указывает на два направления движения, следовательно на два ледниковых периода. (Сырая Тундра, Высокий остров на Имандре).

9. Главное, более сильное движение, направлялось с юга на север, на что указывает телескопическое борождение. (Имандра, Чауны тундры, Хибины тундры, Умбозеро и проч.).

10. Поднятие северного, т.е. Мурманского берега весьма значительно. Северная часть Кольского полуострова поднимается быстрее южной. (Пахта Колы и Туломы – боковые стены ледникового ложа). (Возрастание берегов от Сумского посада до Кандалакши идет прогрессивно).

11. Общий характер Хибиных тундр указывает, что они обточены глетчерами до самой вершины. Общее направление боковых морен, логов (Долгий лог) и телескопического борождения указывает S-N. Следовательно, глетчеры переходили через них. Высота Хибиных гор 920 метров (1067 метров = 1 версте) указывает на громадную толщу глетчеров. 920 м. = 431,2 сажень.

12. Но общий характер местности действия глетчеров – ровная, слегка волнистая долина (пейзаж окрестностей Колы, вид с Горелой тундры). Сильное истирание указывает на то, что Хибины тундры лежали значительно ниже. Возможно [28] поднятие на 200-250 метров. Ясные указания только на поднятие в 50 метров. В “Дверях” есть указание на большее.

13. Все ясные признаки поднятия, борождения и проч. уничтожаются на севере с особенной быстротой, благодаря громадным разностям температуры, деятельности атмосфер, вод и растительности. Лишаи, мхи и водоросли особенно быстро разъедают поверхности камней.

14. На Кольском полуострове встречаем целые ряды значительных возвышенностей (тундры). Главные из них Хибины тундры и Чауны тундры. Летом снег на них не вытаивает. (Температура 200 Ц в тени в полдень). Высоты наиболее значительные определены мною и находятся в приложенной табличке.

15. Водораздел находится к северу от Имандры; именно, из Пелесмозера, течет ручей в Имандру, а из Соседнего Колозера берут начало воды, впадающие через целый ряд озер (Пулозеро, Мурдозеро) в реку Колу, и следовательно в Ледовитый океан.

Растительность.

16. Географическое распространение некоторых видов Кольского полуострова чрезвычайно обширно, так что мы находили общих представителей и на Кольском полуострове и в Петербургской губернии.

Например: Rubus Chamaemorus, arcticus, saxatilis, idaeus; Potentilla norvegica, tormentilla, argentea, anserine ets. Trientulis europ., Smilacina befolia, Gnaphalium dioiecum, Ranuncul. acr., lapon, auric, scelerat, etc. Caltha palus. Epilob. Angustif. и многие другие.

17. При хороших жизненных условиях (напр., при подпочве, происшедшей от разрушения сланцеватых пород) те же виды достигают на крайнем севере роскошного роста, например Papilionaceae в Сухой губе, у подошвы Хибиных гор, на Горелой тундре, в Коле и т.д. Следовательно

18. Главную причину измельчание тех же видов надо видеть не только в изменении климата, сколько в исто[29]щении почвы. Это особенно наглядно доказывается собранным мной гербарием. Масельга, Кицы, и тощие берега Имандры представляют убогих представителей флоры. Тощие торфяники, голый гравий, каменистый ледниковый нанос, состоящий из кварца и неразмельчен. галек полевого шпата, вот причины истощения растений. Около Хибиных гор (где развит роговообманковый сиенит), на Иокострове (хлоритовый, тальковый сланцы), в Кузакацкой губе (глинистый, роговообманковый и хлоритовый сланцы), в Керети растительность является в роскошно развитых представителях.

19. Лесная растительность, по прямому направлению от Кандалакши на Колу, не имеет предела своего распространения на Кольском полуострове. Она идет севернее Колы и доходит до прибрежной полосы, где выбрасываемые океаном льдины (при господствующих морянках) и другие указанные мною условия задерживают распространение лесов (поднятие берега, отсутствие лишаев, вследствие солености воды, а главное – близость океана, температура которого весьма низка, и прочие условия).

20. Вертикальное распространение лесов на горах, подтверждает вышеуказанное. Именно на Хибиных горах (высота 920 метров) леса поднимаются на высоту 200-250 метров (656’-738’) на широте от67045’ до широты 680. На 10 верст севернее Колы, на Горелой тундре, (высота 257 метров), леса поднимаются на высоту 137 м. (450’) на широте 690.

21. Следовательно, на одном уровне с океаном, при тех же климатических условиях, лесная растительность того же состава могла бы расти еще на 30-40, а может быть и 50 севернее, т.е. дот 720-730 северной широты.

22. В состав лесной растительности около Колы, по реке Туломе, входят следующие породы: береза, ель, сосна, осина, рябина, ольха, ивы, можжевельник и Empetrum nigrum. Размеры стволов даны выше.

[30] СПИСОК

Семейств растений, собранных на Кольском полуострове 1880 г.

1. Algae. 26. Lentibularieae.
2. Asparageae. 27. Liliaceae.
3. Betulineae. 28. Lonicereae.
4. Borragineae. 29. Lycopodiaceae.
5. Campanulaceae. 30. Musci.
6. Caprifoliaceae. 31. Nymoheaceae.
7. Caryophylleae. 32. Onagrarieae.
8. Compositae. 33. Orchideae.
9. Coniferae. 34. Papaveraceae.
10. Corneae. 35. Papilionaceae.
11. Crassulaceae. 36. Plantagineae.
12. Cruciferae. 37. Polygonaceae.
13. Cyperaceae. 38. Pomaceae.
14. Droseraceae. 39. Primulaceae.
15. Empetreae. 40. Pyrolaceae.
16. Ericineae. 41. Ranunculaceae.
17. Equisetaceae. 42. Rosaceae.
18. Filices. 43. Rubiaceae.
19. Geraniaceae. 44. Salicineae.
20. Gentianeae. 45. Saxifragaceae.
21. Gramineae. 46. Scrofularineae.
22. Grossularieae. 47. Umbelliferae.
23. Hepaticae. 48. Vaccinieae.
24. Juncaceae. 49. Valerianeae.
25. Labiatae. 50. Violarieae.

Синоптическая таблица родов и видов, с указанием их географического распространения и указ. местной флоры каждой географ. области, будет приложена после окончательной разработки гербария.

Прим. В Кандалакше и ее окрестн. гербаризировал г. Лавров.

[31] ПРИЛОЖЕНИЕ.

Барометрические измерения высот на Кольском полуострове.

№1. Восхождение на Сырую Тундру 15 июля 1880 г.

Показания барометра у подошвы горы, при уровне озера Имандры 746; при показании термометра при барометре 130 Ц и при температуре воздуха 11,4. В 9 часов вечера.

На вершине горы Сыр. Т. показ. баром. 722,1 при показ. термометра при баром. 130 Ц., а температура воздуха 10,6. 10 час. в. Через полтора часа 721,8. Термометр при баром. 10,5. Температура воздуха 9,4.

Барометр.

Термометр при баром.

Термом. возд.

Уровень воды 746

130 С.

11,4

Вершина горы 722,1

130 С.

10,6

Вершина горы 721,8

1005С.

9,4

Широта Сырой Тундры = 670 30’ сев. шир.

 

Верхн.

Нижн.

Показание барометра при 00 в тени.

720,4

744,2

Температура воздуха в градусах Цельсия

10,60

11,40

Высота Сырой Тундры над поверхностью воды озера Имандры = 270,7 метра.

Абсолютная высота Сырой Тундры = 380,7.

№2. Восхождение на Хибины Тундры.

Высота барометра у уровня воды озера Имандры 749,4 при показ. баром. терм. 210 Ц. Темп. Воздуха в 19,2 12 часов дня.

На вершине горы первого уступа Высокого Мыса, показание барометра 720,2 при 230 Ц. при бар. и при температуре воздуха 190 Ц. В 2 часа 45 мин.

Там же, показ. баром 719,4 при 19,50 С. при тем. баром. и при температуре воздуха 170,6 С. В 4 часа 20 минут. На вершине Высокого Мыса (высший пункт Хибин. т.) показание баром. 680,8. Термом. при бар. 13,5. Темпер. воздуха 9,4. В 6 часов, 50 минут.

[32]

Барометр.

Термометр при баром.

Воздух термометр.

Уровень озера Имандра 749,4

210 С.

19,20 С.

1-й уступ Высок. м. 720,2

230 С.

190 С.

1-й уступ Высок. м. 719,4

19,50 С.

17,60 С.

Вершина Высок. м.680,8

13,50 С.

9,40 С.

Широта Высокого мыса 67050’ сев. шир.

Высота Хибиных Тундр над уровнем озера Имандры равна 810,7 метра.

Абсолютная высота Высокого мыса 920,7 метра.

(Высота первого уступа около 300 метров).

Высота Хибиных Тундр = 3020’ = 1300 аршин = 431,2 саженям.

№ 3. Определение высоты над уровнем океана озера Имандры.

Город Кемь. Широта 650. 24 июля 1880. 1 час пополуд.

Барометр

756,7

756,0

755,1

Термометр

17,5

20,50

17,5

Озеро Имандра, у уровня моря воды. Широта 670. 24 июля.

Барометр 746,5

Термометр17,20 С.

Полдень.

Высота озера Имандры над уровнем океана 108,861 метра.

№ 4. Высота овечьей вараки.

2 августа 1880 г.

Барометр 759,5 при 180 С.- У подошвы горы.

С = температ. воздуха 130 7 С.- У подошвы горы.

На вершине баром. 750 при 180 С.

Т = темпер. воздуха 130, 6 С.

φ = 680 30’.

Станции:

 

Нижн.

Верхн.

Показан. баром. привед. к 00 в мм.

757,04

747,57

Температура воздуха в 0 Цельсия

13,70

13,60

Средняя географическая широта φ = 680 30’.

[33] Высота горы “Овечья Варака” относительно подошвы ее = 104,86 метра.

Вершина “Овечеьей Вараки”. Баром. 750 при 180 С.

Т = 13,60; φ = 680 30’.

У поверхности моря баром. 766,6 при 160 С.

 

Барометр.

Терм. бар.

Возд. терм.

Широта.

Овеч. Вар.

750 mm

180 С.

13,60 С.

68030

Уров. океана

766,6 mm

160 С.

10,60 С.

690.

Абсолютная высота Овечьей Вараки 184,7 метра.

№ 5. Высота Шонги вараки.

Вершина Шонги: баром. 761,75 mm при 200 С. при баром.

Темпер. воздуха 13,80 С. Широта 680 40’.

У подошвы горы, у уровня реки Колы баром. 765,75 при 200 С. при баром. Т (темпер. воздуха) = 13,8.

Широта таже = 680 40’.

 

Барометр.

Терм. бар.

Возд. терм.

Широта.

Шонга

761,75

200 С.

13,80 С.

680 40’

Река Кола

765,75

200 С.

13,80 С.

680 40’

Высота “Шонги” относительно ее подошвы (уровня реки Колы) равна 43,9 метра.

Абсолютная высота Шонги = 54 метрам.

№ 6. Высота Соловараки.

На вершине Соловараки показ. баром. 759,2 при 160 С. при баром. Т возд. = 10,60 С.

Город Кола у уровня воды, баром. 766,6 mm при 160 С. и при Т возд. 10,6.

Широта 690.

 

Барометр.

Терм. бар.

Возд. терм.

φ

Соловарака

759,2 mm

160 C.

10,60

690

Город Кола

766,6 mm

160 С.

10,60

690.

Высота Соловараки относ. гор. Колы = 80,6 метрам.

№ 7. Высота Горелой Тундры.

Барометр: показание на вершине 742,2 при 220 С. и при темпер. возд. 17,40 С.

[34] Показан. баром. на уровне воды 764,7 при 200 С.

Температ. воздуха = 150 С.

Широта = 690.

 

Станции:

 

Верхн.

Нижн.

Показан. баром при 00 в мм. 739,2 761,9
Температура воздуха в 0 Цельсия 17,40 150
Широта места 690 690

Высота Горелой Тундры относительно Колы = 256,9 метра.

Абсолютная высота Гор. Т. = 257 метров. 4-го авг. 1880 г.

Измерения на пути из Кандалакши.

Село Кандалакша. 14 июля 1880 г. Показание барометра 758,2 в 2 часа пополудни, температура воздуха 17,6 в0 тени.

В 4 часа попол. 17,20 в тени на воздухе, в лесу.

На Заборной Вараке (высший пункт между плесом и Кандалашской губой); на правом берегу Нивы 744,5 баром. при 210 С. и при темпер. воздуха 140 С. в тени.

Плес на Ниве в 12 верстах к северу от Кандалакши (против Плесовой тундры). Показание баром. у уровня воды 750 при 190 С. при баром.; температ. возд. в тени 50 С.

На озере Имандре, на Зашейке (670 30’) 15 июля 12 час. 30 мин. показн. баром. 743 при 160 С. при баром. и при 14,50 С. в тени на воздухе, 15 июля 5 ч. 170 С. Бар. 743.

   

Т0

Кандалакша.Пок. бар. прив. к 00С. в мм. 755,8 17,60
Заб. варака. 741,7 140.

φ = широта места 670 15’.

Высота Заборной Вараки над урове. м. 148 метр.

Заборн. варака. Пок. бар. при 00 741,7 Темп. возд. 140 С.
Плес на Ниве. Широта 670 15’. 741,7 …………50 С.

Высота Заборн. вараки над Плесом 69 метр.

Следов. высота Плеса Нивы над Бел. мор. = 79 метр.

Плес Нивы. Пок. бар. при 00 747,5 Темп. возд.50 С.
Зашеек на Им. …………………. 740,86 ……………..14,50 С.

Широта 67015’ – 67030’.

[35] Высота Имандры над Плесом 86 метров.

Следов., высота Имандры над Кандал. Губой = 165 метр.

Примечание: Введены поправки только на температуру и широту; влажность же не принималась в расчет.

Все термометрич. Показания сделаны по термом. цельсия Баромтр. По анероиду Naudet.

Таблица высот приливной воды в различных пунктах Беломорья и Ледовитого океана.

Название местностей. Высота прилива.
  Метры и сант. Фунты и д. Четв. и в.
Архангельск 0, 91 3’ 0’’ 5 0
Река Мезень 6, 71 22’ 0’’ 37 3
Канин Нос 2, 13 7’ 0’’ 12 0
Мурманский бар 0, 91 3’ 0’’ 5 0
Соловецкие острова 0, 97 3’ 2’’ 5 1
Онега (устье) 1, 83 6’ 0’’ 10 0
Река Сума 1, 52 5’ 0’’ 8 2
Город Кемь 1, 06 3’ 6’’ 6 0
Река Кереть

1, 83 6’ 0’’ 10 1
Река Ковца 1, 83 6’ 0’’ 10 1
Река Кандалакша 2, 13 7’ 0’’ 12 0
Три острова 6, 10 20’ 0’’ 34 1
Губа Териберка 3, 96 13’ 0’’ 21 1
Кильдин остров 3, 51 10’ 6’’ 18 0
Город Кола8 2, 21 7’ 3’’ 12 2
Рыбачий полуостров у сев. конца 2, 54 8’ 4’’ 14 1
Вадзэ 2, 74 9’ 0’’ 15 2

(По Мордовину).

 

1 Сравнительная таблица мер: 1 верста = 500 саж. = 3500’ = 1067 метров, 1 метр = 3,28’ = 1,4 аршина. Принята метрическая система. [1]

2 Но находимая в Финляндии, напр. На станции Райвола, в большом количестве. [3]

3 На широте 67037’. Замечательно, что Anemone nemorosa, которая так хорошо выдерживает морозы на высотах Средней Финляндии исчезла еще в Вознесенске, на южном берегу Онежского озера. [4]

4 На Сырой Тундре, находящейся на западном берегу, у самого южного конца Имандры, леса поднимаются на высоту 300 метров (985’) при общей высоте горы в 381 метр. (1143’); на широте 670 30’.[8]

5 Начиная от Сумского Посада, берег низменный до самой Сороцкой волости. В Сумах, при отливе, видны рассеянные валуны на полверсты от берега. В Сухом на валах берег низменный – скалистый; здесь мы находим типичные луды. Лудами называют или низменные скалистые острова с очень пологими склонами во все стороны, или длинные подводные кряжи, выточенные из сплошной скалы или же только низкие скалистые мысы, выдающиеся от матерого берега. Обыкновенно от острова, круглой или овальной формы, сегментоидального, т.е. всегда закругленного и приплюснутого сверху, отходят в разные стороны отроги, выточенные из скалы, они также слегка дугообразно спускаются к воде и только ниже к самой полосе прибоя их выпуклые очертания сменяются вогнутыми. Коргами здесь называют подводные каменистые кряжи, сложенные из отдельных крупных валунов; на них постоянно пенится бьющая здесь волна. Весь берег, начиная от Сумского Посада до Кеми, изобилует как коргами, так и лудами.

Начиная от Сорочкой волости, берег понемногу повышается и в Керети достигает уже грандиозных размеров, так что отдельно стоящие острова в Керетской губе поражают своими гигантскими обрывистыми стенами. В Кандалакше уже вдоль самого берега тянется целый ряд гор, как Железо-Волосяная, Крестовая и др. [10]

6 Весь западный берег представляет целый ряд Roches moutonnees, отвестно падающих в воду, а восточный берег неправильно изрыт. [12]

7 Местами пласты поставлены на голову, напр., в логу, назыв. “Двери”. [17]

8 Примечание. По моим собственным измерениям в городе Коле, в течении августа месяца, прилив поднимается выше 10’, так, что валуны высотою в сажень совершенно обсыхают на песчаном дне, а в полую воду над ними свободно проезжают на карбасах.

Maximum приливов находим:

  1. По – 17’ – Воронов мыс и остров Моржовец.
  2. По – 20’– Три острова и река Кулай у Карговского мыса.
  3. По – 22’ – Река и дер. Семжа и река Мезень.
  4. По – 18’ – Река Чижа (мез. б.) и остр. Сосновец. [35]

 

Печатано по распоряжению С.-Петербургского общества Естествоиспытателей.

Спб., Тип. В. Демакова, Новый пер., д. №7


© Оригинал книги в библиотеке проекта "Электронная память Арктики"

© OCR Игнатенко Татьяна, 2012

© HTML Воинов И., 2012

 

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: По материалам: Николай Писарев: "Слова Федуна о Давыдове способны затормозить его прогресс". *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика