В начало
Военные архивы
| «Здания Мурманска» на DVD | Измерить расстояние | Расчитать маршрут | Погода от норгов |
Карты по векам: XVI век - XVII век - XVIII век - XIX век - XX век

Новые и достоверные известия о лапландцах в Финмархии, об их языке, обрядах, нравах и о прежде бывшем языческом их законе.


Отделение XII.

О диких зверях и птицах в Финмархии и о способе, по которому их ловить должно.

Астрономическими примечаниями доказано, что солнце в этих странах в самые тихие дни один раз в семь недель через горизонт переступает, и тогда день столь заметно начинает прибавляться, что уже в начале апреля не бывает темно.

[66] Многие писатели описывали при случаях состояние и свойство диких зверей и птиц этой страны, так что им не нужно этого повторять и для этого мы будем говорить только об их роде и о способе, употребляемом в их ловле, сделав небольшое примечание об образе их жизни.

Большая часть диких зверей, которых в Норвегии находят, бывает также и в Финмархии; от них лапландцы получают немалую пользу, хотя горные мало имеют времени для охоты, так как 6ережно должны смотреть за своими оленями. Ловля этих зверей стоит немалого труда, но лапландцы всем тем снабжены, что для этого нужно; следовательно, она должна им больше принести удовольствия, нежели скуки. Весьма много находится в Финмархии диких оленей, которые гораздо больше и крепче, нежели ручные. Когда лапландец ходит их ловить летом или осенью, то берет с собой гончую собаку, которая находит след и до тех пор ведет по нему хозяина, пока не увидит зверя; тут, остановившись, надевает охотник мешок на рыло собаке, чтобы она не лаяла; потом старается с одного раза убить оленя, что ес[67]ли ему не удастся, снимает с собаки мешок и пускает ее за оленем, который обычно не бежит прочь, а обороняется рогами; тогда уже охотник остается победителем.

Осенью лапландец берет одного из ручных оленей и приводит его в то место, где обыкновенно бывает много диких, и привязывает его к дереву, а сам стоит в готовности; тогда дикие олени прибегают к ручному и служат добычей охотнику. Когда притом два диких оленя спорят между собой за одну оленицу, тогда также нетрудно убить одного из них, а от иных и другой не уходит.

В иных местах ловятся они еще следующим образом: когда снег глубоко выпал, от чего олени быстро бежать не могут, тогда лапландцы подвязывают лыжи и ходят на охоту за оленями, которых легко достигают и убивают охотничьим ножом.

В некоторых местах, где бегают по большей части дикие олени, промышленник вырывает на дороге ямы, которые обтягиваются сетью, сплетенной из звериных жил, и когда олени бегут через это место, то иногда в него попадается. [68]

Раньше оленей ловили другим способом – делали два высоких плетня, которые спереди далеко друг от друга отстояли, а сзади сходились вместе, так что весьма малое оставалось отверстие. Дикие звери, которые были загнаны в середину плетней, убегая охотников, прибегали, наконец, к тому отверстию, возле которого была яма, и делались добычей охотникам.

Таким образом ловили раньше варяги диких оленей, которых они должны были ежегодно посылать по девяти кож, а за недостатком таковых, столько же лисьих мехов в Ардгус к тамошнему начальнику. Охотники загоняют еще диких оленей в озеро или в реку, и убивают плывущих стрелами.

В Финмархии находятся еще кроме оленей лоси, о которых историки говорят, что они гораздо меньше оленей, но силой троих из них превосходят. Также находится в Финмархии множество зайцев, которые зимой белы, а летом серы бывают. Их стреляют по большей части так же, как и прочих диких зверей, и ловят разными способами. В тех местах, где их ве[69]сьма много бывает, растягивают охотники по земле веревочные сети, в которые запутываются зайцы, когда бегают по кустам. Шведские лапландцы употребляют заячьи меха на одеяла.

Еще находятся в Финмархии, так же, как и во всей Норвегии, медведи. Они никакого вреда не могут сделать оленям, так как они не быстро бегают, но напротив того, вредят овцам. Хотя говорят, что шведские лапландцы нередко усматривают остатки умерщвленных ими людей; однако это кажется невероятным, так как медведи по большей части питаются травой, а иногда едят особенного рода ягоды. Лапландцы стреляют их из ружей, и когда с одного выстрела не убивают, то медведи идут прямо на своего неприятеля и стараются его сломать, но такое случается редко.

Они ловятся также и другим образом: Поелику известно, что медведь зимой лежит в своей берлоге и питается соком, который он высасывает из своей лапы; часто случается, что лапландцы, когда в леса за охотой ездят, на такую яму находят; тогда, наломав сучьев, закладывают ее совсем, оставив только одно малое от[70]верстие, что медведь может просунуть в него одну только голову; становятся возле нее с топором и ждут своей добычи до тех пор, пока она попадется.

В других местах ловят медведей иным способом: когда он поймает другого зверя, тогда охотники стараются обогнать его на некоторое время от добычи и обводят около нее плетнем, в котором сделаны большие одно напротив другого отверстия; внизу которых становятся луки натянутые со стрелами. Когда медведь, сыскав место, где оставил добычу, идет сквозь забор, то запутывается в протянутых по земле веревках, от чего луки, веревками тронутые пускают в него тогда стрелы и таким образом убивают. Двойное же отверстие делается по большей части для того, что если медведь в первых дверях убит не будет, то конечно в другие не пройдет. Также для ловли медведей и диких оленей употребляются собаки. Лапландцы собирают медвежий жир, которым, как только что заболит, себя обмазывают, но с тем только различием, что мужчины лечатся жиром медве[71]дя, а женщины – жиром медведицы.

В Финмархии рысей не бывает, но тем больше там находится волков, из которых иные темно-желтыми, а другие беловатыми бывают. По большей части стреляют их из ружей, а ловят следующим способом: ставятся двое тисков, в которые если волк попадет лапой, то никаким образом освободиться из них не может.

В лисицах не имеет Финмархия недостатка; они большей частью красны, но иные бывают черноваты, а другие имеют на себе черный крест, и еще они бывают совсем черны – последний род лисиц из всех лучший. Этих лисиц по приказанию короля с 1652 года всех к нему посылали и с недавних времен начали привозить их в просвещенную Россию, где знатные господа носят их на шубах. Русские лапландки употребляют красных лисиц для головного своего убора. Кроме всех вышеуказанных родов бывают еще белые лисицы с серыми ушами и ногами, но они весьма редки.

Лисицы питаются разными птицами, которых они обманом ловят: как то синичками, воробьями и прочими небольшими [72] птицами, которых они ловят у берегов. Лапландец находит лисиц по следу зимой, или на поле лежащими, или в отдаленных шалашах, в которых они прячутся. Часто зарывает он пасти с куском мяса в снег, чтобы лисица, узнав по духу, пришла бы на это место, и им досталась. Такая ловля бывает обыкновенно при лунном или северном сиянии, которое в тех странах очень светлым бывает; лисиц также и на бегу лапландцы стреляют; большая же часть их ловится пастью, которая ставится в снегу или в песке возле берега, на который лисица с жадностью набегает и между тем как разрывает она лапой песок, попадается нечаянно охотникам. Когда пасть одну только лапу захватывает, тогда проворная лисица, видя, что еще имеет время уйти от охотников, отгрызает себе лапу и уходит на трех лапах. Такие пасти во всей Норвегии употребляются.

Еще ловятся они продолговатым ящиком, возле отверстия которого натянута пружина, к которой прикреплена бывает веревка. На конце ящика кладется приманка, и в то самое время, когда лисица влезет за ней [73] и тронет нечаянно веревку, пружина закрывает или убивает ее. Шведские лапландцы ловят таким же образом медведей, но с тем только различием, что те пасти гораздо больше и закрывающаяся пружина гораздо тяжелее прежней; на этой пружине висят камни, тяжестью которых удерживают они свою добычу. Притом, они еще часто морят лисиц куском мяса, обмоченным в яд, которой лапландцы называют змельек. Лисицы же, чтобы не попасть в беду, не ходят прямой дорогой к своей пещере, но излучинами, чтобы не так легко найти их было можно. Дорога к пещере обыкновенно бывает взрыта, но это между прочим довольно удивительно, что на этой взрытой земле не бывает ни малейшей глыбы и земля так мелко разбита, как песок. Когда лапландец поймать хочет лисицу, то идет по взрытой дороге до тех пор, пока не найдет спрятавшуюся лисицу, и, вытащив ее из пещеры, убивает. Иногда случается, что по две лисицы в одном месте бывает, но весьма редко.

В Финмархии водится три рода куниц: первый род живет между утесов, темно[74]ватой шерсти с красным хвостом и черными пятнами; другие же, которые живут в березовых рощах, бывают все красные и имеют обыкновенно белые пятна на шее. Третий род куниц темного цвета, с красным хвостом и белыми пятнами под шеей; они ловятся вышеописанной пастью. Арсамах ловится в Финмархии, но весьма редко: он имеет острые губы и когти; редкие из лапландцев знают этого зверя, потому, что их немного находится; они утверждают, что он гораздо меньше оленя, но сильнейшего из них задавить может, и обыкновенно сидит на дереве в таких лесах, где бывает много оленей.

Мех арсамаха почитается по белой полосе, на спине находящейся, весьма хорошим. Шведы делают из него опушки на платье, а из меха на ногах находящегося, шьют рукавицы, и провивают оловянной нитью. Они говорят, что арсамах столь ненасытен, что не раньше оставит свою добычу, пока ее совсем не съест: он также разламывает в лапландских магазинах двери и съедает все там находящееся. Бобры также редко попадаются [75] в Финмархии; но много их находится на озере Имдиагер, которое принадлежит к шведской Лапландии; оно простирается на двенадцать миль в окружности и имеет много островов. Бобровые меха часто покупают у охотников русские лапландцы для подпушки платьев. Во время владения короля Христиана IV правителю Финмархии приказано было всех бобров покупать на королевской счет.

Польза бобровой струи в медицине всем известна; она употребляется также для скота в некоторых болезнях; запах ее ненавидят коты, и для этого рыбаки, чтобы отогнать от себя этого водного зверя, всегда почти имеют струю при себе. Бобры по пригодному побуждению строят себе жилища на берегах рек и озер; многие рассказывают, что бобры для перевозки леса к своему строению ложатся на спину, а другие, наложив между их лап леса, тянут их зубами, таким образом перевозят они бревно за бревном. Жилища этих животных круглые, вверху сведены сводом и очень похожи на лапландские шалаши. Какие проказники!

Если несколько бобров живут вместе, [76] то разгораживают себе дом сучьями на разные отделения; кровлю делают они из часто между собой сплетенных сучьев. Когда бобры уходят из своего дома, то охотники ставят при входе пасть; редко они, возвращаясь, погибают.

Правда ли то, что здесь сказано о бобрах, говорит сочинитель, то утверждать я не могу, так не был очевидцем, но писал по рассказам тех лапландцев, у которых эти звери находятся в изобилии; во всех тех местах, где я был проповедником, их совсем нет.

Финмархия еще очень изобильна выдрами, которые по различным свойствам особенно у лапландцев именуются. Выдры, обитающие в озерах, больше почитаются, потому что имеют мех гораздо лучше и красивее тех, которые в соленых водах обитают.

Выдру также можно приучить к рукам, как кошку и собаку. Она весьма нужна своему хозяину, упражняющемуся в рыбной ловле: ее так иногда выучивают, что она, наловив достаточное число рыбы, приносит ее хозяину и приходит с ним домой.

Выдра, хоть и не большой зверек, но ловит [77] треску и других больших рыб, вытаскивает их на берег и съедает. В то время, когда выдра пожирает свою добычу, обыкновенно закрывает свои глаза; для чего охотники всегда стараются стрелять их в таком положении.

Лапландцы во время своего путешествия возят с собой ружье и объезжают всегда море по кривизнам для ловли этих зверей, которые или находятся в воде, где достают себе пропитание, или на сухом пути в расщелинах; когда охотники найдут такую щель, то ставят деревянную пасть, которая набивается острыми железными гвоздями, и тогда, когда выдры входят или обратно выходят из расщелины, то попадаются охотникам.

Когда снимают мех с выдры, то натягивают его на две приготовленные для этого дощечки. Российские лапландцы обкладывают свое платье выдровым мехом и продают также его татарам, которые за каждый мех по два и по три рубля платят.

В море, окружающем Финмархию, находится множество тюленей; иные большого бывают рода с белыми пятнами; другие же, [78] хотя такой величины бывают, но совсем белы, а иные бывают меньшего рода с небольшими черными пятнами; они называются по-лапландски даэльга, а те, которые с меньшими пятнами – оаидо. Еще есть небольшой род с долгим и кривым рылом, который называется фадне; внудне словом сказать таких родов, которые особый цвет и название имеют, в Финмархии весьма много.

Кроме всех находящихся тюленей бывают еще в Финмархском море морские лошади: они имеют большие ноздри, толстый язык и большие кривые зубы; русские лапландцы вырезают для себя из их зубов небольшие инструменты. Морские лошади имеют весьма толстую кожу на ногах, а находящиеся в Финмархии имеют весьма низкую шерсть и гриву на шее, эти лошади бывают пепельного цвета, но гренландские и эстляндские напротив, имеют желтый цвет и храбро защищаются против своего неприятеля.

Лапландцы стреляют тюленей по большей части из ружей пулями или убивают по голове дубиной; молодые тюлени бывают белого цвета и весьма легко охотниками ловятся, тюленицы до тех пор [79] защищают детей своих, пока у них остаются силы, отчего они часто вредят охотникам при тихой погоде. Тюлени нередко, выставив спину, лежат в воде, где их часто лапландцы убивают.

Тюлени принадлежат к водоземным животным; так как они частью в воде, частью на сухом пути находятся и лежат на камнях, вытянувшись. Когда их много к одному утесу сходится, то обыкновенно поднимают они великий шум, который издалека слышен бывает. Те, которые завладеют утесом, должны себя оборонять сколько можно от прочих в море находящихся; так как те, которые не завладели местом, стараются всячески их согнать. Когда двое из них между собой о месте спорят, то победитель остается один на камне, а прочие все уйти должны; при таком сражении немалую себе причиняют они боль, отчего и поднимают ужасный рев.

Ловят еще тюленей следующим образом: они налезают при отливе воды на камни и до тех пор на них лежат, пока вода опять прибудет. Лапландцы кладут в таком случае возле камня, на кото[80]ром тюлень лежит, большую колодку, убитую острыми гвоздями, и когда зверь бывает на камне, они начинают весьма сильно кричать, от чего зверь, испугавшись, старается обычно спрятаться в воду, и, спрыгивая с камня оставляет на колодке свою кожу.

Белки везде в Финмархии водятся; иные бывают зимой серые, а впрочем, все красного цвета бывают. Они перепрыгивают с одного дерева на другое с большой скоростью; когда они через реку переплыть хотят, то садятся на небольшую дощечку и переносятся ветром. Их стреляют луками. Сорок беличьих мехов продают лапландцы за один рубль.

Горностаев в Финмархии очень много; они зимой белые, исключая хвосты, концы которых бывают черными. Другие имеют совсем белый хвост и называются лапландцами зейбуег. Говорят, что горностай, когда найдет кусок мяса, привязанный к веревке, уносит ее, и, съев мясо, опять на прежнее место ее приносит. Это довольно чудно!... [81]

Плиний называет горностая mus hybernus, а норвежцы roise kattemie или горная кошка, потому что она также как и домовая кошка ловит мышей. Лапландцы ловят их пастью, в которую когда они попадутся, то от страха испускают мочу; поэтому мех их из белого превращается в желтый.

В Финмархии также водятся горные мыши, лапландцами годде заппан, а норвежцами леминг называемые. Они живут в ущелинах, где вьют и гнезда.

Сего довольно о зверях и о тамошней ловле сказано: начнем теперь о птицах, которых там большая часть норвежских находится, а из финмархских иные на зиму улетают, другие же живут безотлучно. К последним принадлежат орел, сокол, ястреб, филин, ворон, тетерев, нырок, морской ворон, род птиц по-норвежски аедер футлен называемый, и много других, которые здесь безотлучно находятся. К улетающим на зиму принадлежат следующие: дикие гуси, кулики, трухтани и прочие, которые не только зимой из Финмархии, но и из всей Норвегии улетают.

Много в Финмархии находится птиц, из которых хотя и редко бывают белые со[82]колы, такой же величины, как и серые. Но у них грудь и крылья белые, а ноги и нос желтого цвета. Они вьют гнезда, на больших и неприступных утесах.

Серых соколов здесь гораздо больше сыщется, и как они весьма способны для обучения к охоте: то учат их иностранцы и отвозят в Европу.

Скаиты – это род чаек, о котором ниже сказано будет; они водятся в горах финмархских, где разоряют гнезда и выпивают яйца других птиц.

Ворон как во всей Норвегии, так и везде весьма много находится, особенно на берегах, где они кучами садятся. Стужа принуждает их прятаться около домовых крышек; если полотно летом белят и не стерегут его, то налетают вороны и рвут его с жадностью; в других же местах Норвегии они не так жадны, как здесь.

Вороны ничем не лучше ворон; жадность их всем известна; они часто уносят рыбу, которую жители тамошние провешивают.

Сороки хотя водятся в Финмархии, но не далее, чем до села Алтена-Агамерфеста; эти лишь случайно залетят на остров Ва[83]рдое, и увидят их возле церкви или канцелярии, то думают, что тамошний начальник или правитель умрет либо получит чин.

В Финмархии попадаются по лесам большие тетерева величиной с орла пепельного цвета, и имеют белые и черные пятна, как на груди, так и под брюхом; они поднимают хвост как индийские петухи; самки бывают красно-желтыми и серыми; мясо этих тетеревов похоже видом и вкусом на обыкновенное.

В Финмархии очень много также белых куропаток, которые летом серыми, а зимой белыми бывают; они бывают двух родов: сковрипер живет в лесах и долинах, а фголт липер – на самых высоких горах. Последний род меньше и криком своим от первого отличается. Их ловят следующим образом: на поле делают из березовых тычек загородку, и когда они прилетают и хотят пролезть сквозь тычки, среди которых лежит корм, то попадаются в силки, там повешенные!

В западной Финмархии водятся дикие голуби, но они не так многочисленны, как в российской Лапландии. Попадается там также, хотя и редко, птица, называемая по-[84]норвежски брус копер; она бывает либо синеватого цвета с белой около шеи полосой, либо темно-красной с желтой полосой, величиной с дрозда, но имеет длинные ноги и острый нос. У самца на голове бывает гребень и на каждой стороне вместо ушей по хохолку находится. Дроздов по причине хорошего цвета их перьев и вкусу мяса очень там любят и даже известны они в Дании. Они в Финмархию прилетают с начала весны, собираются стадами и улетают осенью; делают гнезда на кочках в болоте и ничем не закрывают яиц своих. Норвежцы называют их геклонами или обладателями болот.

К роду дроздов принадлежит еще птица, называемая норвежцами епове, а лапландцами густастак: их много бывает в Норвегии и в Финмархии. Они в рассуждении величины разделяются на два рода; перьями оба серы и темно-красны, их находят больше всего сидячих на утесах возле берегов. Они водятся также в болотах.

В Финмархии и в некоторых местах Норвегии водятся маленькие птички, по-норвежски рисегиог или миреест называемые; они пером темно-красные с пестрыми пятнами, имеют длинный нос и голос, [85] немного сходный с козьим блеяньем; величиной они бывают почти с дрозда и по большей части водятся в болотах. В Дании называют их миребик.

Еще морских сорок находят по берегам Норвегии. Они немного больше дрозда, имеют нос, брюхо и ноги желтые, грудь и закраины крыльев белые; прочие же части черноватого цвета. Их можно видеть при берегах в тростнике или между утесами, где они и яйца свои кладут. Весьма приятно смотреть тогда, когда они бегают по волнам и, скоро оборачиваясь с ними, возвращаются к берегу. Напротив того, их несносный крик тем более неприятен охотникам, что отпугивает других птиц.

К прочим водяным птицам принадлежит еще называемая по-норвежски скрюг келд или кричащая морская сорока. Она от описанной выше отличается только величиной и цветом; то есть, она немного меньше и вся серая. Эта птица известна по беспрестанному неприятному крику, от которого она и получила такое имя.

Фиереплит, по-лапландски гадевиеруш называемая – это маленькая птичка немного больше воробья. Перья у нее на спине [86] серые, на брюхе и на груди белые. Она имеет острый нос, тонкой голос и довольно долгие ноги; на берегах прыгает она между тростника с камня на камень. Эти птички редко летают по одной, а всегда стадами от 20 до 12. Их мясо очень вкусно бывает.

Снеговая птица – род маленьких птиц, в Норвегии и Финмархии водящихся. Они бывают белыми с темноватыми крыльями и коротким носом. их мясо невкусно бывает. Особенным свойством этой птицы является то, что она с приливом жиреет, а с отливом делается хуже. Лапландцы ловят их следующим образом: они ставят шесты, на которые привязывают силки, так же, как на дроздов, с той только разницей, что силки делаются из коровьей шерсти, и когда эти птицы хотят пролететь сквозь силок, то остаются в нем. Весной прилетают они большими стадами, но недели через три опять пропадают, проводя это время по большей части на островах.

Щегленок здесь бывает очень пестр и хорошо поет; серый реполов родится здесь с дикой шеей. Также здесь есть еще род певчих птиц с коротким [87] носом, черной головой, зеленой грудью и красным хвостом; эти птицы яйца свои кладут под землей в скважины. Еще помимо этих есть много родов певчих птиц, к которым принадлежит егиге цицат – серого цвета птица; другая там по-лапландски называемая лавлог.

Маленькая птичка, которую норвежцы называют лакее митинт, показывается иногда на берегах рек. Есть еще и другая с белой шейкой, норвежцами называемая ельве кеиз, которая водится всегда почти при водопадах.

К морским птицам, сюда прилетающим, можно причислить и лебедей, которых лапландцы ловят большими западнями.

Дикие гуси прилетают каждый год весной из теплых мест на острова, чтобы там нестись, и осенью возвращаются с детьми; иные не дальше летают, как до Норландии, другие же до острова Штифтс берн; многие же долетают даже до Финмархии; они выводят детей своих на островах Корен и Иеен релсфен и так далее; там они живут до осени и возвращаются к югу. Весьма весело смотреть, когда они, оставляя зимние свои жилища, летят [88] за предводителем своим, которого все они сопровождают по порядку; примечательно при этом также и то, что они имеют особенные станции, которые по большей части – заливы; там они проводят несколько дней и ночей, и, будучи утомлены, отдыхают.

Эта птица, которую считают весьма глупой, знает так твердо через неизмеримое пространство дорогу, что каждый не только в прошлом году ими обитаемый остров, но даже и гнездо, прежде собой сделанное, находит. Кормчий со всем своим искусством, с компасом, ландкартами и инструментами не может правильнее этой птицы означить свой ход. Утверждают, что когда все из них спят, то один гусь стоит на карауле и для того, когда охотник их стрелять хочет, он должен быть очень осторожен. Их ловят также западнями, для которых никакой не делают привады, кроме что взроют дерн; иных бьют тогда, когда линяю, так как если они теряют перья, то бывают очень слабы; в это время обыкновенно улетают они в уединенные и необитаемые места, чтобы было безопаснее и спокойнее.[89]

Говорят, что в восточной части находится особый род маленьких диких гусей, которые имеют красно-желтую спинку, белое, серыми пятнами испещренное брюхо, белый кружок около глаз, желтый хвост и ноги.

Дикие утки в Финмархии весьма хороши пером и вкусом. Они очень малы, и черны; живут в море и реках. Лапландцы называют их скоарра.

Птиц, которых в Норвегии называют аедер фугле, в Финмархии водится такое множество, что иногда в Парзангрском заливе их в куче сидит по тысячи. Самец имеет широкий зеленый нос, перья на голове, на груди и на крыльях белые, зеленые, голубые и многих других цветов. Самка же бывает красноватой с пестрыми пятнами. Эта птица и есть та самая ендер, пух которой по причине мягкости весьма старательно ищут. Яйца их величиной бывают почти с маленькое гусиное яйцо, а цветом серо-голубоватые, желток же, хотя и не имеет хорошего цвета, но вкусом приятен. Гнезда свои делают они почти всегда в кустах, а иногда в тростнике; самка так крепко сидит на яйцах, что и при приближении человека [90] неохотно оставляет свое гнездо; она немного больше ворона, но не сильна его прогнать, когда он похищает ее детей. Мясо их для вкуса очень противно.

На берегах норвежских и финмархских, а особенно на вдавшихся в море, водится морской петух, называемый имбер; перья его черны, крик печален и ужасен; когда он раскричится, то простолюдины думают, что это предвещает бурю с юга. Он довольно велик и весом бывает от 11 до 12 фунтов, но мясо его вкусом противно. Он никогда не летает, но всегда сидит под водой так, что одна голова и шея его видны; редко находят их двух вместе; .они притом так жадны бывают, что глотают целых рыб.

Есть еще другой род морских петухов, по-норвежски лоом называемых. Они немного побольше утки и имеют длинный и островатый нос, проницательный крик, большую тонкую шею; плодятся они на маленьких островках, утесах и озерах.

Морские вороны также попадаются изредка по берегам. Они больше морского петуха, но носом на него очень похожи; почти все черны: редкие только имеют белое брюхо. Эти морские вороны иногда плавают по морю, [91] иногда же взлетают кучами на утесы, чтобы так высушить свои крылья. Когда они хотят слететь, то с великим шумом повергаются в море. С жадности глотают они рыб довольно больших, от чего мясо их и пахнет рыбой; детей своих выводят они меж учесами.

В Финмархии есть еще птица, называемая гавгест или морская лошадь: она водится далеко от берегов, но во время тумана и больших бурь прилетает к берегу.

Она кладет свои яйца на берегах Исландии; очень при том подобна морскому петуху; нос ее испещрен различными цветами, мясо пахнет рыбьим жиром, а крик писковат. Когда она летит, то распространяет прямо свои крылья; если она спокойно спит на море, то погода бывает тиха, когда же ходит по воде, то будет буря. Ниже Дронтгейма не водится уже эта птица.

Гавовре – это тоже утка Норвежского моря; голова ее голубовата, нос зеленый, ноги желтые, прочие же части черные.

Есть еще особый род красноватых птиц, величиной с утку, которые летают стадамт и очень не робки. [92]

Гаво аелдер – род уток, водящихся в Норвегии. Самец имеет светло-красную шею и длинное белое перо, хвост составляющее. Они летают стаями; крик их жалостен и сходствует весьма с произношением слова киапангла, от чего лапландцы называют их ангаланнес, а южные норвежцы в шутках англе магере; говорят у что они выводят детей на озерах и на уиесах; мясо их нехорошее.

Алкеры водятся также в Финмархии и выводят детей своих в расщелинах утесов.

Птиц, лендер называемых, в Финмархии очень много; они бывают меньше утки, имеют кривой и разноцветный нос; детей своих выводят на высоких и неприступных горах, откуда их достают большими шестами. В некоторых местах собаки взлезают на утесы и их достают для набивания подушек, их пух – самый лучший.

В Финмархии водится еще птица, известная не во всей Норвегии, называемая менсте; она немного больше утки; перья ее черные, на каждом крыле бывает по белому пятну, ноги красные и голос сиповатый. Яйца ее пестры и желток краснее кури[93]ного; они кладут их в ущелинах гор. Молодые птицы бывают сперва серыми, а после уже выцветают. Они боятся ружейного выстрела и для того, услышав его, ныряют с необычайной скоростью.

В Норвегии есть великое множество чаек. Самые большие из них серые и называются по-норвежски зилдмагеуе; они питаются сельдью. Черные крылья, желтые нос и ноги отличают их от других птиц.

Самой меньший их род называется по-лапландски зобер; большие же из них белые с голубыми крыльями, желтым носом и ногами называются по-норвежски блаамагер.

Ни один из этих родов так немногочислен, как маленькие чайки сходствующие во всем с описанными, кроме величины и черных ног; они называются по-норвежски крокке.

Они собираются стадами на горах для высиживания яиц. Они кладут их на высоких горах; при приближении человека они летают и кричат весьма несносно. В Зуертолтском мысе есть гора Зуеутголщс, на которой природа этим птицам устроила жилище; так как эта гора наполнена друг от друга на достаточном расстоянии находящимися [94] уступами, на которые они для высиживания яиц собираются стадами. Яйца, на нижних уступах находящиеся, достают большими шестами, а на верхних достать невозможно. В соседстве с ними гнездятся орлы; яйца их цветом пестрые, а желтки темнее куриных и вкусом изрядны.

Что доселе сказано о цвете перьев чаек, то разуметь следует о выросших. Молодые же обыкновенно бывают серыми с пестрыми пятнами. Для ловли их кидают лапландцы веревку в воду, к концу которой привязывают крюк. Чайки, почитая это за пищу, глотают и притаскиваются к берегу; таким образом лапландцы их ловят весьма много и продают их.

Морских ласточек, водящихся в Финмархии, есть два рода: первый обыкновенный с черным хохолком, голубой спинкой, такими же крыльями, с белым брюхом и раздвоенным хвостом; другой род весь черный и кричит беспрестанно. Думают, что их прибытие означает весну и что с тех пор сом входит в реки.

Птица киве или кивекбен принадлежит также к норвежским. Она под брюхом белая, прочие же части красные; имеет длинный хвост, острые когти и много схо[95]дного с маленькими чайками. Она водится в болотах близ моря и там выводит детей; крайне не любит людей и кидается им на лица.

На море она довольствуется выброшенным из рыбачьих лодок хлебом. Она гоняется за чайками и морскими ласточками до тех пор, пока они кинут несомую ими добычу, которую она на лету подхватывает и пожирает.

Птица самелбот получила свое название от того, что она показывается тогда, когда семлеры (так норвежцы называют норландцев) приезжают с лодками для рыбной ловли; ее также называют северо-восточной для того, что она с северо-востока в Финмархию прилетает; она немного больше воробья. Под брюхом белая, а спинку имеет красную с пятнами, нос у нее острый, а ноги до половины раздвоенные. Для чего она как на земле, так и на воде жить может. Когда ее увидят рыбаки, то думают, что будет с северо-востока буря.

Лапландцы, будучи на охоте, стреляют не только больших птиц, как диких гусей, ружьями, но и маленьких, как, например, рябчиков. Сверх вышеописа[96]нных птиц есть еще в Финмархии многие, как например дятлы, коноплянки и так далее.

 

<<< оглавление | далее >>>

© OCR Monia Rosomaha, 2012 г.

© HTML И. Воинов, 2012 г.

| Почему так называется? | Фотоконкурс | Зловещие мертвецы | Прогноз погоды | Прайс-лист | Погода со спутника |
начало 16 век 17 век 18 век 19 век 20 век все карты космо-снимки библиотека фонотека фотоархив услуги о проекте контакты ссылки

Реклама: http://mr-glushitel.ru/ volkswagen спортивные глушители. *


Пожалуйста, сообщайте нам в о замеченных опечатках и страницах, требующих нашего внимания на 051@inbox.ru.
Проект «Кольские карты» — некоммерческий. Используйте ресурс по своему усмотрению. Единственная просьба, сопровождать копируемые материалы ссылкой на сайт «Кольские карты».

© Игорь Воинов, 2006 г.


Яндекс.Метрика