В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

Василий Берх

Берх Василий Николаевич, 1780 - 1835 гг., военный историк. В 1797 окончил Морской кадетский корпус. Службу начал в 1797 мичманом на Балтийском флоте. Участвовал в русско-английской экспедиции в Голландию (1799), в первой русской кругосветной экспедиции (1803-1806) на корабле «Нева» под командованием Ю. Ф. Лисянского. С 1806 на службе в Адмиралтейском департаменте. В 1809 по состоянию здоровья оставил морскую службу и в 1810-1821 был советником Казенной палаты в Перми. С 1821 снова служил в Адмиралтейском департаменте, где попутно занимался разбором архивных материалов, работал над историей флота. В 1828 императором России Берх официально утвержден историографом русского военно-морского флота. Берху принадлежат труды, посвященные морским путешествиям россиян, экспедициям В. И. Беринга, жизнеописаниям лиц царской династии, видных государственных деятелей и военачальников. Почетный член Адмиралтейского департамента и член Ученого комитета Морского штаба. (по материалам Военно Энциклопедического Словаря)

[171]

О времени открытия Россиянами Ледовитого моря.1

История ранних Географических открытий, подобно Историям царств, недоставляет нам обстоятельных и достоверных известий о первоначальных происшествиях. Время, истребляя все памятники прежних столетий, изменяя даже поверхность обитаемого нами шара, поглощает и те предположительные заключения, кои бы из оных извлечь можно было. А по сему и должен бытописатель, вступающий на предлежащий ему скользкий путь, усеянный гадательными повествованиями и баснословными вымыслами, отказаться от всяких умственных предположений, словопроизводств, а заимствовать материалы только из тех летописей, справедливость коих подвержена меньшему сомнению. [172]

Первые историки всех народов почерпали свое родословие из самой глубокой древности, или, как почтенный Историк наш Василий Никитич Татищев говорит: боялись быть почтены незаконнорожденными, ежели не выведут происхождения своего из второй книги Моисея. Уклонясь таковыми выводами от истинных пределов своей Истории, должны они были отнести происшествия позднейших веков к тем же ранним временам.

Подобно сему случилось и с нами, относительно открытия Ледовитого моря. Большая часть историков наших, ссылаясь на Полковника Стралемберга, Датского Историка Саксона Грамматика, Исландского Снорро Стурлезона2, Славянского Мавро-Урбина и на неудобопонятные места Византийских писателей, начали утверждать, что торговля процветала в России до времен Рюрика, и что Биармия, или по словам их Пермь, была средоточием оной. Бывший Секретарь Коммерц-Коллегии Михаил Чулков написал 21 Том в листе о Российской коммерции, и в главе о древней торговле на Скифском океане (Ледови[173]том море) в заливе оного на Белом или Мурманском море, говорит:3

«В заливе Северного океана, т.е. на Белом или Мурманском море, да и по самому океану, производима была Славено-Руссами с Датчанами и другими Нордмандцами, так же непосредственная торговля дорогими мехами и прочими товарами, как о том Стурлезон и Саксон Грамматик согласно пишут. Пермия или Биармия далече простиралась от Белого моря вверх около Двины реки, где обитал народ Чудской сильной, купечествовал дорогими звериными кожами с Датчанами и другими Нормандцами. В Северную Двину реку входили с моря морскими судами, где летом бывало многолюдное и славное торжище, без сомнения, где стоит город Холмогоры, бывший столицею древней Биармии.

Из древнего города Чередня, или стоявшего от него в 25 верстах, на самом берегу реки Камы города, которого и ныне знатные развалины еще видимы, где находит множество золотых и серебрянных вещей, из древних купеческих городов Болгары и других, яко центра [174] Европейской и Азиатской торговли в северной океан рекою Печерою, а в залив оного или Белое море Двиною; так же и из Скифского и Белого или Мурманского моря в оные города ходили купеческие караваны. А иногда Индейские и Персидские купцы из Каспийского моря реками Волгою, Камою, Печерою и Двиною в северный океан, или по тогдашнему названию в Скифское море, для торговли с Швециею, Норвегиею и прочими государствами приходили.»

Чулков, из слепой любви к Отечеству, полагал, что знаменитость его зависит единственно от древности торговых сношений, и для доказательства оных пожертвовал принятым на себя званием Историка. Ежели бы сей сочинитель Российской коммерции непоследовал ранним бытописателям нашим, а решился бы излагать одну только истину, то не ввел бы в заблуждение и последователей своих.

Знаменитый Ломоносов,4 сочиняя Российскую Историю, заимствовал материалы из упомянутых же писателей. Бывши уроженцем той части Архангелогородской губернии, к которой относили торговлю с Индейцами и Персиянами, мог бы он [175] легко отразить по местным изысканиям сии несправедливые заключения. Почтенный Историограф наш Миллер уклонился, относительно к Голмгарду, столице Биармицев, также с истинного пути. Но, может быт, претерпев гонение за Речь о происхождении Россиян, имел он на то свои причины.5

Плодовитый Емин подтверждает также в Истории своей, что в Холмогорах была славная ярмарка; но по крайней мере не упоминает он о Персах и Индиянах, а говорит, что имели торговлю с Датчанами.6 Князь Михаил Щербатов, издавши Российскую Историю чрез три года после Емина, умолчал об упомянутой коммерции. Ни в предисловии, ни во введении, ни в разсмотрении, ниже в самой Истории, не упомянул он об ней.

Шлецер в 1 отделении введения своего к Истории Русской Истории от 1790 до 1800 говорит:7 «Глупая сказка об Ост-Индийской торговле, производимой чрез Россию еще до Рюрика, от реки Гангеса до Белого моря, принята была всеми Рускими за доказанную истину, и в 1800 (..)рх украсил ее даже ученостию.» [176]

Неоспоримо, что Персияне могли иметь обширную торговлю с народами, при берегах Камы и Волги жившими; можно даже полагать, что и сами они имели около мест сих какие нибудь водворения. Имя города Сарапула есть название Индийское, а находящиеся близ оного и по разным местам рек оных развалины, делают предположение сие еще вероятнейшим.8 Однакож, как народы сии небыли Россияне, а Болгары или иные племена, то и изыскания об оных здесь не у места.

Кроме известной торговли Новгородцев с Немцами и разными городами, при Балтийском море лежавшими, встречаем мы первое и весьма слабое начало оной в 1230 году, во время царствования Великого Князя Юрия Всеволодовича. В сие гибельное для России время был такой жестокий голод, сопровождаемой мором, что в Новгороде и Смоленске погибло множество народа.9 Вероятно, обстоятельство сие причиною первой коммерческой связи с Болгарами, которые просили позволения иметь свободный торг в России и, заключа на 6 лет мирный и дружественный договор, прислали Великому Князю [177] 30 стругов или барок с житом;10 но торговля сия немогла долго продолжаться: ибо нашествие Батыево в 1237 году погрузило Россию в жалкое рабство. Около сего же времени, т.е. в 1232 году, построен Немецкой гостиной двор в Новгороде.11

Новгородцы, завладев северными пределами Европы, или, как нас уверяют, Биармией, нашли в ней народов непросвещенных, которые, не имея даже постоянных жилищ, питались только ловлею зверей. Ежели бы жители мест сих были действительно на такой степени просвещения, на какой нам их хотят представить; то памятники величества их достигли бы и до наших времен, подобно как в Италии, или как при берегах Волги и Камы открывают и до сих пор остатки прежних огромных зданий.

Во многих сочинениях мы находим престранные описания о знаменитости города Чердыни; но мне кажется, что они почерпнуты из упомянутых же источников. Я имел случай быть троекратно в городе сем, собирал с особенным любо[178]пытством все старинные предания, разрывал с жадностию те кучи земли, которые, как мне сказывали, изображают древние укрепления, и заключил напоследок, что здесь не мог обитать народ просвещенный. Я ездил и к тому городу на Каме, в 25 верстах от Чердыни, о коем Чулков и Емин повествуют, говоря о торговле; разрыл все место многими поперечными канавами и нашел только плитную печь, в коей плавили чугун.12 Разрывши старинные города Урос и Искор, во многих летописцах упоминаемые, нашел я в первом только печи из глины битые, во втором несколько железных вещей, медные серьги и серебряное кольцо.

Ежели бы жители Великой Пермии, были народ действительно просвещенный, имевший торги с Персиянами, подданными Великого Могола и проч.; то знаменитый Стефан, Епископ Пермский, проповедывая здесь веру Христианскую в XIV веке, нашел бы хотя малые остатки предполагаемого их просвещения. Но мы видим, что он встречал повсюду народ дикий и необразованный.13 В Житии сего Епископа [179] находятся между прочим разговоры его с разными жрецами, которые, превознося богов своих, говорили ему: «Они дают нам ловлю, помогают убивать медведей и прочих свирепых зверей, за то мы им и приносим в жертву соболей, куниц, бобров и проч.» Следовательно народ сей занимался ловлею зверей и был очень далеко от всякого просвещения.

Достойный особенного уважения Олоф Далин говорит в своей Истории Шведского государства, что Барганзон плавал около 1216 года в Биармландию или Бермию, где убит со всеми люьми. (Кто же доставил сие сведение?) В 1222 Ски(..)льдербанд и Удвиг пошли с 4 судами в Биармию, достали там много вызженного серебра и мягкой рухляди; но корабль Удвига погиб, и он сам едва спасся. Потом, говорит Далин, морехождение из Норвегии в Биармию пресеклось. Из толь неопределительного сведения, можно ли сказать, где страна сия находилась? Основательнее всего положить, что она была при берегах Ледовитого моря, как то читатель ниже увидит; но мы совершенно знаем что там нет ни малейших признаков больших городов, или по крайней мере значительных развалин. Далин, ссыла[180]ясь на Торфея14 и Петра Клавдия,15 говорит еще, что Александр Невский покорил Пермию или Биармландию и безпокоил в то же время Норвежские границы, проходя к оным чрез Финмаркен и Лапландию; Король же Норвежский принимал дружески бежавших Пермяков. Первое известие неподтвержается нашими летописцами, да и едва ли можно проходить с войском чрез Лапландию; из второго можно заключить, что Биармия находилась на западном берегу Белого моря. Ежели бы она была около реки Печеры, или еще далее к востоку; то, кажется, нельзя бы Пермякам бежать под покровительство Норвежского Короля. Вот как неопределительны настоящие границы бывшей Биармии.16

Чулков продолжает еще, что Византийские Историки называли ту часть Сарматии (по его ложному мнению Лапландии) которая лежит к северу, Белою Сарматиею, и что неподалеку от океана лежал город Ункрад, который имел аристократический образ правления. Здесь разумеется город Холмогоры, в которой приезжа[181]ли корабли из Дании,17 нагруженные Британскими и Кельтскими товарами, говорит Чулков. В доказательство, что у Датчан или Нормандцев не было в сие время также торговли, можно привести отрывок из Робертсоновой Истории о Карле V. — на 405 стр. 1 го Тома говоритон:18 «Достоверный писатель XIII века, описывая торговлю Датчан, упоминает, что к распространению оной послужил чрезмеру обильной лов сельдей при берегах Швеции и Дании. Датчане, говорит писатель сей, переменили в сие время посконныя одежды свои на шелковыя и полотняныя. От всех народов полилось к ним серебро и золото.» Далее доказывает знаменитый Робертсон, что «до времен Едуарда III (т.е. до 1330 года) не было и в Англии никакой торговли, и что едва в начале XVI века начали Англичане возить на собственных кораблях произведения земли своей.» Чего же можно было ожидать тогда в России? [182]

Удивляясь толь неосновательным заключениям, прошу читателя взглянуть на описание города Холмогор, составленное Архангелогородцем Васильем Крестининым.19 В оном увидит он весьма ясно, что до XV века были все северные жители Архангельской губернии погружены в глубочайшем мраке невежества, и что город Холмогоры был не что иное, как Чудская деревня; в XVI веке и даже в XVII был весь край сей убого заселен, и непредставлял ни малейших следов мнимой своей значительности.

В отношении к Пермии, остается мне еще прибавить следующее: полагают, что Великою названа она по своей знаменитости; но едва ли сие заключение справедливо. Может быть хотели только сим прилагательным отличить ее от Малой Пермцы, Зырянской волости, которая находится и ныне в Усть-Сысольском уезде.20 В Книге большого чертежа, или древнем топографическом описании России, находим мы еще Старую Пермь, которая стояла на правой стороне реки Вычегды, от устья оной во 140 верстах.

Хотя Страленберг, приводя в свидетельство разных Восточных писателей, [183] утверждает, что нынешняя Пермь есть конечно та земля, которую описывают под именем Биармия; но справедливость сего заключения подвержена большим сомнениям. (..) Грекам, ниже Римлянам неизвестны были северные пределы Европы. Едва за 55 лет до Р.Х. покорили Римляне южную часть Англии и непростирали уже далее к северу завоеваний своих.

В подтверждение к сему можно еще привести слова Цицерона, ученейшего мужа своего времени:21 «Ты видишь шар земной, в известных пределах ограниченный поясами, из коих два, в большем друг от друга разстоянии, суть царство вечных холодов и мороза.» Следовательно, ежели Цицерон, сей великий Философ, так изъяснялся о севере, то верно не был он еще в те времена известен.

Мнения Плиния,22 знаменитейшего естество-испытателя, таково же, как и Цицероново, хотя он и жил целым веком после. Плиний говорит: «Земля разделяется на пять частей, из коих каждая называется поясом. Оба лежащие при противуположных полюсах находятся в величайшей стуже, в вечных морозах. В неблагословенных странах тех [184] царствует вечных мрак, или мерцает слабый свет, отражаемый от окружных снегов.» Кажется, два сии доказательства достаточны для убеждения, что пределы шара земного, за полярными кругами, находящиеся, были тогда почитаемы необитаемыми.

К сильнейшему сомнению, что нынешняя Пермия не есть Биармия, побуждают еще более часто встречаемые противоречия. В одном месте сказано, что главным городом Биармии были нынешние Холмогоры, в другом Чердынь. Далее видим мы, что и Корелия разумелась под именем Биармия, и что нынешний Кексгольм, быв столицею тех стран, также именовался Бярмы.23

Многие думают утвердить существование Пермии тем, что Греческий автор Халкокондиль о ней писал, и известие Историка, жившего в XV веке, считают они за самое сильное доказательство. Теперь взглянем, что говорил Грек сей о Пермии. В известиях Византийских Историков находим, в третьем Томе на 145 странице: «Пермяни жительство имели к северу, в соседстве с Сарматами, коих языком они и говорили.» По [185]сему остается нам только отыскать, где жили Сарматы, и решить задачу сию. На следующей странице говорит Халкокондил: «Часть Сарматии, простирающаяся к океану, смежна была с Пруссиею, Литвою, Даниею и Черным морем. Сарматской язык сходен был с языком Иллириян, обитавших при Ионийском морском заливе до Венециянской области.» Следовательно Пермяки говорили Славянским языком. «Жившие к Воспору (Босфору) Скифы чинили частые набеги на соседственныя земли, а именно: на Черкасию (Грузию), Миннрелию (Мингрелию) и на Сарматию» Слича сии известия о Перми, надобно заключить, что она находилась не у Ледовитого океана, а около Черного или Каспийского моря. Вот до какой степени заблуждались люди, чтоб поддержать мнение свое о коммерции до времен Рюрика.

Единственный Шлецер, писав о севере, говорит, в § 11 своего введения: «Не знали бы на Балтийском и Ледовитом морях мест, рек и гор, которыя находятся в землях, при Черном море лежаших.» Относительно к Перми ссылается он только на одного Отара или Отера, посещавшего страну сию Beormas или Биар[186]миею. В важных известиях Отера, продолжает он, описываются одни только берега, а не внутренность земель, т.е. Биармии.

Откуда взяли Россияне имена Пермь и Пермца, которые встречаем мы у Нестора и в Степенных книгах, неизвестно. Природные жители нынешней Пермии (коих осталось уже весьма мало) сохранили до сих пор прежнее наречие свое. Они именуют себя Коми, что на языке их значит рыбоеды; название же Биармцы им вовсе неизвестно.

Здесь надобно еще сделать краткое замечание о том же предмете. Нестор писал свою летопись в 1100 году по Р.Х., что почти определяется без ошибки; в исчислении разных народов того времени у него упомянута Пермь. Но мы находим в трех Грамматах, данных Новгорадцами Великому Князю Ярославу Ярославичу Тверскому в 1263 году, что страна сия именуется в оных Перем, а в подобной же от 1309 написано Пермь24 Нет ли и тут опять какого значения в именах? Нет ли какого сходства между Емь и ПерЕмь? Но это ето изыскание надобно предоставить тому, кто займется сочинением Российской Истории. [187]

Теперь обращаюсь я к Ледовитому морю. Что оно могло быть известно Нордманам в IX веке, сие почти вероятно; но истинные происшествия тех отдаленных времен покрыты завесою, сквозь которую проницать трудно и даже безполезно. Мы удовлетворимся только приписанными ему разными именами, как то: Mare Huperboreum, Mare Cronium, Oceanus Glacialis, Oceanus Scitius и проч. Но надобно полагать, что и сии наименования не самые древние: ибо мы находим, что Геродот, лучший Географ своего времени, живший за 480 лет до Р.Х., хотя и описывает с отличною подробностию моря Черное и Каспийское, реки Волгу и Дон, однакож о севере ничего неупоминает.25

Лет через 70 после Геродота отправили Фокеяне из одной своей колонии, где ныне город Марсель, известного Пифеаса (Pitheas) для открытий на север. Сочинения сего путешественника потерялись уже после XV века; однакож мы находим частые на него ссылки у Плутарха. В одной из ссылок сих видно, что Пифеас нашел по другую сторону острова Туля (Thyle) замерзающее море, mare concretum, именуемое иными Mare Cronium, Mari Ma[188]ruza, которое, как он слыхал, становится в один день в жестокие морозы, зимою бывающие.26 Однакож видно, что заключению сему несовершенно верили; ибо Страбон, живший спустя 5 веков по Геродоте, говорит в 4 книге своей Географии: К северу от острова Туле27 находящееся море не есть ни вода, ни земля, ниже воздух, но смешение всех сих трех стихий. [189]

Знаменитый Форстер, сопутник безсмертного Кука, заключает: все известия о Ледовитом море почерпнуты древними из путешествия Пифеасова.

И так, дабы добраться историческим порядком до времени открытия Ледовитого моря Россиянами, надобно ввести сюда первые известия о народах, близ оного обитавших. Летописцы наши, уведомя нас о времени покорения Россиянами северных племен, покажут в то же время, когда они водворились на землях побежденных ими народов.

О Печерах или Печерянах находится много известий в разных Летописцах; но мне кажется, что все сие должно только относиться к народам. обитавшим при реке Ижме (к Зырянам). Ежели бы (..) были действительно жители реки Печеры, то Россияне могли бы весьма удобно (..)плыть оною вниз до Ледовитого моря, и познакомиться гораздо ранее с тою Самоядью,28 о которой до XVII века имели едва самое темное понятие, сопричи[190]сляя к сему имени все племена, около Ледовитого моря обитавшие.29

В Российском Летописце по Никонову списку находим мы, что Печеры платили уже в 1096 году дань Новугороду. Но видно, что они небыли еще совершенно покорены: ибо там же упоминается, что в 1187 году побили Печеры Новгородских сборщиков подати.

Хотя в Никоновом списке и сказано, что в исходе XI века получены известия о Юграх, Уральском хребте и обитающей в полночных странах Самояди; но Новгородской Летописец неоткрывает нам, с которого времени поселились Новгородцы при берегах Белого и Ледовитого морей. Замечательно также, что при исчислении Новгородских пятин, помещенных в Миллеровом известии о начале Новагорода, неупомянуто ни одного приморского места. Обнежская пятина говорит он, получила название от озера Онеги и простиралась от реки Волхова до межи Каргопольского и Двинского уездов; но о пространстве последнего говорит он только, «что ныне [191] от города Архангельска.» — Но мы знаем, что место сие называлось во время (..)хода Англичан в Двину монастырем Святого Николая.30

Внутренние междоусобия, волновавшие Нижегородскую республику и бывшие уже ви(..) бегства многих сограждан в 1147 (..) на реку Вятку,31 побудили к по(..)ому предприятию в 1342 некоего Луку Варфоломеева. Предприимчивый Новгородец сей подобрав партию отважных сотоварищей, отправился с оными за во(..) на Двину, и покорив жителей, построил город Орлец.32 Следовательно Варфоломеев занял страны, Новгородцам подвластные. Из происшествия сего ви(..) очень ясно, что в XIII веке немогли (..) Новгородцы быть знакомы с Ледовитыми морем. Надобно также заметить, [192] что Двинской Летописец начинается с 1342 года, а не прежде. Святый Стефан Епископ Пермский, просветил Великую Пермию светом Евангелия в 1372, но когда овладели оною Новгородцы, того точно определить не можно.

Когда поселились Россияне при берегах Белого моря, то определить весьма трудно. Известно только, что в 1398 году пришли Новгородцы в помянутый городок Орлец и покорили все окружные места.33 Но чтоб быть и в сем случает поближе к истине, решился я выбрать из Хронографа описание первых в тех местах построенных монастырей.34

Из примечания сего видно, что около 1416 года построен при берегах Белого [193] моря Николаевской Корельской монастырь знаменитою Марфою Посадницей. — Сыновья ее, Антон и Феликс, утонувшие в Двине, были виною сего здания. Соловецкой монастырь построен также не прежде 1438 года; Марфа же Борецкая споспешествовала строителям. Остальные монастыри воздвигнуты гораздо позже.

Хотя известно, что вера Христианская и введена была насильственно в Новгородскую область; но в XII веке была уже всеми с особенною преданностию исповедуема. Следовательно, ежели бы Новгородцы утвердились в местах сих ранее, то не замедлили бы воздвигнуть храмы и монастыри, что было тогда знаком особенного благочестия.

И так надобно повторить еще раз, что хотя времени, с которого Россияне начали плавать по Ледовитому морю, определить и неможно; но видно очень ясно, что это не могло случиться прежде исхода XIV или начала XV века.

Иностранцы не имеют в сем случае также пред нами преимущества. — Хотя северные берега Норвегии, орошаясь водами Ледовитого моря, должны бы породить в жителях оной любопытство, узнать пространство его; но быв заняты гораздо [194] важнейшими делами при островах, Великобританию составляющих, устремляли они к ней только все силы свои и желания.

В IX веке пристрастились Норвежцы особенно к мореплаванию и начали славиться успехами. В 874 открыли они остров Исландию, и возбудясь сим первым успехом, простерли плавания свои к берегам Гренландии, где и построили несколько городов. Но кроме упомянутых путешествий не видно, чтоб Датчане пускались когда в Ледовитое море.

В исходе IX века Алфред Великий, Король Англосаксов, отправил Норвежского дворянина Отера или Отара для открытий на север. Мореплаватель сей повествует, будто бы он нашел Шпицберген, и обретши на оном несколько Биармян (Пермяков), претерпевших кораблекрушение, отвез их в свое отечество. На берега Биармии не выходил Отер, боясь жителей, а имел с ними много разговоров, и заметил, что они занимались только ловлею рыбы и зверей. Хотя путешествие сие почитается историческим актом; но Робертсон ставит Отера на ряду с Мадоком.35 [195]

В Двинском Летописце находим мы известие о плавании Норвежцов; но как оно было совершено на мелких судах подле самого берега, то и неможет быть почтено за морское путешествие.

В лето 6227 (1419), говорит Летописец, пришедши Мурманы войною 500 человек с моря в бусах и шняках и повоеваша в Варзухе погост Корельской и в земли Заволоческой погост и Корельской монастырь Святого Николы и Онежской погост Яковлю Курью. Андреяновской берег, Кег остров, Кияж остров, Архистратига Михайла монастырь, Цигломино, Хечемино, три церкви сожгли, а Христиан и Чернецов всех посекли. И Заволочане две шняки Мурман избиша, а инии убегоша на море.

Василий Берх.

Февраль 1817 года.

Пермь.


Примечания

[171]

1 Отрывок из Истории Географических открытий Россиян.

[172]

2 Snorronis Surlesonis Hiftoriae regum septentrionalium. — Saxonis Grammatici Hiftoriae Danicae. — Stralemberg Nord und Oeftlicher theil von Europa und Asia. . Б.

[173]

3 Чулкова Описание Российской коммерции Том 1, стр. 95. Б.

[174]

4 Ломоносова История глава 6. Б.

[175]

5 Записки Миллера о начале Новагорода. Б.

6 История Федора Емина Том I, стр. 38. Б.

7 Перевод Языкова. Б.

[176]

8 Смотр. Щекатова Географический Словарь Том 5, стр. 736. Б.

9 Новгородской Летописец, Москва 1781. Б.

[177]

10 Чулкова I Том, стр. 145. Б.

11 Записки Миллера о начале Новагорода. Б.

[178]

12 Найденный мною шлаг показывает, что жители сего города были весьма неискусны, ибо оный содержит еще двадцать процентов чугуна. Б.

13 Житие Стефана Пермского. Б.

[180]

14 Torfaei Thormodori antiquitates Norvegicae. Б.

15 Claudii Petri transaction Helsingborgensis. Б.

16 Олофа Далина Шведской Истории Том 2_? стран. 269. Б.

[181]

17 В подлиннике стоит Дакия, т.е. нынешней Валахи, Молдавии и Трансильвании; но видно, что сочинителю надобно было сделать ошибку сию для подкрепления своей гипотезы. См. Штриттеров перевод Византийских Историков.

18 History of the reign of the Emperor Charles V. Б.

[182]

19 Начертание Истории города Холмогор Василья Крестинина 1790, стр. 7. Б.

20 Щекатова Географический Словарь. Б.

[183]

21 Somnium Scipionis cap. 6. Б.

22 Plin. lib. 4, cap. 26. Б.

[184]

23 См. в Щекатовом Словаре имена сии. Б.

[186]

24 Древней Российской Библиофики Том I. Б.

[187]

25 См. Форстерову Историю плаваний и открытий на севере. Б.

[188]

26 Форстер говорит, что Mari Maruza означает на Гальском языке Мертвое море; mari Cronium производит он от Ирландского названия muri Croin, густое море. В Месяцеслове, изданном на 1769 год, находим мы в статье о караблеплавании Россиян по Ледовитому морю весьма забавное толкование имени mori Maruza. Сочинитель говорит: «Сомневаюсь, чтоб древние народы производили когда плавание по Ледовитому морю, или имели точное об оном известие; название Мори Маруза происходит, по моему мнению, от двух Российских слов: море и мороз.» Странное заключение!

27 Многие полагали, что Туле должен быть Исландия, или один из Ферройских островов, но Далин доказал весьма ясно, что Туле есть Норвегия. Мнение его тем основательнее, что поелику Пифей говорит, что солнце там не заходит летом 40 дней, то место сие должно лежать между широтами 68 — 681/2° т.е. севернее Исландии. См. Далина Шведской Истории Том I, стр. 74. Б.

[189]

28 Шведы называли нашу Лапландию Сумией: «Из Великой Сумии, в Северной части России, напали тамошние жители на Восточную Ботнию.» (В 1611.) См. Далина Историю Том 2, стр. 864. Б.

[190]

29 Самоеды живут по всем берегам у рек Оби, Енисея, Лены и Амура. Corneille Ie Brüns Reise nach Russland in 1701. Amsterdam 1715. Б.

[191]

30 Мне кажется, что Миллерово исчисление пятин едва ли верно. О Водской пятине говорит он: простиралась от Волхова до Лифляндии, Финляндии, Ингерманландии (..)т Корел; от чего произошло имя Водская, мне неизвестно. Но едва ли Водская пятина незаключала Вятской области. Имя Водская там и поныне в употреблении. Руские говорят: Водская девка, Водской уезд и проч. Б.

31 См. Хлыновский Летописец в сочинениях Г. Рычкова. Б.

32 См. Двинской Летописец. Б.

[192]

33 Архангелогородской Летописец. Москва, 1781. Б.

34 К 6 Части Российской Иерархии приложен список всем бывшим и существующим монастырям по хронологическому порядку. Из оного видно, что в Каргополе построен первой монастырь 1340, Заволожской Николаевской 1380, Усть-Виленская Архангельская пустынь 1380, Архангельской в Архангельске 1401, Карельской Николаевской 1416, Соловецкой 1429. — Прочие же монастыри в местах к северу от города Архангельска лежащих, воздвигнуты уже в XVI и XVII веках. Б.

[194]

35 Robertsons History of America


Оригинал — Архив (4,8 Мб)

© Текст В. Н. Берх, 1817 г.

© OCR И. Ульянов, 2009 г.

© HTML И. Воинов, 2009 г.

 

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика