В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
по ПЕРВОМУ И ТРЕТЬЕМУ ОТДЕЛЕНИЯМ, ТОМ II. ВЫПУСК 1
САНКТПЕТЕРБУРГ, 1853 г.

..Говоря о географических трудах, мы не можем умолчать о редких и смелых попытках наших натуралистов-путешественников для усовершенствования наших знаний относительно начертания стран, еще не подвергшихся точным географическим методам. Я говорю здесь о тех гиперборейских странах, куда тригонометрические сети еще не могли проникнуть и, вероятно, не проникнут еще в скором времени. Нашему географу страны Таймырской и течения Амура., а. Миддендорфу, мы обязаны приблизительною съемкой, помощью буссоли, пути между Колой и Кандалакшей*. Этот труд, совершенный еще в 1840 году, с целью точнее определить особенно течение реки Колы, привел к неожиданному результату, что старые академические карты, составленные за столетие, несравненно ближе подходят к истине, чем новейшие, мнимо-исправленные по данным. Небольшая карта, снятая г. Миддендорфом, будет обнародована в нашем "Бюллетене", с объяснительным текстом. Она может сделаться полезной для почтового управления, для проверки упомянутого пути и станций, на нем находящихся.

* Middendorff/ einigo Geleitzeilen zu dem beiliegenden Entwarfe des Weges zwischen Kola und Kandalaksha. (Lu le 5 novembre.) Напечатано в Bullet physiso-mathem. XI, №14).

(Из очета Императорской Академии наук по первому и третьему отделениям за 1852 г.)

[106]

НЕСКОЛЬКО СЛОВ

в пояснение начертания пути от Колы до Кандалакши.

А. Миддендорфа1.

Одинадцать лет тому назад, г. Бер представил Академии оригинал топографической съемки, составленный мною в 1840 году во время небольшой поездки поперек русской Лапландии. Вместе с тем г. Бер представил Академии извлечение из присланного мною с картою изложения ее отличий от прежних карт и присовокупил к тому свои собственные догадки о том, каким образом вошло в новейшие карты Лапландии столько грубых ошибок? Г. Бер объявил тогда о скором издании моей карты2: она, действительно, вскоре была гравирована; но оттиски не пущены в свет доныне.

При всей недостаточности моей карты, я нимало не затрудняюсь издать ее даже ныне, по истечении двенадцати лет со времени ее начертания, потому что с тех пор не только не явилось более точного изображения того края, но новейшие картографы, отечественные и иностранные, продолжают даже ко[107]пировать прежние рисунки со всеми их ошибками, хотя г. Бер уже девять лет тому назад внес в изданную им в уменьшенном размере карту3 главнейшие улучшения моей съемки. Притом, издание путешествия Кастрена по Лапландии, предпринятое нашею Академиею, кажется, должно сообщить моему топографическому очерку некоторый интерес современности.

Вышеупомянутая рецензия г. Бера и в особенности изданное мною в 1845 году4 обстоятельнейшее донесение, доныне остаются предварительным текстом к предлагаемому топографическому начертанию, и я здесь указываю на них именно в этом смысле. При всем том мне кажется еще необходимым прибавить здесь следующие пояснения.

Всего прежде я желал бы предостеречь от преувеличенного мнения о достоинстве моей съемки пути от Колы до Кандалакши. Прочитав начало рецензии г. Бера, иной, может быть, подумает, что я предпринял свою поездку по Лапландии прямо для топографической съемки страны: между тем об этом и думать нечего. Весь мой запас снарядов состоял из двухствольного ружья с ягдташем, в котором было, правда, несколько мелких дорожных зоологических орудий, но для топографической съемки, даже самой беглой, у меня не было ничего, кроме обыкновенного маленького охотничьего компаса с градусным кружком (без диоптра). Все, что я мог сделать для съемки местности, ограничивалось тщательною отметкою, по компасу, каждой реской перемены в направлении моего пути, с приблизительным счетом проходимого мною пространства, который вел я преимущественно по часам. Таким образом мне удалось довольно годно положить на бумагу по крайней мере направление рек и озер, простиравшихся вдоль по моему пути или перерезывавших его. Само собою разумеется, что для меня было очень важно приобресть средство пове[108]рять свои очерки, и потому я не мог упустить случая окинуть одним взглядом широкую панораму местности: такой случай мне доставили тир возвышенности, господствующие над всеми ветвями гор, лежавшими на моем пути. Три голые вершины: Пуадзъ-Оавень, Умпдык-Тунтур и Железная гора щедро вознаградили труд восхождения: с каждой из них я обнимал взором большое пространство моего пути и притом так, что каждый раз мой взгляд простирался далее возвышенности, на которой я был прежде, и той. на которую мне предстояло взойти в продолжение пути. Таким образом я мог с этих возвышений довольно точно обозначить главные направления своего пути.

Понятно теперь, каким образом мое начертание могло удовлетворительно выдержать впоследствии испытание: я разумею сравнение с астрономическим определением конечных пунктов моего пути: Колы и Кандалакши (у Лютке и Рейнеке).

Но чтобы оправдать издание этого начертания при той легкости, с какою оно составлено, считаю нужным сравнить найденные мною данные с показаниями “Подробной Карты Российской Империи”, которая, очевидно, служила основанием для изображения разсматриваемого края на всех, после нее изданных картах. Показания этой карты отличны от моих до невероятности, и я считаю себя в праве сказать, что они не основаны на собственном опыте составителей. По крайней мере только этим предположением можно объяснить, каким образом направление реки Колы на помянутой карте могло уклониться от действительного ее течения почти на прямой угол, или как из русского Кол-озера и Лапонского названия его Kule-Jaur могло произойти на карте два озера и т.д.

Поверхность русской Лапландии, как и должно ожидать, есть повторение соседней и, в геогностическим отношении, блиско родственной страны — Финляндии, так что топографическая съемка русской Лапландии представила бы, вместо простых пятен на нынешних картах, самые разнообразные, самые причудливые узоры бесчисленных озер, какими отличается карта Финляндии. Сверх того озера русской Лапландии явно заставляют признать себя за остатки до-исторических [109] великих вод, которые в своем главном направлении стремились от юга к северу, совершенно согласно с направлением дилювиальных царапин, иcследованных покойным Бетлингом.

Смотря на некоторые воды в русской Лапландии, иногда бывает трудно решить, как назвать их: озером или рекою, и туземцы действительно называют их тем или другим именем по своему личному воззрению. Так напр. подобный разлив Нивы (Niwa) Русские принимают за излучину берега реки, и называют его плесом, а у Лапонцев он слывет озером (Ssala-Jaur). Все лапландские озера, какие я проезжал, чрезвычайно мелки5. Мурд-озеро на всем своем протяжении имеет немного больше фута глубины, и даже в большом озере Имандре, в южной половине его, где оно суживается, я нашел немного больше двух футов; средняя мера наибольшей его глубины, по сказанию туземцев, придется около двух сажень. Только в Пул-озере, говорят, есть места в 9 или 10 сажен глубины.

Нынешние абрисы страны сплошь неверно передают означенный характер вод в Лапландии. Так напр. широта Имандры на новейших картах постоянно представляется в отношении к своей длине, как 1 к 5, тогда как на самом деле она относится как 1 к 15 и даже до 20. Сверх того западный берег Имандры, мало виденный мною при моем проезде, по причине снеговой метели, больше изрезан и прикрыт множеством островов, поросших лесом.

К самым существенным недостаткам на новейших картах принадлежит также совершенно ложное показание течения реки Колы: она течет не с востока на запад, а с юга на север, и ее источника надобно искать, вероятно, в Као-озере, из которого небольшое количество воды изливается в Кол-озеро. Моховое болото, немного больше версты длиною, отделяющее южный край Кол-озера от северной оконечности озера Пелес, составляет границу между областию вод, текущих в Ледовитое море, и между областию Белого моря (Кандалакского залива). [110]

Другую важную ошибку составляет показание истока реки Умбы из озера Имандры. По нынешним картам, эта река протекая около ста верст, вливается потом в большое озеро Комб, а отсюда — в Кандалакский залив. Вместо того, избыток вод Имандры передает морю одна Нива. Лапонцы уверяли меня, что нет ни одной значительной реки, впадающей в Имандру с запада, и, стало быть, на новейших картах совершенно неправильно показана Тумса впадающею в это озеро: по словам Лапонцев, она находится на границе Финляндии, и впадает в Ковдозеро.

Собственно приведенным ошибкам, неверно показана также форма и положение всех меньших озер. Так напр. озеро Пелес лежит к северо-востоку от Имандры, а не к северо-западу, как показывают карты, и не к северо-востоку от Кол-озера, а к юговостоку. Далее, Кол-озеро да и Пул-озеро лежат не к западу, а к северо-западу от Имандры и т.д.

Что касается наконец почтовой дороги, по которой, и летом и зимою каждую неделю проезжает легкая почта и нередко чиновники, то и здесь мы встречаем значительные ошибки, которые без перемены внесены в почтовую карту, изданную в 1842 году6. Выставляем следующее. Станции Кица и Черноручьевская (называемая также Вороньеручьевскою), куда дорога идет отчасти водою, на карте стоит далеко от всякого водяного сообщения; станция Масельская находится не на Имандре, как показывают карты, а около 20 верст от этого озера, на реке Коле; станция Екостровская не на южном краю Имандры, а более 25 верст к северу оттуда, на западном берегу озера; станция Зашеечная не на половине пути между Имандрой и деревней Кандалакшей, а на южном берегу Имандры.

Касательно почтовой дороги должно впрочем заметить, что зимою положение станций несколько изменяется, а именно: 1) Кица переносится вверх по реке, версты на три от летне[111]го места, на левый берег Колы, около 1½ версты от нее; 2) Черноручьевская также версты на три, но вниз по реке; 3) Масельская в Масельский погост на озере Маселе; 4) Вороньеозерская на несколько верст к западу от острова Высокого; 5) Екостровская в погост того же имени, верст на 15 к западу от летней станции; 6) Зашеечная верст на 5 ближе к Кандалакше против летнего.

Основанием для переноса зимней дороги служит отчасти удобство разделения пути на дистанции, главным образом выбор хороших кормовых мест для оленей. Оскудение же мха для оленей было, говорят, причиною того, что прежние места погостов ныне опустели.

Указанные нами грубые ошибки всех новейших карт в начертании большой дороги становятся по истине достойными удивления, если вспомнить, вместе с г. Бером, об атласе, изданном нашею Академией более ста лет тому назад7. Правда, в этом атласе нет ни озер: Ното и Кол, ни рек: Туломы и Колы: эти ошибки в новейших картах исправлены, вероятно, по шведским источникам; за то с первого взгляда видно, что дорога между Колой и Кандалакшей снята с натуры. В этом уверяют и правильный очерк озера Имандры и согласное с действительностью направление самой реки Колы. Правда, при сравнении с моим начертанием нельзя не заметить ошибок в академическом атласе: так напр. имена озер Мурд и Пул поставлены одно вместо другого; за то и он с своей стороны может пополнить предлагаемую мною карту некоторыми местностями, остававшимися вдалеке от моего пути. Так недалеко от северной оконечности Имандры, вероятно, действительно есть порядочная бухта Печа (на Шмидовой карте Пекса), которую я легко мог незаметить, потому что, проезжая тем местом, мы держались западного берега. Далее, академическая карта считает четыре бухты на западном берегу, который и я нашел изрезанным и прикрытым несколькими островами: эти бухты называются (в по[112]рядке от С. к Ю.): 1) Мунета, 2) Витя, 3) Кисла и 4) Васа-Лемба. Упомянем еще, что называемая мною Зашеечная Губа там называется Речною, что наместо моего озера Пелес там стоит Семогие, что в Бабенскую Губу впадает река Канда, вытекающая из Кол-озера, и т.д.: все это вопросы, которые легко могут быть решены будущим путешественником.

В пояснениях, присовокупленных к русскому изданию академического атласа, мы читаем об источниках для его составления только следующее: “Lapponia Russica cum adjacentibus regionibus… имеет свое основание в треугольнике, составленном по наблюдениям над долготами и широтами между Петербургом, Архангельском и Москвою, равно и по другим широтам, найденным г-ом Делиль-дела-Кройером, посредством которых карты, какими можно было при этом (при составлении Лапонской карты) воспользоваться, сколько возможно исправлены”.

В некоторых отношениях, особенно в наименовании Нотозера и реки Туломы еще вернее помянутого атласа другая карта, составленная также в Академии и изданная в 1773 году8. Между тем не далее, как через два года явился в Москве атлас Анселена9, и вот первый источник указанных нами грубых неверностей, которые перешли во все позднейшие и нынешние карты, русские и иностранные.

Настоящий случай, конечно, один из самых незначительных в числе тех, где основательные труды нашей Академии не были оценены по достоинству и незаслуженно отстранены другими: при всем том оборот настоящего дела так поразителен, что невольно задаешь себе вопрос, как произошел он? [113]

Наводя справку в древнейших голландских картах, мы находим, что в них в начале XVII века кое-где встречается река Кола, текущая с юга на север10. К концу этого столетия на них (именно у Олая Рудбека, между 1875 и 1679 гг.) эта река, под именем Kalla (Рыбная) выводится из Kalla-Jerwi (Рыбное озеро), и мы мало по малу приходим к убеждению, что в этом изображении разумелись обширнейшего размера воды, изливающиеся в Кольский залив, именно Нотозеро и и река Тулома. В конце XVII века, атлас Сансона д’Аббевиля, бывший в большом ходу, присокупил к этим понятиям и действительную реку Колу, но без имени. От того и произошло, что до 1773 года Нотозеро и река Тулома беспрепятственно носили вышеупомянутые неправильные названия, так как в это время городок Кола и идущая вдоль реки Колы дорога приобрели некоторое значение не только для рыболовства по берегам русской Лапландии и для предприятий на Новую Землю, но и для Архангельска с его обширными торговыми связями. Более известное имя перенесли на значительнейшие воды. Мне кажется, что окончательно исправлена эта вековая ошибка на основании шведских источников; за то с этой поры им стали оказывать наиболее доверия во всех отношениях и простерли оное до того, что и русскую Лапландию стали представлять себе в том виде, как они ее изображают. Но именно с участка между Колою и Кандалакшею сведения в наших отечественных источниках начали-было исправляться и это улучшение сведений было в свое время достойно оценено членами нашей Академии.

 

Примечания

[106]

1 В Bull. de la Classe phys.-mathemat. T. XI, No 14: Einige Geleitsxeilen xu dem beifolgenden Entwurfe des Weges zwischen Kola und Kandalakscha. (Mit einer Karte). Читано 8 ноября 1853.

Упомянутая карта будет также приложена к 6-й книжке математического Сборника (Melanges mathematiques et astronomiques), которая будет продаваться отдельно.

2 Bulletin scientifique T. XI, 1842, No 211. p. 298.

[107]

3 Baer und Helmersen, Beiträge zur Kenntniss des russisch. Reiches, 1843, achtes Bändchen, p. 263, Tab. V.

4 Berich über einen Abstecher durch das Innere von Lappland, während der Sommer-Expedition im Jahre 1840$ abgestattet von A. Th. v. Middendorff — в Beiträge zur Kenntniss des russischen Reiches, von Baer und Helmersen, 1845 eilftes Bändchen, p. 138.

[109]

5 То же говорит и В. Бетлинг об озере Ното в западной Лапландии; см. Bull. scient. publie par l’Acad. des Sc. de St. Petersburg, Tome VII, No 8, 9.

[110]

6Почтовая карта Российской Империи, изданная Почтовым Департаментом по новейшим сведениям, доставленным от местных Губернских Начальств. С. Петербург, 1842-го года”. — Прежние ошибки остались в этой карте и в издании 1852 года.

[111]

7 Russischer Atlas, entworfen bei der Kayserlichen Academie der Wissenschaften, St. Peterburg, 1745. — Рассматриваемый нами лист Атласа имеет заглавием: Российская Лапландия.

[112]

8 Генеральная карта географическая, представляющая Архангелогородскую Губернию, на свои провинции разделенную. Сочинил Акад. Наук Адиюнкт Я.Ф. Шмид, 1773. Издана и на Латинском языке под заглавием: Tabula geographica generalis Gebernii Archangelopolitani, in suas provincias divisi, component I. F. Schmidio, 1773.

9 Ancelin, Atlas general et elementaire de l’Empire de toutes les Russies. Moscou 1795. Лист: Gouvernement d’Arkhagel. Ср. также Атлас Российской Империи, сочиненный при Главном Правлении Училищ, для употребления в Губернских Гимназиях, 1807. Лист: Карта Губерний Архангельской, Олонецкой и Вологодской.

[113]

10 Изданный в 1737 году нашею Академией: “Атлас, сочиненный к ползе и употреблению юношества и всех читателей, напечатан в Санктпетербурге, при Импер. Академии Наук” принадлежит также еще к этому состоянию понятий.

 

 

Оригинал — 356 кб

© текст А. Ф. Миддендорф, 1852 г.

© OCR И. Ульянов, И. Воинов 2009 г.

© HTML И. Воинов, 2009 г.

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика